МИР ПРИКЛЮЧЕНИЙ 1980 (Ежегодный сборник фантастических и приключенческих повестей и рассказов) | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

МИР ПРИКЛЮЧЕНИЙ 1980

СОСТАВИТЕЛЬ В.А.РЕВИЧХудожник В.Лыков

Дмитрий Биленкин

СОЗДАН, ЧТОБЫ ЛЕТАТЬ

Здесь, в ущельях металлических гор, было темно, тихо и немного страшно. То, что грохотало на стартах, пронизывало пространство, опаляло камень дальних миров, теперь истлевало в молчании. Рухнувшими балками отовсюду выпирали остовы давно списанных ракет. Выше, под звездным небом, угадывались купола десантных ботов и косо торчали башни мезонаторов. Пахло пылью, ржавчиной.

Под ногой что-то зазвенело, и мальчик отпрянул. Тотчас из груды металла на гибком шарнире выдвинулся, слабо блеснув, глаз какого-то кибера. И, следуя изначальной программе, уставился на мальчика.

— Брысь, — тихо сказал тот. — Скройся…

Глаз и не подумал исчезнуть. Он делал то, что обязан был делать, что делал всегда, на всех планетах: изучал объект и докладывал своему, может быть рассыпавшемуся, мозгу о том, что видит.

Полужизнь. Вот чем все это было — полужизнью. Квантовой, электронной, забытой, тлеющей, как огонь в пепле.

Мальчик не очень-то понимал, что его привело сюда. Всякая отслужившая свое время техника неизъяснимо притягательна для мальчишек. А уж космическая…

Но это не объясняло, почему он пришел сюда ночью. И почему не зажег фонарик, который держал в руке.

Среди ребят об этом месте ходили разные слухи…

Проход загораживала сломанная клешня манипулятора Мальчик перелез, сделал шаг и заледенел от внезапного ужаса: в тупичке ровно, таинственно и ярко горела огромная свеча.

Он что было сил зажмурился. Сердце прыгало где-то в горле, и от его бешеных толчков по телу разливалась обморочная слабость.

Превозмогая страх, он чуточку разомкнул веки. И едва было не закричал при виде черного огарка и круглого, неподвижного в безветрии язычка пламени.

Новый ужас, однако, длился недолго. А когда наваждение прошло и мальчик разглядел, чем была эта «свеча», он чуть не разрыдался от облегчения и стыда. Надо же так ошибиться! В просвет тупичка всего-навсего заглядывала полная луна, чей оранжевый диск по случайной прихоти, как на подставку, сел на торец какой-то одиноко торчащей балки, отчего в возбужденном сознании мальчика все тотчас приняло облик таинственно горящей свечи.

Словно расправляясь со своим унизительным испугом, мальчик поднял и зло швырнул в равнодушный лунный диск увесистую железку. Она влетела в брешь и где-то там лязгнула о металл. Вокруг задребезжало эхо. Все тотчас стало на свои места. Здесь было кладбище, огромное, восхитительное, загадочное в ночи и все же обычное кладбище старых кораблей и машин.

Мальчик зажег фонарик и уже спокойно повел лучом по земле, где в засохшей грязи валялись обломки разбитых приборов и всякие непонятные штуковины. Настолько непонятные, что невозможно было удержаться и не поднять кое-что. Вскоре карманы мальчика оттопырились и потяжелели.

Но разве он шел за этим?

Он огибал одну груду за другой, а ничего не происходило. Не о чем будет даже рассказать. Ведь не расскажешь о том, как ты испугался луны. Или о том, как на тебя смотрел глаз кибера. Подумаешь, невидаль — кибер…

Поодаль на земле что-то блеснуло, как тусклое зеркало. Лужа какой-то темной жидкости. На всякий случай мальчик потрогал браслет радиометра. Конечно, перед отправкой в пустыню активное горючее изымалось из двигателей. Но существует наведенная радиация, и какой-нибудь контур охлаждения вполне мог дать течь. Браслет, однако, был в полном порядке и тем не менее не подавал сигнала, — значит, на землю стекла смазка или что-нибудь в этом роде.

Эх! Из десятка нелетающих кораблей можно было бы, пожалуй, собрать один летающий, и хотя до шестнадцатилетнего возраста пилотирование запрещено, немножко, потихоньку, на холостой тяге… Но без горючего об этом не стоило и мечтать. Да и корабельные люки перед отправкой сюда задраивались.

Мальчик посветил вверх. Луч нырял в темные провалы, выхватывая сферические поверхности, сегменты в чешуйках окалины, изъязвленные ребра, рваные сочленения опор, путаницу кабелей, а может быть, погнутых антенн. В шевелении причудливых теней искрами взблескивали кристаллы каких-то датчиков. Иногда удавалось разобрать полустертые, будто опаленные, названия былых кораблей и ботов: «Астрагал», «Непобедимый», «Тихо Браге», «Медитатор». Все было ждущим переплавки хаосом.

