Черепашки-ниндзя и Черная Рука | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Гордон Смайл внимательно выслушал подростка, немного помолчал и с напускной ласковостью попросил:

– Сядь-ка вон там! – Смайл показал на небольшой кожаный диванчик у стены.

Когда Джон отошёл, шериф сказал своему подчинённому:

– А ты, Харрис, садись за компьютер, посмотри, может безмозглый баран Крапкен нашёл какие-нибудь данные на этого сопляка.

Полицейский сел к компьютеру и попробовал включить его. Компьютер не включался. Эдди Харрис осмотрел его и увидел, что шнур выдернут из розетки. Когда полицейский подключился, на экране монитора зажглась надпись: «Я очень сожалею, но без волшебного слова вы в меня не войдёте».

Полицейский удивился: он же при загрузке ввёл пароль, единый для всех сотрудников их участка. «Да и не похоже было, что бы этот толстяк, Джек, придумывал новый пароль для входа в компьютер, – думал Харрис. – У него на это мозгов не хватит».

Полицейский ещё раз перезагрузил компьютер, введя предварительно известный ему пароль из нескольких цифр. Ранее появившееся надпись исчезла, но вместо неё появилась другая: «Я же сказал, дурак, введи волшебное слово, а ты мне свой пароль суёшь».

Эдди Харрис ужасно разозлился и раздражённо бросил шерифу:

– По-моему, Джек не только исчез, но и запорол компьютер, по крайней мере, без него или без специалиста, в машину не войдёшь! После введения нашего пароля он отказывается работать.

– А ты попробуй набрать имя сержанта, – произнёс Гордон Смайл, пытаясь разгадать тайну неожиданного каприза компьютера.

– Сейчас попробую.

Эдди Харрис перезагрузил компьютер и набрал имя: «Джек Крапкен». Через несколько секунд на экране высветилась новая надпись: «Ты, как видно, поумнел. Идёшь по правильному пути, но имя совершенно не то». Неожиданно на экране появился ухмыляющийся Джек-Ворчун, почему-то в белой форме медицинского работника. Из динамика вырвался какой-то хриплый смех. Но смеялся явно не Ворчун. Смех скоро прекратился и на экране появился кукиш, состроенный какой-то необычной рукой, – на неё была надета чёрная перчатка с огромными острыми когтями-лезвиями.

Вдруг эта перчатка распрямилась и поманила к себе смотрящих на монитор Гордона Смайла и Эдди Харриса. Те, однако, отодвинулись от экрана и оторопело переглянулись между собой.

– Что бы это значило? – помрачнел шериф.

– Я бы и сам хотел это знать! – ответил полицейский.

– Ты иди позови нашего наладчика, а я всё-таки попробую кое о чём расспросить этого шкодливого юнца, – показал Смайл на одиноко сидящего на диванчике Джона.

Эдди Харрис пошёл к выходу. А шериф подсел к подростку и тем же нарочито ласковым голосом начал беседу:

– Насколько я знаю, тебя зовут Джон?

– Да!

– И откуда ты сам?

– Я не помню.

– А кто твои родители?

– Я не знаю.

Джон уже несколько раз отвечал на эти вопросы, он действительно старался что-нибудь вспомнить, но сколько не пытался, никак не мог. Предвидя следующий вопрос, он произнёс:

– Мне нужно найти черепашек-мутантов-ниндзя, а на остальные ваши вопросы я действительно не могу ответить, сколько не пытаюсь этого сделать.

– Так, так, – произнёс шериф, почесал подбородок и подумал: «A тебя, милок, очевидно нужно было сразу полечить в дурдоме для несовершеннолетних, а после этого к нам вести».

Тут в кабинет вошёл Эдди Харрис:

– Наладчик сейчас будет.

– Очень хорошо, – ответил шериф.

Через минуту в дверях показался наладчик.

– Вызывали, шеф? – обратился он к Гордону Смайлу.

– Да. Ты иди посмотри, что там с компьютером Джека случилось.

Наладчик подошёл к компьютеру и включил его.

– А ты, – обратился шериф к Эдди Харрису, отвези мальчика в психиатрическую клинику. Я думаю, там примут во внимание и его галлюцинации, и его забывчивость.

– Есть, сэр! – полицейский кинулся выполнять приказ.

Как только Джон с полицейским вышли из помещения, наладчик воскликнул:

– Не понимаю, зачем вы меня вызывали, компьютер совершенно исправен!

Шериф в растерянности смотрел на экран и хлопал от удивления глазами.

«Наверное, на компьютер этот юный негодник действовал, – мелькнула у него догадка. – Как только тот вышел, компьютер заработал».

Ход его мыслей прервал звонок телефона. Шериф снял трубку.

