Черепашки-ниндзя и Черная Рука | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Зыбкая почва вокруг автобуса уже не просто осыпалась, а с шумом обваливалась в углубляющиеся пустоты. Берни опять вскочил с сиденья и побежал по проходу к кабине водителя, но в этот момент автобус сильно качнуло. Песок под передними колёсами шумно рухнул и автобус накренился над пропастью. Берни едва не упал, но вовремя смог зацепиться одной рукой за поручень. Дальше продвигаться было опасно – автобус мог свалиться в бездну, которая только что открылась.

Посреди всей этой свистопляски стали подниматься острые каменные пики. Две такие пики упёрлись посередине и сзади автобуса, и он оказался висящим над пропастью. Теперь находящиеся в салоне подростки не могли сделать и движения, ибо даже шаг в сторону вызывал крен у автобуса, и тот рисковал свалиться в пропасть.

Сверху продолжали мелькать молнии, а снизу, будто из гигантского кратера вулкана, стали вырываться языки ярко-красного пламени. Все вокруг ходило ходуном, как при мощном землетрясении, и над этой огненной бездной висел школьный автобус.

Берни в отчаянии стучал ладонью по стеклу. Девушки сидели где-то сзади и всхлипывали. Слезы, будто сами собой покатились и из глаз Берни. «Только какое-то чудо может нас спасти, – думал он. – А без чуда сейчас из автобуса не выбраться и нас, верно, ждёт неминуемая гибель».

И вдруг до этого неподвижно сидевший водитель ожил, поднялся со своего места и стал у передней двери. Берни обратил внимание, что у него всё лицо было в ужасных ожогах. Его мутные желтоватые глаза, в которых отражались вспышки молний, горели неумолимым желанием крови. Внутри У Берни всё похолодело.

Человек в чёрной шляпе и красно-зелёном полосатом свитере стоял в начале прохода. Он опять смеялся. Но его хриплый смех не мог заглушить грохота обваливающейся земли и раскатов грома. Девушки в ужасе подскочили, но в этот момент автобус с угрожающим скрежетом стал резко клониться вниз. Кусок каменного столба под задними колёсами со страшным грохотом обрушился в пропасть. Каким-то чудом автобус удержался на скале. Его задняя половина зависла над пропастью. Девушки были вынуждены перебраться ближе к середине, где находился Берни.

Стоявший в проходе человек в мятой шляпе перестал хохотать. Он злобно зарычал, поднял правую руку, на которую была надета чёрная перчатка с длинными металлическими лезвиями, и провёл ею по потолку автобуса. Раздался очень неприятный скрежет.

Подростки уже давно поняли, что это не водитель школьного автобуса.

– Кто вы? – закричали девушки.

Они стояли рядом с Берни, цепляясь за поручни, чтобы не упасть.

– Что вы здесь делаете? – с угрозой проговорил Берни.

Но в ответ человек только рычал и, медленно переставляя ноги в тяжёлых ботинках, приближался к сгрудившимся в середине салона подросткам, Когти-лезвия его перчатки сверкали в отблесках ярко-красного пламени и в голубых вспышках молний. Он угрожающе клацал длинными лезвиями по поручням. Сыпались искры, приводя в ужас и без того уже до смерти перепуганных девушек. Да и Берни тоже трясся от страха.

Искажённое злобной гримасой лицо человека, покрытое чёрными струпьями, казалось ещё более отвратительным, чем в первый момент. Подростки бросились в заднюю часть салона, не обращая внимания на все увеличивающийся крен автобуса, готового сорваться в пропасть. Но машина продолжала все ещё удерживаться на весу.

Человек в шляпе приблизился к согнувшемуся Берни, который ближе всех находился к незнакомцу. Подросток в страхе закрыл голову руками, он и не думал защищаться. Человек занёс чёрную руку с железными пальцами над его головой и заревел ещё громче. В этот момент автобус с шумом сорвался со скалы и полетел вниз. Убийца успел только слегка задеть лезвиями плечо подростка.

Берни пробудился, больно ударившись лбом о спинку сиденья, стоящего впереди. В это время школьный автобус резко затормозил на остановке. Учебник географии выпал из рук Берни. Подросток недоуменно огляделся по сторонам: это была его остановка.

– Слава Богу, это только сон, – произнёс он, глубоко вздохнув.

Его одежда была влажной от пота, лоб покрылся испариной, сердце учащённо билось. Немного успокоившись, Берни поднял учебник, открытый на странице с изображением безмолвной серой пустыни, и поспешил выйти из автобуса. Он ощутил, что у него немного побаливает плечо.

