Тайна острова Буяна | Страница 15 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Согласны! — хором ответили Ванька и Фантик.

— Во-вторых, наш псих и фальшивомонетчик приехал в наши края с какой-то определенной целью, прикинувшись охотником, чтобы об его истинной цели никто не догадался.

— Мы ведь считаем, что он прячется от кого-то… ну, от подельщиков своих, — сказал Ванька.

— Правильно! Но не исключено, что он, к тому же, что-то ищет. Увидев «красивые камешки», он так в них и вцепился! И ещё вопрос, почему он попросился в гости к единственной старухе на всю округу, у которой были эти камешки. Что это, совпадение? В такие совпадения как-то мало верится…

— Ну да, — кивнула Фантик. — Получается, человек прямиком идет за тем, что искал, к единственному человеку, у которого это есть.

— Вот именно! Поэтому просто логично допустить: он заранее знал, что у Никитишны есть эти камешки. Откуда он мог это знать? Учитывая, что он житель какого-то далекого города, в котором сам выговор слов сильно отличается от нашего, и что в наших краях он прежде не бывал, это и слепому ежику очевидно!

— Тогда, получается, — сказал Ванька, — узнать про эти камешки он мог только от внука Никитишны. Или от его родителей.

— Верно. Но тогда почему он не знал про крест? Что ему мешало приплыть сюда и набрать целый мешок этих камешков, все остатки креста расколоть и сложить в мешок, вместо того, чтобы выкупать у Никитишны крохотные кусочки за безумные деньги? То есть, за безумные — если бы они были настоящими? — я взвесил на ладони несколько камешков, принесенных Ванькой и Фантиком. Если считать, что у старухи было четыре камешка, и что он платил по сотне за штуку, то у нас их здесь на десятки тысяч, если не на миллион! Я имею в виду, если толкать их по одному!

Ванька и Фантик обалдело пялились на камешки, и вдруг Фантик расхохоталась.

— Так в том-то все и дело! По одному они стоят намного дороже, чем все вместе, понимаете? — она обвела нас взглядом. — Ну, сами посудите. Чем больше чего-то, тем меньше это стоит. Скажем, у нас в классе все родители скидываются и едут на какой-то склад или торговую базу всяких школьных принадлежностей, где все намного дешевле, чем в магазинах, но где все надо брать помногу. Тетрадок — не меньше ста, один и тот же учебник — не меньше пачки в двадцать штук и так далее. Ну, понятно, что одному человеку двадцать одинаковых учебников не нужно, а на класс как раз оказывается достаточно. И точно так же папа покупает сигареты блоками, в оптовом магазине, потому что блоком они выходят намного дешевле, чем брать по пачке! А вот потом, когда в магазинах все делят и выставляют в продажу по одному — один учебник, одна тетрадка, одна пачка — то цена сразу поднимается! И здесь было приблизительно то же самое! Я уверена, что у внука Никитишны этих камешков больше нет, и что, когда милиционеры приедут к нему, он им расскажет, что повстречался с каким-то «дурным дядькой», готовым уплатить безумные деньги за каждый камешек, и продал ему все камешки, и рассказал, что ещё несколько камешков есть у его бабки, но про остров умолчал, решив, что лучше он сам туда съездит, когда опять будет в гостях у бабки, и наберет ещё камешков на продажу этому «дурному дядьке», а вот если «дурной дядька» узнает про расколотый крест и съездит на остров сам, и наберет камешков, сколько ему надо, то внук Никитишны больше ничего не выручит! Обесценятся эти камешки, понимаете? Вот он и соврал мужику, будто нашел их на берегу возле деревни! Ну, а выведать у мальчика, в какой деревне живет его бабка и как её зовут — это для взрослого труда не составит! Может, внук Никитишны сам и рассказал все это «дурному дядьке» чтобы и бабка могла подзаработать! Вот!

Выпалив все это на едином дыхании, со скоростью, которой и Брюс бы позавидовал, Фантик осела, словно сдутый воздушный шарик, и потянулась к чаю и бутербродам, чтобы накачать себя по новой, а мы с Ванькой восхищенно глядели на нее. Действительно, все было яснее ясного! Любой мальчишка, поняв, что обладает сокровищами, скрыл бы от всех то место, в котором он черпает эти сокровища — от покупателя сокровищ скрыл бы наверняка! И как мы сами до этого не додумались?

