Черепашки-ниндзя и Черная Рука | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Спасибо! – ответила Эйприл и повернулась лицом к камере. – С репортажем с северо-западного шоссе специальный корреспондент новостей Эйприл О'Нил.

На экране телевизора опять появился ведущий новостей и объявил:

– После прогноза погоды наш корреспондент продолжит свой репортаж.

Черепашки повернулись к Сплинтеру.

– И что же здесь необычного? – произнёс обиженно Раф. – Учитель, вы, наверное, зря мне помешали дослушать мою любимую песню.

Его перебил Дон:

– Ты же ясно слышал, что репортаж не закончен, что после прогноза погоды Эйприл продолжит.

Сплинтер хранил молчание. Все опять уставились на экран. Наконец с прогнозом было покончено, и ведущий программы новостей опять объявил:

– А сейчас вновь Эйприл О'Нил с продолжением репортажа.

На экране появилась Эйприл.

– Что-то в ней изменилось, – заметил Мик.

– Да она же очки надела, – ответил ему Дон.

– Теперь не будет видно подведённых стрелок, – вздохнул Раф.

– Мы продолжаем наш репортаж о странном происшествии на борту самолёта «Спрингвуд – Нью-Йорк», – стала говорить Эйприл. – В трёх милях от того места, где нашли мальчика, покинувшего самым таинственным образом борт самолёта, было найдено кресло с этого самолёта. Как и мальчик, оно цело и невредимо. Поневоле у нас возникает несколько вопросов. Как могло случиться, что, упав с высоты двадцати пяти тысяч футов, мальчик остался жив, не получив при этом ни единой царапины? Почему кресло и мальчик оказались на значительном расстоянии друг от друга? И последний вопрос. Как могло случиться, что по времени катастрофа на борту совершилась ночью, а приземлился мальчик у вывески уже днём? С этими вопросами мы обращаемся к ведущему сотруднику «Службы изучения паранормальных явлений» доктору Чарльзу Уокеру.

На экране телевизора появился немолодой лысеющий мужчина, который сказал буквально несколько фраз:

– Пока мы не знаем какая сила вытолкнула кресло с пассажиром из самолёта и какие чудесные силы помогли мальчику остаться в живых после такого падения, но, я надеюсь, в скором времени мы дадим исчерпывающие ответы на эти вопросы. Не исключено, что тут задействованы некие потусторонние силы.

– Спасибо, – сказала Уокеру Эйприл.

На экране телевизора опять появился ведущий новостей и объявил:

– Это был наш специальный корреспондент Эйприл О'Нил, и сейчас она находится в нашей студии.

Слева от ведущего появилась Эйприл.

– День добрый тому, кто нас сейчас смотрит, – произнесла она.

– Ещё раз приветствую очаровательную Эйприл, – улыбнулся ведущий девушке.

– Спасибо за комплимент, – ответила она.

Черепашки и крыса были само внимание.

– Расскажи, Эйприл, чем эта история завершилась?

– Как вы видели из моего репортажа, пока никто ничего конкретного сказать не может. Назовём только факты: в самолёте есть дырка, а выпавший из самолёта мальчик остался живым и невредимым.

– Это всех нас радует, – вставил ведущий. – А что же случилось с подростком? Откуда он? Кто его родители и как его зовут?

– Очевидно он из Спрингвуда, ведь оттуда летел самолёт, – ответила Эйприл. – Но не исключено, что он может быть из другого города. Наша местная полиция запросила Спрингвуд, и там ответили, что у них в последнее время не было заявлений о пропаже. Сам юноша ничего не помнит, откуда он и куда направлялся. Только случайно мы узнали, что его зовут Джон.

– Спасибо, Эйприл, – сказал ведущий.

– И для нас нет никакой информации? – пожал плечами Лео.

– Тише ты, – крикнул на него Дон.

– Да, вот ещё, – добавила в этот момент с телеэкрана Эйприл, сделав серьёзное лицо. – Эта информация касается четырёх моих друзей и их учителя. Мальчик Джон в бреду упоминал их.

– Теперь все, Эйприл? – обратился к ней ведущий.

– Да теперь все.

Сидевшие у экрана телевизора черепашки от удивления пооткрывали рты.

– Вот вам и информация к размышлению, – сказал Сплинтер.

Он нажал на кнопку пульта. Экран телевизора погас. Учитель черепашек встал и молча прошёлся по комнате. Первым нарушил тишину Рафаэль:

– Нам же этот Джон не знаком, я думаю и он нас не знает.