– Шериф северо-западного округа Нью-Йорка Гордон Смайл слушает.

На другом конце провода раздался приятный женский голос:

– Вас беспокоит журналист из городской телекомпании Эйприл О'Нил.

– Очень хорошо.

– Как раз вы мне и нужны!

Лицо Гордона Смайла расплылось в довольной улыбке. Шериф любил лишний раз покрасоваться на экране телевизора, потому что это подбавляло ему популярности, и он стал внимательно слушать, по какому поводу сейчас звонят с телевидения.

– Вы не скажете, – опять раздалось в трубке, как продвигается дело с мальчиком, который был доставлен в ваш участок?

Лицо шерифа тут же вытянулось, улыбка исчезла с его лица.

– Вы насчёт этого сорванца Джона? – переспросил шериф упавшим голосом.

– Да конечно, – последовал ответ. – Появилась ли новая информация? Откуда он, и кто он такой?

– Очевидно, из-за него у нас был неисправен на некоторое время компьютер, и исчез один полицейский, – неохотно поделился в трубку Гордон Смайл, – а другой информацией мы не располагаем.

– Спасибо, господин шериф, – ответила Эйприл, но Гордон Смайл уже кинул трубку: он не желал больше отвечать на вопросы.

* * *

Рано утром этого же дня четыре черепашки и крыса Сплинтер собрались в одном из вагонов метро, служащем им комнатой отдыха.

– Я недавно смог-таки расшифровать древнюю рукопись, – объявил Сплинтер. – В ней было сказано, что у нас в городе появится мальчик, который упадёт сверху, и он будет знать о нашем существовании.

– А что в этом плохого? – перебил его Лео, взяв в руки нунчаки.

Сплинтер продолжал:

– Этот мальчик может принести несчастья в наш город. Особая опасность угрожает несовершеннолетним, и исходит она не прямо от этого подростка, а от того, кто укрылся в нём…

– Как это? – удивился Раф.

– Нам это предстоит ещё выяснить, – повернул к нему голову Сплинтер. – Я займусь дальнейшей расшифровкой рукописи, а вам нужно найти этого паренька, и как можно быстрее!

– Но мы тоже несовершеннолетние! – произнёс Мик, поднимаясь с кресла.

– Поэтому вам нужно быть очень внимательными! Когда его найдёте, не спускайте с него глаз! – добавил наставник.

– Где этот негодный мальчишка? Мы быстро справимся с ним, – продолжил Раф и сделал несколько движений руками, словно колотя воображаемого противника.

– Как тебе, Раф, не стыдно, – прикрикнул на него Мик, – он ведь ещё мальчик, и ты же ясно слышал, что он совершенно ни при чём.

Но тут сверху послышался какой-то шум. Первым выглянул из окна вагона Леонардо и увидел, что к ним в гости пришла Эйприл.

– Привет, Эйприл, – радостно закричал он. Девушка вошла в вагон и улыбнулась.

– Привет, Лео, привет, все остальные и уважаемый учитель Сплинтер! – воскликнула она.

– Мы вчера внимательно слушали твой репортаж, – произнёс Дон, – и если бы не учитель, мы бы так ничего не поняли.

– Поэтому я и пришла сюда, чтобы все разъяснить вам, – ответила Эйприл.

– Давай-ка обо всём по порядку, – перебил её Сплинтер.

– В общем, дело обстоит так. Как всегда, вчера утром я выехала по заданию нашей редакции новостей. Нам позвонили из аэропорта и сообщили, что прилетел самолёт из Спрингвуда.

– И что же? – не выдержал Лео.

– Так вот, звонивший из аэропорта человек сообщил, что во время полёта самолёт разгерметизировался, и из него выпал какой-то пассажир.

– Это и был тот мальчик, о котором ты сообщала в новостях? – не унимался Лео.

– Да, но тогда я этого ещё не знала и поехала с нашим оператором в аэропорт для выяснения подробностей. Приехав туда, мы действительно увидели самолёт, у которого в фюзеляже зияла квадратная дыра, достаточно большая для того, чтобы выпасть человеку вместе с креслом. Я с трудом выяснила, что выпавшим пассажиром был мальчик, но никто не мог объяснить, кто это, и как он попал на этот рейс.

– Это мы слышали из репортажа, – уточнил Мик.

Эйприл продолжила:

– На обратном пути по радиотелефону мы получили информацию, что один водитель междугороднего автобуса нашёл на северо-западном шоссе, ведущем к городу, какого-то мальчика, который, как показалось этому водителю, упал рядом с шоссе откуда-то сверху. Мы сопоставили эти два события и пришли к выводу, между ними может быть связь.

11