Как всегда, его вышла встречать мама. Увидев сына, она ужаснулась. Сквозь прорезанную рубашку на плече Берни проступала кровь, и на коже был виден след от четырёх лезвий.

– Что это? – удивилась его мать, показав рукой на плечо.

Берни повернул голову и, увидев царапины, потерял сознание…

* * *

Как только за Джоном захлопнулись двери, он ощутил, что страшно устал. У него в голове гудело, как в улье. Ноги сами собой подкашивались. Нужно было хоть немного отдохнуть, чтобы переварить все происшедшее с ним за последние сутки. Джон подошёл к нарам и улёгся, не думая о том, что будет, когда он уснёт.

Джон закрыл глаза. Прошла минута, другая, казалось, сон не приходил. Внезапно он понял, ЧТО к нему возвращается память. Джон содрогнулся. Он весь похолодел, хотя в камере было довольно жарко.

Джон открыл глаза. «Я же не владею собой, – думал он. – Почему я не ответил сержанту, откуда я? А что я делаю в Нью-Йорке?» И тут неожиданная догадка поразила его: «Я же исполняю волю Чёрной Руки. Это по его воле я очутился тут».

Вдруг в полной тишине Джон услышал какое-то движение. Точнее, даже не движение, а как бы почувствовал кожей. Джон присел на нарах и прислушался.

Пронзительно и тонко заскрипело стекло крохотного окна, находящегося под самым потолком, и опять затихло. Подросток встал, подошёл к стене и посмотрел вверх. «Где-то уже я этот скрежет слышал, и совсем недавно», – мелькнуло в голове у Джона.

Неожиданно этот странный звук повторился снова, только теперь он раздался за спиной у Джона, там, где была дверь. Подросток обернулся и почувствовал, как по спине поползли мурашки. Перед ним стоял человек в грязном красно-зелёном полосатом свитере и чёрной шляпе. На руке у него, как всегда, была чёрная перчатка с лезвиями. Джон не мог понять, как этот человек проник сюда – ведь камера была заперта. Человек пристально смотрел на Джона. Это был Чёрная Рука – человек из сна.

– Я теперь с тобой навсегда! – хрипло произнёс Чёрная Рука.

Он медленно пошёл навстречу Джону, выставив перед собой свою руку с четырьмя когтями-лезвиями. Пятиться Джону было некуда, сзади находилась стена. Кричать было бесполезно.

Чёрная Рука подошёл вплотную к Джону, занёс над ним руку и, довольный, оскалил зубы. «Сейчас он убьёт меня этой ужасной рукой!» – успел подумать Джон. Он едва сдержался, чтобы не закричать от отчаяния.

Словно читая его мысли, Чёрная Рука прохрипел:

– Тебе никто не поможет, ты от меня нигде не скроешься!

Джон прижался спиной к стене и готов был тихо соскользнуть по ней, ожидая последнего смертельного удара, но Чёрная Рука не ударил, а только положил руку на его плечо.

– Ты должен меня бояться, я – твой страх! Я сделаю с тобой всё, что захочу, если мы не будем вместе!

Но тут за дверью раздался какой-то шум. Джон раскрыл было рот, чтобы позвать на помощь, но Чёрная Рука отпустил его плечо и поднёс правую руку с ногтями-ножами к лицу подростка.

– Тсс… – тихо произнёс он и прижал холодное лезвие к губам Джона.

Чёрная Рука своим немигающим взором смотрел Джону в глаза, и водил ножами по его лбу и щекам, пока не стих шум за дверью.

– Ты нужен мне, – снова хрипло произнёс Чёрная Рука. – Мы вдвоём должны многое сделать в этом городе. И главное…

Чёрная Рука отвёл свою ужасную перчатку от лица Джона и отошёл на шаг.

– …Мы должны найти черепашек-мутантов, – продолжил он.

Тут Чёрная Рука другой рукой, на которой кожа была вся в струпьях, сильно сжал лицо Джона. Подросток продолжал стоять, прижавшись спиной к шершавой стене, не в силах даже шевельнуться. Спасения ждать было не от кого. В этой камере, казалось, никто не услышит его криков. А вырваться живым из рук этого ужасного монстра Джон в одиночку не рассчитывал.

– У тебя есть тело, – вновь прохрипел Чёрная Рука, – а у меня есть мозг!

Он отпустил Джона и снял шляпу, обнажив покрытую струпьями и бледно-розовой обожжённой кожей голову. Чёрная Рука наклонился и, схватившись рукой за затылок, начал снимать со своей головы кожу, одновременно откинув ногой в сторону ненужную шляпу.

7