– Но ведь как-то он узнал про нас, – пожал плечами Мик.

– Наверное, он нуждается в нашей помощи, – произнёс Дон.

– Скорее всего так, – согласился Лео, – я думаю, нужно об этом подробнее расспросить Эйприл. Ведь в репортаже не обо всём расскажешь.

– А что думает наш учитель, – повернул голову к Сплинтеру Раф.

Крыса в задумчивости продолжал ходить по комнате. Наконец он остановился и произнёс.

– Всё сходится.

– Что? Что такое? Что сходится? – наперебой стали задавать вопросы черепашки.

– Ты прав, Лео. Нам нужно ещё кое о чём расспросить Эйприл и тогда я объясню свои догадки. А на сегодня вы можете отдыхать. Завтра утром придёт Эйприл и расскажет всё то, что не могла передать в эфир.

На этом Сплинтер закончил свою речь и удалился к себе.

– Ну, что будем делать? – произнёс Мик, поднимаясь с кресла.

– Опять учитель что-то скрывает от нас, – сказал Дон.

– А вот мне не терпится принять участие в новом приключении, тем более, что все так таинственно, – воскликнул Рафаэль.

Он разбежался, сделал сальто и вскочил на стол.

– Опять, я чувствую, наши мускулы будут в настоящей работе, – возбуждённо кричал он, ведя бой с воображаемым противником.

* * *

Водитель автобуса, который первым увидел Джона, вызвал полицию, скорую помощь, дал интервью Эйприл, потом снова сел за руль и поехал развозить оставшихся школьников по домам.

В салоне автобуса уже осталось лишь трое ребят, среди которых был Берни Хоукс, приехавший недавно в пригород Нью-Йорка из одного северного штата. Друзей он тут пока не приобрёл, и вот сейчас, после занятий, Берни возвращался домой, сидя один на предпоследнем сидении, и смотрел в окно на однообразные жёлто-зелёные поля, которые тянулись по обе стороны дороги. Ему нужно было выходить из автобуса позже всех.

Когда автобус вынужденно остановился возле вывески, Берни вместе с водителем помогал Джону прийти в себя. Он сразу не понял, почему из-за него понаехало сюда столько полиции, машин скорой помощи и репортёров с камерами. Но вокруг говорили о каком-то мальчике, выпавшем из самолёта, и Берни подумал в этот момент: «Может быть, кто-то и выпал, но это явно не этот парень. Он бы просто разбился, наверное телевидение, как говорит мой отец раздувает очередную шумиху. А этот парень, как парень, вроде бы ничем не отличается от меня. Пойду-ка я лучше посижу в автобусе, почитаю географию, ведь завтра, вроде бы контрольную наш учитель грозился провести».

С этими мыслями подросток прошёл в глубь салона, уселся на своё место и открыл книгу на разделе «Тропики и субтропики» и углубился в чтение. Берни и не заметил, как тронулся автобус.

«Тропики и субтропики, – прочёл он в учебнике, – пояса земли с самым жарким климатом. В этих зонах много пустынь и мало рек…»

Сидя над учебником, он ненадолго задремал. Вывел его из полусонного состояния раздавшийся спереди смех. Это смеялись две подружки, имён которых Берни ещё не успел узнать. Они оглядывались на него и, о чём-то перешёптываясь между собой, громко смеялись.

Берни понял, что именно он стал объектом насмешек. Подросток вобрал в себя голову, весь как-то съёжился и опять стал смотреть в окно. Уши его горели. «Наверное, я во сне захрапел или пустил слюну, – думал он, – и это вызвало смех у глупых балаболок. Однако в салоне жарко, словно мы в тропики попали».

Берни приподнялся и попробовал открыть окно, чтобы впустить в салон хоть немного свежего воздуха. В этот момент девушки ещё раз украдкой оглянулись. Берни дёрнул за ручку форточки та не поддалась. Он ещё сильнее поднатужился, но форточка и не думала открываться. Подросток напряг все имеющиеся у него силы, дёрнул за ручку и оказался на сидении. Форточка осталась неподвижной, а девушки так и прыснули со смеха.

Сгорая от стыда за свою беспомощность, Берни опять уставился в окно, буркнув себе под нос для успокоения:

– Это стекло и не должно открываться, автобус ведь и для младших школьников, которых любой маломальский ветерок может просквозить.

Впереди показался небольшой оазис – из-за деревьев выглядывали несколько одно– и двухэтажных домов. Это была последняя остановка школьного автобуса, на которой должны были сойти хихикающие девушки и Берни. Недалеко от остановки находился и его дом.

5