Арктический мост | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Александр Казанцев

АРКТИЧЕСКИЙ МОСТ

Предисловие

Инженерный проект «моста дружбы» существует. Когда-то я сделал его, веря, что людям разных стран, различных политических систем понадобится быстрое и надежное межконтинентальное сообщение. И пусть сейчас кое-кто и хмурится при всяком упоминании о мирной жизни, о тесном общении разноязычных ученых и инженеров, артистов и художников, студентов и рабочих — простых людей всего мира. Придет время, и взаимное тяготение народов сметет выдуманные «стальные» или «железные» занавесы, и тогда потребуются межконтинентальные самолеты только для пассажиров, а не для бомб, понадобятся лишь океанские экспрессы, а не авианосцы, нужен будет и Арктический мост! Это будет! За это борются все народы, ненавидящие войну. Но я больше не мог ждать, я опередил жизнь и начал строить Арктический мост… пока вместе со своими героями. С ними терпел я неудачи, изобретал, боролся, любил… А потом за своих героев, строителей мечты, выслушивал я горькие упреки и грозные обвинения. Ведь не все верили в мечту. Но я остался верен ей, верен идеям сближения материков и всеобщего технического прогресса. Пусть же читатель поверит, как и я, что будут существовать на Земле условия, когда мы с ним спустимся подо льды Ледовитого океана, в подводный док строительства «моста дружбы».

Автор

Пролог

Глава первая

ЛЕД И МЕТАЛЛ

Генерал сорвал с аппарата телефонную трубку:

— Семнадцатый мне. Я — Веков. Ну как? Держитесь? Понимаю, отлично понимаю, что вам нужно. Так держать. Останавливаться запрещаю! У меня все.

Черные лохматые брови генерала сошлись. Он стукнул рукой по рычагу аппарата и снова заговорил властным, энергичным голосом:

— Штаб мне. Кто? Докладывайте. Вы понимаете, что это значит? Равносильно прорыву фашистского танкового корпуса! Насколько понизился уровень? Катастрофа! Кто за это ответит? Где Корнев? Все едет?..

Генерал бросил трубку и встал из-за стола.

Он неожиданно оказался низенького роста. Военной выправки у него не было, но лицо с тяжеловатыми чертами было сурово, темные глаза жгли, движения — порывисты и решительны.

Раздался характерный звонок. Генерал резко повернулся к столу.

Прямой провод — Москва!

Он присел к столу и осторожно снял с крайнего аппарата трубку.

— Я — генерал-майор Веков, — четко сказал он. — Слушаю, товарищ нарком. К сожалению, сводка неутешительна. Стоим на краю катастрофы. Мороз — против нас. Уровень понижается. Понимаю, отлично понимаю… потеря сотен танков и пушек, десятков тысяч снарядов. Все понимаю, товарищ нарком. Меры будут приняты. Слушаю. Есть. Будет исполнено. Жду толкового человека, главного механика. Тотчас позвоню вам.

Генерал задумчиво положил трубку, тяжело вздохнул и на мгновение опустил голову на руки, но тотчас вздрогнул, как от выстрела, и сорвал трубку внутреннего телефона:

— Начальника транспорта мне. Кто это? Я — Веков. Где поезд? Когда же он придет, черт возьми? Остановите движение по всей дороге, гоните состав молнией. Там — мой главный механик. Выполняйте.

Генерал резко застучал рычагом аппарата:

— Штаб мне. Я — Веков. Как у вас? Понижается? Что ж вы сидите и только регистрируете уровень воды? Пасуете перед стихией? А потеря танков и пушек?.. Какой же вы, к черту, чрезвычайный штаб? Стоило создавать его, чтобы сидеть у проруби да воду мерить! Мысль нужна, новые идеи, действие, борьба! Почувствовать надо, что вы на фронте…

Генерал бросил трубку и бессильно откинулся на спинку кресла. Уголки губ опустились, веки полузакрылись. Усилием воли он отогнал минутную слабость, встал, прошелся по кабинету.

Поезд, которого так ждал генерал Веков, приближался к Светлорецку. В тяжелый год Великой Отечественной войны, во вторую ее зиму, в этом поезде ехал молодой еще инженер Степан Корнев со своим двенадцатилетним братишкой Андрюшей.