В очередном тупичке мальчик обнаружил осевшую на груду покореженного металла и все же стройную башню мезонатора. Корабль, выдвинув опоры, стоял на своем шатком постаменте и казался целехоньким. В этом, впрочем, не было ничего удивительного: сюда попадали не только дряхлые, но и просто устарелые машины.

Мальчик обошел мезонатор, глядя на башню со смешанным чувством уважения и жалости. Старье, теперь такие уже не летают…

Внезапно он вздрогнул и чуть не выронил фонарик. Сам собой открылся люк корабля. Вниз, словно по волшебству, заскользила лифтовая площадка. Раскрыв рот, мальчик смотрел на все эти чудеса, и горы мертвой техники вокруг на мгновение представились ему бастионами волшебного замка, где все только притворяется спящим.

Но мальчик тут же сообразил, что в поведении корабля нет ничего необыкновенного. Никто не выключал — не имело смысла — все гомеостатические цепи. И что-то сработало в корабле, как рефлекс. Отозвалось то ли на свет фонарика, то ли на само присутствие человека. Мудреный и странноватый рефлекс, но кто ее знает, эту полужизнь!

Площадка коснулась металлической груды внизу и замерла. Долго раздумывать тут было не о чем, и мальчик полез, скользя, как ящерица, среди громоздких обломков. Из глубины веков ему безмолвно аплодировали все мальчишки на свете, такие же, как он, неугомонные исследователи.

Площадка, едва он уселся, с легким жужжанием заскользила вверх. У люка в лицо пахнул ночной ветерок. Луна, пока мальчик разгуливал и собирал железки, успела взойти и побелеть. Теперь ее свет серебрил вершины, точно скалистые глетчеры над провалами ущелий, и у мальчика перехватило дух от необычной красоты пейзажа.

Да, ночью здесь все было совсем-совсем не так, как днем!

В шлюзе, едва он вошел, зажегся свет.

— Полагается дезинфекция, — важно сказал мальчик. — Может, я с чужой планеты…

Ответа не последовало. Мальчик тронул внутреннюю диафрагму, она разомкнулась и пропустила его.

Коридор был пуст и нем. Мальчик почему-то поднялся на цыпочки и затаил дыхание. Поборов волнение, он двинулся мимо дверей, на которых еще сохранились таблички с именами членов команды. Прошел возле отсеков, где должны были находиться скафандры. Они и сейчас были там — очевидно, успели устареть вместе с кораблем. В спектролитовом пузыре шлема отразилось искаженное лицо мальчика. Целое богатство! Но сейчас он о нем не думал. Уверенно, уже как хозяин, он поднялся по винтовой лестнице.

Рубка… Здесь должна быть рубка. Мальчик прекрасно разбирался в планировке космического корабля и не тратил время на поиски. Дверь рубки подалась с тихим стоном.

Он вошел, сел в капитанское кресло. Под потолком горел только один светильник из трех. Стекла приборов припудривала пыль. На ближайшем он начертал свое имя: «Кирилл». Пульт с бесконечными клавишами, переключателями, регуляторами, сонмом шкал, глазков, паутиной мнемографиков казался необозримым. Мальчик ждал, что все это оживет, как ожил подъемник, как ожил свет, но все оставалось мертвым. Чуду явно не хватало завершенности.

Он еще немного помедлил: а вдруг? Потом поискал взглядом нужную кнопку, нашел, надавил, в общем-то не надеясь на благоприятный исход. Но сигнал на пульте «Готов к операциям» зажегся.

Итак, чудо все-таки произошло! Коротко вздохнув, мальчик поудобней устроился в кресле и стал покомандно включать блоки. Вскоре пульт уже сиял огнями, как новогодняя елка.

Не стоило продолжать, нет, не стоило. Судьба и так была щедрой, а продолжение действий сулило — мальчик знал это — одно лишь разочарование.

Но он не мог остановиться. А кто бы смог? Утоплена последняя клавиша. На матовом табло тотчас вспыхнула безжалостная надпись: «Нет горючего!»

Вот так! Счастье никогда не бывает полным.

Некоторое время мальчик угрюмо смотрел на пульт. Его плечи тонули в большом, не по росту, капитанском кресле.

— Кома-анда! — сказал он тонким голосом. — Приказываю: оверсан к Сатурну! Штурман, произвести расчет!

