Тайна острова Буяна | Страница 20 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Это был такой буран, какого мы не видели никогда — и, наверно, ещё очень не скоро увидим вновь!

Глава девятая

Зловещие незнакомцы

— Ванька! — прокричал я. Вернее не прокричал, а прохрипел, потому что рот и горло забивало снегом, стоило открыть рот. — Скорей, дай мне руку!

Но он не отвечал — он смотрел куда-то в сторону. Я проследил за направлением его взгляда — и остолбенел от ужаса.

Из перелеска на нас надвигалась темная фигура. Разумеется, во всех подробностях мы её разглядеть не могли, но было очевидно, что это здоровый взрослый мужик.

— Стой! — взвыл Ванька. — Стой, стрелять буду!

Мужик остановился. Он приглядывался к нам, держась за ствол соседней сосны. Похоже было, по тому, как он вздрогнул, что он и сквозь буран различил Ванькин наряд, хотя бы в общих очертаниях — косматый рогатый шлем, косматый нагрудник, надетый поверх мохнатого свитера волчьего цвета — в темноте и в буране этот свитер выглядел вполне как кольчуга, надетая на фуфайку из волчьей шерсти — сверкающий меч у пояса, который теперь и с расстояния в полметра выглядел настоящим и грозным, щит, висящий на ремне за плечами, лук наизготове… Достаточно, чтобы самого нормального и трезвомыслящего человека свести с ума. Ну, представьте: из бурана перед вами возникает фигура древнего викинга и грозит вам смертью. Да ещё этот викинг то ли странно маленького роста, то ли кажется таким из-за сбивающих восприятие снежных вихрей…

Мужика покачнуло. Но, кажется, он быстро оправился. Оттолкнувшись от сосны, он сделал ещё один шаг к нам.

— Ага! — услышали мы его голос, звучавший с каким-то злым торжеством. — Вас-то я и искал!

Его голос был настолько подсевшим и сиплым, что мы не могли понять, голос это «охотника» или нет. Как и лица его не могли разобрать… Но у нас было полное впечатление, что это «охотник». Во-первых, рост соответствовал. Во-вторых, где он мог так простудиться, посадив голос, как не в холодной воде, благодаря купанию, которое мы ему устроили? И в-третьих, почему он так быстро оправился от испуга? Вид у Ваньки был сейчас устрашающий, и любой, кто не встречался с ним прежде и не знал, что это девятилетний мальчик в маскарадном наряде, обязательно дал бы деру. Но «охотник»-то ведь знал, что «викинг» — всего лишь маленький мальчик!

То есть, это мысли, которые промелькнули у меня в голове. А Ванька, по-моему, вообще ни о чем не думал — у него просто сдали нервы. Издав странный звук — наполовину вой, наполовину мяуканье — он отпустил тетиву. Мужик взвыл и провалился куда-то в буран, опрокинувшись на спину. Насколько я мог судить, стрела попала ему в бок. Тут я схватил Ваньку за руку и потащил его и Фантика за собой. Фантик держала меня за ту руку, в которой был транзистор, крепко вцепившись в мое запястье.

Не знаю, сколько времени мы спускались с пригорка и добирались до подворья. Потом, когда мы сверяли и прикидывали по часам, выходило, что не больше десяти минут, но нам показалось, что это длилось целую вечность. Мы спотыкались, падали, с трудом поднимались на ноги — и чем больше спешили, тем труднее было устоять под бешеным ветром.

Внутри подворья ветер бушевал не так, хотя снег валил на всю. Но густой снег — это уже были пустяки. Мы дотопали до трапезной, не оглядываясь на снегопад добежали до очага и лишь возле огня — в который мы сразу подкинули несколько хороших поленьев — перевели дух.

— Прежде всего ставим чай! — сказал я. — И сразу же переодеваемся и сушим все мокрое. У меня полные кроссовки снега.

— У меня тоже, — сказала Фантик.

А Ванька лишь пыхтел, беззвучно развевая рот — как рыба, вытащенная из воды.

— Как ты думаешь, я его подстрелил? — спросил он наконец.

— Подстрелил, — уверенно ответил я. — А теперь переодевайся.

В итоге, оказалось, что Ванька пострадал меньше нас, потому что шлем защищал от снега лучше, чем капюшоны наших ветровок, и хотя бы его голова осталась сухой. Ванька не преминул с гордостью это отметить.

— Я всегда знаю, что делаю! — заявил он, натягивая сухие шерстяные носки. — И, согласитесь, без меня вы бы уже попали в лапы этого типа.