Завод, на котором Корнев работал в Ленинграде после окончания Политехнического института, был эвакуирован на Урал и вошел в состав Светлорецкого металлургического комбината, директором которого был недавно произведенный в генералы Веков. Родители Степана вместе с Андрюшей остались в Ленинграде. Отец, старый путиловский рабочий, погиб, защищая родной город. Мать, перенеся все ужасы блокады, все-таки спасла сына. По льду Ладожского озера он с группой детей был переправлен на Большую землю. Степану она написала, наказывая быть Андрюше за отца, сама же умерла в Ленинграде от истощения. Только спустя год удалось Степану Григорьевичу Корневу найти брата и съездить за ним в Акмолинск.

Теперь они ехали в Светлорецк по узкоколейке, которую еще до революции из экономии построили концессионеры вместо широкой колеи.

В замерзшем окошке вагончика Андрюша горячим дыханием протаял глазок и с замиранием сердца смотрел на округлые, первые в его жизни горы со снежной проседью лесов, на тяжелые, опушенные белым мехом лапы подступавших к поезду елей, на скованную льдом речку, похожую на занесенное шоссе, вьющееся рядом с колеей.

Но больше всего занимал Андрюшу его старший брат Степан, которого он так давно не видел. Крупный, несколько грузный для своих лет, чуть скуластый, как и Андрюша, но с тяжеловатой нижней частью лица, с густыми, властно сведенными бровями, уверенный, немногословный, он олицетворял для Андрюши силу, ум, благородство… Если бы не присущая старшему брату сдержанность, Андрюша так и сидел бы рядом с ним и держался за его большую жесткую руку. Но мальчик боялся выдать себя и наблюдал за братом исподтишка с любопытством и гордостью.

Еще бы! Ведь Степана, несмотря на его молодость, назначили главным механиком огромного металлургического комбината. Прежний главный механик, старый уральский практик, стал заместителем Степана, и Андрюша понимал, как трудно приходится брату.

Вот и сейчас, в поезде, он говорил с техником, ездившим за запасными частями к доменным воздуходувкам. Степан приказал ему еще сегодня ночью доставить части в цех. Он сам будет присутствовать при их смене. И это после долгой и трудной дороги!..

Перед самым Светлорецком поезд вошел в туннель. Стало темно, шум колес усилился и отдавался в ушах. Андрюша припал к своему глазку, но ничего не видел. Свет в вагончике не включали. Степан чиркнул зажигалкой, и все стало незнакомым вокруг. Андрюше показалось, что он совсем в другом поезде мчится по непостижимо длинному туннелю, который ведет… Куда он ведет? Степан говорил с соседом об американцах, которые никак не открывают второй фронт. Может быть, туннель как раз и ведет к американцам, и они по нему что-нибудь посылают, по дружбе… И поезд мчится по туннелю, как пуля в стволе винтовки…

И в тот же миг стало светло, снова рядом оказалась замерзшая речка, а впереди расстилалось снежное поле, — как потом узнал Андрюша, пруд, — а за ним виднелись высокие заводские трубы.

С вокзала на квартиру Степана поехали на лошади, в кошевке. Улицы были тихие и белые. Впереди вырисовывались уже близкие трубы завода и доменные печи. В морозное небо из них вырывались огненные факелы, что-то там рычало, шумело, скрежетало — непонятное, таинственное… Ведь Андрюша никогда не бывал на заводе. И в этом царстве машин, огромных, быстрых, могучих, в царстве металла, грохота, огня и движения, Степан был главным механиком, царем машин, хозяином всего оборудования. Вот бы стать таким, как Степан!..

— Щеки-то отморозил, — сердито сказал Степан.

Приказав вознице остановиться, он протянул руку к сугробу за снегом и стал оттирать брату щеки.

Андрюше было больно, но он стыдился в этом признаться.

— Во мороз! — заметил возница. — Гляди, перемерзнет Светлая до самого дна.

Степану еще не отвели заводской квартиры, он жил за перегородкой у рабочего-такелажника Денисюка, которого очень ценил за необыкновенную изобретательность во всем, что касалось поднятия тяжестей.

Алексей Денисович Денисюк был уже немолод. Он хромал на правую ногу, отдавленную еще в молодости сорвавшейся балкой. Желтые концы его пшеничных усов упрямо торчали вперед.