1
МИР ПРИКЛЮЧЕНИЙ 1980 1
Дмитрий Биленкин: СОЗДАН, ЧТОБЫ ЛЕТАТЬ 1
I 2
Кир Булычев: НА ДНЯХ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В ЛИГОНЕ: (Роман) 2
ОТ АВТОРА 2
ПЕРЕВОРОТ В ЛИГОНЕ 2
ДИРЕКТОР МАТУР 3
ДИРЕКТОР МАТУР 4
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 5
ИВАН ФЕДОРОВИЧ СОЛОМИН 5
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 6
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 6
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 6
ТИЛЬВИ КУМТАТОН 7
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 8
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 9
ТИЛЬВИ КУМТАТОН 9
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 10
ТИЛЬВИ КУМТАТОН 10
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 10
ВАСУНЧОК ЛАМИ 10
ДИРЕКТОР МАТУР 11
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 11
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 12
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 12
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 12
ДИРЕКТОР МАТУР 13
ПА ПУО 14
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 14
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 15
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 15
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 15
ТИЛЬВИ КУМТАТОН 16
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 16
ДИРЕКТОР МАТУР 17
МАЙОР ТИЛЬВИ КУМТАТОИ 17
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 18
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 18
КНЯЗЬ УРАО КАО 19
ВАСУНЧОК ЛАМИ 19
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 20
ВАСУНЧОК ЛАМИ 20
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 21
КНЯЗЬ УРАО КАО 21
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 22
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 22
ДИРЕКТОР МАТУР 23
МАЙОР ТИЛЬВИ КУМТАТОН 23
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 23
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 23
КАПИТАН ВАСУНЧОК 24
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 24
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 25
КНЯЗЬ УРАО КАО 25
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 25
КАПИТАН ВАСУНЧОК 26
КНЯЗЬ УРАО КАО 26
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 27
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 27
КНЯЗЬ УРАО КАО 27
МАЙОР ТИЛЬВИ КУМТАТОН 28
ЛАМИ ВАСУНЧОК 29
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 30
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 30
КНЯЗЬ УРАО КАО 31
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 31
ДИРЕКТОР МАТУР 32
МАЙОР ТИЛЬВИ КУМТАТОН 32
ДИРЕКТОР МАТУР 33
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 34
МАЙОР ТИЛЬВИ КУМТАТОН 34
КНЯЗЬ УРАО КАО 36
ГОСПОДИН ДИРЕКТОР МАТУР 36
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 37
ДИРЕКТОР МАТУР 37
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 37
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 38
ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ 38
ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ 39
ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ 40
Борис Володин: КАНДИДАТ В ЧЕМПИОНЫ ПОРОДЫ: (Повесть о происшествии малозначительном и невероятном) 40
1 40
2 41
3 42
4 45
5 49
6 51
7 55
Александр Кулешов: РЕЙС ПРОДОЛЖАЕТСЯ: (Повесть) 55
Глава I. ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ ДЖОНА ЛЕРУА 55
Глава II. ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ РОККО 58
Глава III. ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ АЛЕКСЕЯ ЛУНЕВА 60
Глава IV. ПОЛЕТ 64
Глава V. ЛОВУШКА 66
Глава VI. ПОХИЩЕНИЕ 69
Глава VII. РАБОТА КАК РАБОТА 71
Глава VIII. В САМОЛЕТЕ 74
Глава IX. НЕ ЛЮДИ, А ЧЕРТИ! 74
Глава X. И СНОВА ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ АЛЕКСЕЯ ЛУНЕВА 78
К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А.С.ГРИНА 80
Александр Грин: БОЧКА ПРЕСНОЙ ВОДЫ 80
Александр Грин: ОБЕЗЬЯНА 81
Александр Грин: НОЖ И КАРАНДАШ 82
II 84
Андрей Балабуха: МАЙСКИЙ ДЕНЬ: (Фантастическая хроника) 84
I 84
II 85
III 86
IV 88
V 89
VI 90
VII 91
VIII 93
IX 94
X 97
XI 99
Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий: ПОВЕСТЬ О ДРУЖБЕ И НЕДРУЖБЕ: (Сказка) 100
Георгий Шах: О, МАРСИАНЕ!: (Фантастическая повесть) 111
ПЕРВОЕ ПОЯВЛЕНИЕ МАРСИАН 111
ДЕРЖИ МАРСИАНИНА! 112
ОГРАБЛЕНИЕ ПО-МАРСИАНСКИ 113
КТО ИЗ НАС МАРСИАНИН! 114
МАРСИАНСКАЯ ПРОПОВЕДЬ 116
БОРЬБА С МАРСИАНСТВОМ 119
О СОДЕРЖАНИИ МАРСИАНСТВА 121
МАРСИАНСКИЕ ЧУДЕСА 123
ВЕСЕЛЬЕ ПО-МАРСИАНСКИ 125
ЧЕМ ДОКАЖЕШЬ, ЧТО ТЫ С МАРСА! 127
Дмитрий Биленкин: КОНЕЦ ЗАКОНА 128
Егор Лавров: ДОЖДЯ СЕГОДНЯ НЕ БУДЕТ: (Рассказ) 143
1 143
2 146
3 147
4 149
5 150
III 151
Клиффорд Саймак: ТОРГОВЛЯ В РАССРОЧКУ: Перевод с англ. Ростислава Рыбкина: (Повесть) 151
I 151
II 155
III 157
IV 159
V 161
VI 164
IV 164
Всеволод Ревич: НА ЗЕМЛЕ И В КОСМОСЕ: Заметки о советской фантастике 1977 года 164
БИБЛИОГРАФИЯ СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКИ 1977 ГОДА 169