Мы, естественно, согласились, а потом возник другой вопрос. Нам было тепло только возле самого очага, потому что через открытый без дверей, дверной проем кухни и выбитые окна воздух гулял на улицу и обратно. Стены подворья сколько-то преграждали путь лютому ветру, но, все равно, поддувало достаточно, чтобы нам хотелось устроиться поуютней.

— Предлагаю перенести сюда лавку и использовать её как стол, — сказал я. — Если мы будем сидеть на свернутых спальных мешках, то лавка придется нам по грудь, как раз нужная высота. А стол, если его поставить стоймя на узкую сторону, как раз закроет дверной проем.

Ванька и Фантик одобрили эту идею и мы, перетащив лавку в кухню и накрыв её нашей скатертью, стали ворочать стол. Очень быстро мы поняли, что погорячились, посчитав само собой разумеющимся, что наших силенок хватит на то, чтобы перетащить и развернуть дубовый стол длиной в три метра и шириной где-то метр двадцать. Тяжесть оказалась неимоверная — как мы могли бы спокойно допереть, если бы хоть секунду подумали. Но, видно, из-за всех приключений мы периодически лишались способности просекать самые простые вещи.

Как следует попыхтев и сдвинув стол на полметра максимум, мы решили вернуться к идее, которая у нас уже возникала: занавесить дверной проем полотном палатки. Ведь главное, чтобы образовалось закрытое пространство, где могло бы циркулировать тепло (мне очень нравится слово «циркулировать», и вообще такие красивые слова, тем более, что за этим словом мне сразу видится циркуль, который проводит ровную-ровную окружность — такую чистую и точную, что глаз радуется). И вообще, полотно палатки, висящее как полог, получалось намного удобней приваленного стола, ведь сквозь него можно было спокойно входить и выходить, просто его отогнув, а со столом всякий раз пришлось бы корячиться.

Когда мы развернули полотно палатки и занавесили им дверной проем, в нашем помещении сразу стало намного теплее. И, кстати, тут снег оказался нашим союзником: он замел все остававшиеся щели в досках, которыми было заколочено окно, и получилось такая плотная изоляция, что мы могли забыть о сквозняках.

К тому времени чай уже был заварен, и мы с удовольствием выпили горячего чаю и съели по куску хлеба с вареньем.

— Представляю, как завтра придется чистить нашу лодку от снега, сказала Фантик.

— Это ещё ничего! — отозвался Ванька. — Главное, чтоб «мыло» не пошло.

— «Мыло»? — не поняла Фантик.

— Лед мелкими кусочками, который чем-то вроде кашицы закрывает поверхность воды, пока не сменится на крепкий сплошной лед, — объяснил я. По «мылу» ни пешком не пройти, ни на лодке не проехать. Пешком — это все равно, что пытаться по воде ходить, а лодка сразу вязнет в этом ледяном крошеве. Оно смыкается так, что даже моторные катера не пускает. Единственный выход — это кому-нибудь стоять на носу с багром или веслом и разгонять «мыло». Разогнал на метр, лодка этот метр прошла, и опять разгоняешь. В таком случае, мы будем ползти медленней черепахи, и единственное, что мы сможем сделать — это часа за три-четыре доползти до самого близкого берега, а там идти искать людей. Или попутную машину, чтобы довезла нас до Города, или деревню покрупнее, с телефоном, чтобы позвонить нашим, сказать, что мы живы-здоровы, и пусть они не волнуются.

— Понятно… — задумчиво кивнула Фантик. — А если и до берега не дойдем?

— Родители забьют тревогу, — сказал я. — Спорить готов, тогда отец позвонит в спасательную службу, они вышлют вертолет и заберут нас на вертолете. Но лодку придется бросить — и надеяться, что она достоит в целости и сохранности до чистой воды. То есть, до весны, если после этого безобразия опять не потеплеет.

— Как же, достоит она! — с досадой отозвался Ванька. — Ее обязательно кто-нибудь приватизирует, и тут даже не поспоришь, потому что брошенные лодки имеет право забирать первый, кто найдет. Жалко! Столько труда в неё вгрохали. И вообще, это лучшая лодка в мире. Как она сегодня шла!

— Можно предупредить в окрестных деревнях, что лодка наша, и чтобы её не брали, — сказал я. — Народ обычно с уважением относится к таким предупреждениям, ведь все знают, как много значит лодка в наших краях.

Ванька только с сомнением покачал головой.

20