Желтая линия | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Ты шутишь? — спросил я на всякий случай.

Щербатин поглядел на меня долгим, усталым взглядом, потом махнул рукой.

— Пойдем-ка извлекать ящик.

— Да-да! — обрадовалась инспектор Кох-Иль.

Мы втиснулись в ледяную пещерку, не взяв с собой пики. Мне казалось, ящик уже можно просто раскачать и вытащить.

— Ты понял, Беня? — горячо прошептал мне Щербатин прямо в ухо. — Мы вытаскиваем телепортатор! Никогда больше не заикайся, что тебе в жизни не везло.

— Какой еще телепортатор? — тоже зашептал я.

— Она сказала, рамочный. Раз — и там. Не знаешь, что ли?

— Зачем? Где там?

— Ну тебя в задницу, Беня. Хватайся за ящик.

Неважно, что мы устали, пока тянули контейнер изо льда. Зато не замерзли в ледяном склепе. Правда, пришлось еще малость помахать пикой, чтобы расширить выход и извлечь ящик. Он и вправду был тяжелый. Большой, неподъемный, с крошечными неудобными ручками по бокам. И со звездным треугольником на крышке.

Гордые собой, мы отдыхали, поглядывая на свой трофей. Кох-Иль суетилась вокруг, проверяя целостность замков.

— А ей, кажется, понравился мой халат, — шепнул Щербатин. — Гляди, как на ней сидит хорошо. Будто всю жизнь в нем провела.

— Поменяй на пару уцим, — посоветовал я.

— А еще поэт, — презрительно фыркнул Щербатин. И приветливо помахал рукой дамочке. — Надеюсь, все цело?

— Да, все очень хорошо! Этот контейнер рассчитан на удары, падения и многое другое.

— Скажите, барышня, — вежливо проговорил Щербатин. — А вас-то каким ударом в лед загнало? Тоже авария?

— Просто неточность в расчетах, — вздохнула она. — Нас телепортировали в стороне от расчетной точки.

— А где была расчетная точка?

— Сонорные локаторы определили обширные пустоты под поверхностью льда. Там мы и должны были оказаться. Но телепортация без наводящей рамки дает погрешности. Мы попали в самую толщу.

— Спасибо червяку, — усмехнулся Щербатин. — Если бы он не обрушил половину этой сосульки, мы бы вас и не услышали.

— Вы и в самом деле хотите набрать тут армию? — поинтересовался я.

— Штаб изучил статистику аварий во льдах, — охотно ответила Кох-Иль. — Здесь должно быть достаточно людей, чтобы окупить работу наборного пункта. Думаю, многие из них согласятся перейти отсюда на военную службу. Вот вы, например…

Мы со Щербатиным удивленно переглянулись.

— Мы подумаем, — пробормотал он.

— Конечно, подумайте. — Кох-Иль улыбнулась. — Теперь давайте установим рамку. Потом будем решать, что делать с вами.

Мы вскочили и ринулись разбирать ящик. Ничего сложного в этой работе не оказалось. Восьмиугольную рамку мы собрали из легких матово-серебристых панелей. Генератор — тяжелую ребристую штуковину — присоединили толстым кабелем и отволокли подальше, чтоб не создавал помех рамке. Ну, еще пульт и какие-то другие мелкие части. Раскладной стульчик, например.

Кох-Иль тут же села проверять, как все работает. Мы со Щербатиным расположились неподалеку на большом камне и умиротворенно поглядывали на нее.

— Как думаешь, куда нам лучше отправиться? — проговорил он.

— Наверно, обратно на базу, — предположил я. — Пусть ставят нас в новый экипаж.

— Не знаю, Беня, не знаю. Во-первых, хочется ли тебе снова гоняться за червями, рискуя сломать шею?

— Сам не знаю, чего мне хочется.

— Во-от. И еще боюсь, на нас повесят стоимость разбитого ледохода.

— На нас?! Мы-то здесь при чем?

— А на кого вешать? На червя? При таком раскладе, Беня, мы будем тут ишачить почти даром.

— И что ты предлагаешь?

— Бежать отсюда надо. Согласись, лучше числиться среди погибших, чем среди раздолбаев, которые угробили ледоход.

— Куда бежать?

— Понятия не имею. Спросим у дамочки, какие варианты она сможет предложить. Думаю, найдем удачный ход…

Мы одновременно посмотрели на Кох-Иль. Она ответила нам ослепительной улыбкой и сказала:

— Связь есть! Сейчас будет обед.

— О-о! — Я и Щербатин, не сговариваясь, захлопали в ладоши.