— Ты права, — сказал я. — Теперь осталось понять, как внук Никитишны пересекся с «охотником», и как у них дошло до купли-продажи камешков…

— Ну, ты, Борька, даешь! — возмутился Ванька. — Ты ведь всегда был самым умным из всех нас, так чего ж ты вдруг отупел, ни фига не соображаешь! Это ж яснее ясного — на толкучке они познакомились, вот где!

Да, конечно. На меня словно затмение нашло, а Ванька был прав. На наших толкучках продают все, что угодно — мы сами раза два видели выставленные на перевернутых ящиках, среди прочего хлама, кусочки кварца, горного хрусталя, мрамора или просто камней с красивыми прожилками, которые и симпатичным пресс-папье могут служить, и для украшения аквариума очень хороши, и ещё резчики по камню их берут — стачивают основание, чтобы оно было ровным, сверху делают овальное углубление, и получаются красивые маленькие пепельницы, которые продают в десять раз дороже необработанных камней. Если внуку Никитишны захотелось, например, жвачку или наклейки-«липучки», а в кармане шаром покати, то, разумеется, он бы первым делом поперся на толкучку, со своими «красивыми камушками».

— Тогда другой вопрос — зачем этот мужик вообще приехал в наши края? сказал я, подумав как следует. — Ведь не для того, чтобы побродить по толкучкам наших городков.

— Как зачем? — Ванька все больше изумлялся моей тупости. — Сбывать фальшивые деньги! Ведь их всегда сбывают подальше от тех мест, где они изготовлены!

И это тоже было правильно.

— Во всяком случае, с внуком Никитишны он расплатился настоящими деньгами, — сказал я. — Если бы он всучил ему фальшивки, то шум бы уже давно поднялся. Впрочем, понятно. Сколько надо на жвачку или на лейблы? Рублей десять…

— На десять рублей можно много чего поиметь, — заметил Ванька. — Вон, у нас вход в дискотеку — пять рублей.

Сами мы в дискотеке ещё ни разу не были, но проходили мимо неё почти каждый день, по пути в школу и из школы, поэтому все её афиши и объявления знали наизусть.

— Угу, — кивнул я. — Допустим даже, он отстегнул парню целых пятьдесят рублей или больше. Все равно он отсчитал их мелочью, ведь понятно, что у мальчишки сдачи с сотенной не будет. И потом, если бы «охотник» дал парню фальшивку, то путь к его бабке был бы «охотнику» заказан: парень уже погорел бы с этой фальшивкой, и его родители уже предупредили бы Никитишну, что, если явится такой-то человек, с ним никаких дел иметь нельзя. Возможно, его бы у Никитишны и милицейская засада уже ждала. А ему позарез надо было получить эти камешки! И вот следующий вопрос: зачем? Ведь наверняка он разглядел в них какую-то большую ценность, иначе бы не гонялся так за ними! А опытному жулику, фальшивомонетчику можно доверять, когда он чует большой навар!

— Эх! — вздохнул Ванька. — Вот бы нам сейчас тот том детской энциклопедии, где про строение земли рассказано и про все минералы! Глядишь бы, нашли, что нам надо. А так мы как без рук…

Да, минералы, в отличие от живой природы, мы знали плохо.

— И ещё один вопрос — почему он угрожал нам, — вставила Фантик. — Ведь спокойно можно было попросить: ребята, возьмите меня на буксир и довезите до такого-то места. Разве бы мы не взяли?

— Да и вообще этот мужик ведет себя так, как будто впервые в жизни попал за город! — сказал Ванька. — Ведет себя, как будто боевиков о погонях насмотрелся! Платит фальшивыми деньгами, угрожает ружьем там, где можно просто попросить — словом, я говорю, ведет себя как в кино, а не как в жизни. Знаете, что мне это напоминает? «Последний герой боевика» со Шварценеггером — ну, этот самый, где киногерой-супермен попал с экрана в настоящую жизнь и начал все время влипать хуже маленького, потому что реальная жизнь оказалась совсем не похожей на киношную!

Мы с Фантиком рассмеялись.

— Да, очень похоже, — сказал я. — Но давайте не будем терять времени. Покажите мне крест, а заодно подсоберем дровишек. А то скоро смеркаться начнет. И по пути, на свежем воздухе, ещё раз все обмозгуем.

— Пошли! — подскочил Ванька.

— Только я надену теплый свитер, — сказала Фантик. — На улице становится все холодней, и сейчас, после того, как мы отогрелись у очага, там можно будет совсем закоченеть.

Я тоже предпочел надеть свитер, прихватил топорик, самый большой рюкзак и крепкие веревки, и мы вышли на улицу.

15