Он сам открыл дверь приехавшим:

— Здоровеньки булы, Степан Григорьевич! Жинка зараз самовар поставит, да с морозца лучше бы горилки…

Едва Степан и Андрюша вошли в комнату за перегородкой, а Денисюк внес чемоданы, зазвонил телефон. Оказывается, директор завода узнал, что главный механик уже приехал.

1
Александр Казанцев: АРКТИЧЕСКИЙ МОСТ 1
Предисловие 1
Пролог 1
Глава первая: ЛЕД И МЕТАЛЛ 1
Глава вторая: ТРУБА 2
Глава третья: ПРИЗНАНИЕ 4
Глава четвертая: БАК 5
Часть первая: БРАТЬЯ 7
Глава первая: ПОЛУНДРА! 7
Глава вторая: ПОСЛЕДНЯЯ ИСКРА 8
Глава третья: ОБЩЕСТВО ДРУЖБЫ МАТЕРИКОВ 10
Глава четвертая: СТАРШИЙ БРАТ 11
Глава пятая: КРУТОЙ КАМЕНЬ 13
Глава шестая: СВЕТ И ТЕНЬ 14
Глава седьмая: КРАМОЛА 16
Глава восьмая: ДВА ЛЬВА 17
Глава девятая: СТРАНА СЛЕПЫХ 19
Часть вторая: МОСТ ДРУЖБЫ 21
Глава первая: КЛЮЧИ МЕЧТЫ 21
Глава вторая: ТЕНЬ И СВЕТ 23
Глава третья: ЗАКОН ВЫГОДЫ 25
Глава четвертая: ВОЗВРАЩЕНИЕ О’КИМИ 27
Глава пятая: РЕКОНСТРУКЦИЯ МИРА 28
Глава шестая: ВКУС СЛАВЫ 30
Глава седьмая: РАСКОЛ 33
Глава восьмая: «АССОЦИАЦИЯ ПЛАВАЮЩЕГО ТУННЕЛЯ» 34
Глава девятая: ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ 36
Часть третья: ДЕРЗАНИЯ 38
Глава первая: НИ ЗА ЧТО! 38
Глава вторая: СИГНАЛ БЕДСТВИЯ 40
Глава третья: ФУДЗИ-САН 42
Глава четвертая: КАНДИДАТЫ 43
Глава пятая: ОРЕЛ 45
Глава шестая: ИСПЫТАНИЕ 47
Глава седьмая: ОПЫТ МИСС АМЕЛИИ МЕДЖ 49
Глава восьмая: НАУТИЛУС 51
Глава девятая: ЛОНГ-БИЧ 53
Часть четвертая: ПЛАВАЮЩИЙ ТУННЕЛЬ 56
Глава первая: КОНЦЕРН ПЛАВАЮЩЕГО ТУННЕЛЯ 56
Глава вторая: АРМСТРОЙ 58
Глава третья: ПОДВОДНЫЙ ДОК 60
Глава четвертая: ТУННЕЛЬ-СИТИ 62
Глава пятая: НОВЫЙ ГОД 65
Глава шестая: ВОЗДУХ 67
Глава седьмая: СНЫ — ТОЛЬКО СНЫ… 70
Глава восьмая: АКЦИИ 72
Глава девятая: СТОРОЖ 75
Глава десятая: ИСКУССТВЕННЫЙ АЙСБЕРГ 78
Глава одиннадцатая: НА ДНО 80
Часть пятая: ЛЬДЫ И ВИШНИ 82
Глава первая: ПРОРУБЬ 82
Глава вторая: КУСОЧКИ МЯСА 83
Глава третья: ОДИН 84
Глава четвертая: ОБРЕТЕННЫЙ ДРУГ 86
Глава пятая: ТАЙНА УСУДЫ 88
Глава шестая: ПРОЩАЙ, О’КИМИ! 89
Часть шестая: ДВЕ ТЫСЯЧИ КИЛОМЕТРОВ В ЧАС 92
Глава первая: ЗАГАДОЧНЫЙ ЯЩИК 92
Глава вторая: ПОСЛЕДНИЙ ШОВ 94
Глава третья: «ПОДМОСТНЫЙ КОРОЛЬ» 96
Глава четвертая: ЧЕМОДАН МУЦИКАВЫ 99
Глава пятая: ЛУНОЛЕТ 100
Глава шестая: ПОДВОДНЫЕ ГОНКИ 102
Глава седьмая: ПОБЕДИТЕЛЬ 104
Глава восьмая: ВОДА 107
Эпилог 109