Пространство внутри рамки словно подернулось рябью, и в следующую секунду из него выпала продолговатая белая коробочка. Дамочка положила ее себе на колени, осторожно открыла и начала кушать. Некоторое время мы смотрели на нее и улыбались. Она нам тоже улыбалась. Потом наши улыбки стали какими-то натянутыми.

— Сударыня, — пробормотал Щербатин. — Простите за навязчивость, но… Когда доставят порции для нас с товарищем?

— Для вас? — Кох-Иль искренне удивилась. — Разве для вас должны что-то доставить?

— Не то чтобы должны… — Щербатин, похоже, смутился, что случалось с ним крайне редко. — Но нам тоже хотелось бы… э-э… В некотором роде немножко покушать…

— О, я понимаю, что вам нужно питаться. Дело в том, что смета не предусматривает питание посторонних. И тем более — доставку этого питания. Только я и Иль, но он уже исключен из сметы.

— Да я понимаю, — примирительно улыбнулся Щербатин. — Все получилось так неожиданно, мы тут тоже оказались непонятно как… Одним словом, положение сложилось критическое, и нам требуется помощь…

— О, я вас понимаю, — участливо заверила нас женщина. — Но я не занимаюсь разрешением критических ситуаций. Извините, я здесь совершенно по другой части.

Возникла небольшая, но тяжелая пауза.

— По другой части? — В голосе Щербатина просквозило нехорошее напряжение. — И что же нам делать?

— Питайтесь за счет собственных ресурсов. — Кох-Иль снова очень мило улыбнулась.

— Послушай, дамочка! — зарычал Щербатин. Это прозвучало как «Ты, сука!». — Каких еще ресурсов! Мы сидим тут и дохнем с голода. А ты рассуждаешь про смету.

— Все, что я могу, — она аккуратно промокнула уголки губ салфеткой, — это заказать питание за ваш собственный счет. Сейчас я проверю ваш социальный номер и…

— А у нас его нет, — развел руками Щербатин.

— Нет номера? — Она по-настоящему удивилась. — Так что же, выходит… У вас нулевое холо?

— Да, да, у нас нулевое холо! — заорал Щербатин. — Мы, два придурка с нулевым холо, битый час кололи лед и вытаскивали тебя наружу, а ты даже отказываешься нас покормить!

— Минуточку! — На щеках Кох-Иль вдруг прорезались прямые складки, она стала похожа на маленькую строгую старушонку. — Вы добровольно выполнили работы по спасению моей жизни и оборудования. Это верно?

— Да, верно! — У Щербатина от злости тряслись губы.

— Мы не заключали предварительных соглашений о материальной стоимости ваших трудозатрат, правильно? И, кроме того, ваши действия не повлекли никаких расходов с вашей стороны. Это так?

— Коз-за! — только и смог выдавить Щербатин.

— В то же время доставка питания для вас обоих имеет стоимость и влечет расходы со стороны военного ведомства. Причем формально неоправданные затраты! Таким образом, оснований для обеспечения вас питанием нет!

— Нет оснований?! А то, что мы хотим есть, — это не основания?

— Миллиарды граждан Цивилизации хотят есть, — пожала плечами дамочка. — И ни одному из них не приходит в голову вымогать еду у официальных организаций за просто так.

— Э-э, простите… — попытался вмешаться я. — Но нас обещали пожизненно кормить, как только мы прибыли…

— Да, я знаю. Вас должны кормить организации, взявшие вас на учет. Где вы состоите в данный момент?

— Не знаю, — растерялся я. — Кажется, все еще на пищевых разработках.

— Вот, — кивнула Кох-Иль. — А при чем тут военное ведомство?

— Я сейчас ее порву… — обреченно выдохнул Щербатин.

— Не советую, — хмыкнула Кох-Иль и хлопнула ладошкой по какой-то бляхе на груди. Вокруг ее тела в тот же миг пересеклись дрожащие светящиеся нити нежно-фиолетового цвета, запахло озоном. Наша новая знакомая проявила способности электрического ската.

— Нет, ты видел, а? — Щербатин задыхался от ненависти.

— Странно, что ты этому удивляешься, — безразлично ответил я. — Ты громче всех кричал, что мы тут никому не нужны, что мы ничтожества, разнорабочие, безвестные поэты и так далее.

— Но не в такой же степени! — рявкнул мой приятель.

Мне оставалось только пожать плечами. Кох-Иль тем временем выключила свою вольтову дугу, спокойно докушала, отряхнула ладошки и изучающе оглядела нас обоих.

— Вы успокоились? — сказала она. — Теперь выслушайте официальное предложение.

— Давай, только быстрее, — буркнул Щербатин. — Жрать охота.

13