Тайна острова Буяна | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В дальних от нас углах мы разглядели колодец и небольшую хозяйственную постройку, типа каменного амбара.

— Интересно, в этом колодце есть вода? — сразу вопросил Ванька.

— Зачем нам вода из колодца, когда её в озере полно? — осведомился я. — Колодец, скорее всего, завален, а если и нет, то вода в нем будет затхлая. Кроме того, он, наверно, совсем ветхий — а полететь на десять метров вниз, если под тобой осыплется его кладка, едва ты на неё обопрешься, это, согласись, не великое удовольствие.

— Да, давайте держаться от колодца подальше! — поддержала меня Фантик. — А с чего мы вообще начнем осмотр? Я предлагаю начать вот с этого красивого терема с галереей!

— Что ж, давайте, — согласился я, хотя мне более перспективным в смысле устройства на ночлег представлялось здание трапезной с кельями.

Мы осторожно поднялись по перекосившимся и частично вросшим в землю ступенькам, вошли в архиерейские палаты. Захламлены они были здорово, но современного мусора — всяких там пластиковых бутылок и прочего — было на удивление мало. А так, в основном, битый кирпич, какие-то кованые изделия возможно, детали перил и ставней — осколки посуды. Сразу после входа находилось большое переднее помещение — холл, как сказали бы сейчас — от него шли двери в разные комнаты. То есть, были дверные проемы в разные комнаты, и судя по их величине, двери были двустворчатыми — когда они были. Налево, по всей видимости, была кухня — в ней находилась огромная печь-плита, на которой вполне можно было готовить достойные архиепископа и его гостей обеды. Чугунные дверцы топки и духовки, валялись рядом. То ли их выломали, то ли они сами отвалились. Единственно, что уцелело — это чугунная плита, положенная над топкой. На такой плите можно было вскипятить не чайник, а целый бак воды, и сварить обед на роту солдат.

— Смотрите! — показала Фантик на огромную открытую топку. — Теперь, когда дверцы нет, печка превратилась в камин. Или, вернее, в очаг, — она потопала ногой по полу. — Пол здесь каменный, поэтому вполне можно развести открытый огонь в очаге, загореться ничего не может. А на этой плите можно и воду вскипятить, и макароны сварить.

— Да, если здесь немного расчистить, то будет совсем неплохо, согласился Ванька. — Будем, как викинги или как хоббиты сидеть у очага и есть мясо!

— Ну, они-то ели мясо на вертеле, а не всякие консервы вроде тушенки, — пробормотал я. — Однако, здесь и правда можно удобно устроиться. Во-первых, над нами мощный второй этаж, так что протекать на нас не будет. Во-вторых, здесь всего одно окно, которое можно занавесить. И ни сквозняка тебе, ни брызгов дождя.

— А чем мы его занавесим? — спросила Фантик.

— Да хотя бы нашей палаткой. Я имею в виду, её брезентовым тентом. Ведь если мы остановимся здесь, то палатка нам не нужна. Приберемся — и будем спать в спальных мешках прямо на полу, время от времени подбрасывая дрова в очаг. Осталось только одно проверить…

Я достал спички, пошарил глазами, нашел какую-то старую газету в углу, зажег её и засунул в очаг.

— Что ты делаешь? — спросила Фантик.

— Проверяет, есть ли тяга в дымоходе, — объяснил Ванька, сразу понявший смысл моих действий. — Ведь если дымоход забит — осыпался, например, или птицы в нем свили гнезда — то пользоваться им нельзя. Весь дым повалит в комнату, и мы задохнемся.

К сожалению, судя по тому, что дым начал зависать и частично выползать в комнату, а не устремился в дымоход, дымоход и впрямь был забит.

— Какая жалость! — с горьким разочарованием вздохнул Ванька.

— Такая же печь должна быть в трапезной, — сказал я. — Будем надеяться, что там нам больше повезет. Пошли туда!

— Но давайте сначала осмотрим все архиерейское жилье, очень-очень быстро, а? — предложила Фантик.

Мы с Ванькой согласились, и пробежались по всем помещениям архиерейских палат. Особенно интересно было подниматься на второй этаж лестницы так причудливо извивались, такие возникали ходы и переходы, что, честное слово, целую вечность можно было бы там странствовать, если бы нас не поджимали неотложные дела. Под конец мы вышли на верхнюю галерею и оглядели все подворье сверху. Видно было далеко. Мы увидели и нашу лодку в бухточке, и дорогу к воротам, и часть берега. И само озеро просматривалось лучше некуда, довольно далеко.

— Вот, наверно, здорово было стоять здесь и смотреть, когда здесь кипела жизнь! — вздохнула Фантик.

А я заодно поглядел на крышу и трубы трапезной. Крыша, насколько я мог судить, была во вполне приличном состоянии, без больших прорех. То есть, возможно, мы даже на втором этаже сможем устроиться, если захотим. И трубы выглядели вполне нормально — во всяком случае, на обоих трубах не было ни одного отвалившегося кирпича, так что кирпичами дымоходы не забиты. Конечно, в них может быть и окаменевшая сажа, и птичьи гнезда — но тут уж не узнаешь, пока не проверишь тягу.

Тучи совсем закрыли солнце. «И наползала зловещая тьма на весь обитаемый мир…» — подумалось мне. Снежинки больше не кружились в воздухе, будто тучи копили силы. И, по моим ощущениям, с каждой минутой становилось все холодней.

Сумеречное такое было состояние вокруг, и казалось, что наступает вечер, а ведь было всего полтретьего дня.

— Пошли осматривать трапезную! — сказал я. — Кроме всего прочего, мне уже жрать хочется — просто жуть! Четыре часа на воде, управляя парусом это вам не хухры-мухры!

Насчет того, что пожрать следует, и как можно скорее, Ванька и Фантик охотно согласились со мной. Мы спустились с галереи по внешней лестнице, прошли в трапезную.

В трапезной нам повезло. В кухне при огромном зале высилась такая же печь, что и в архиерейских палатах — и тоже с оторванными дверцами. Топка у этой печи была чуть ли не метр на метр, чугунная плита поверх топки сохранилась в отличном состоянии, и пол был каменный, так что пожарная безопасность гарантировалась. И, более того, окно кухни было наглухо заколочено, и кухню освещал свет из дальнего окна зала в противоположной стене. Сквозь это окно до кухни не могли долететь никакие дождь и снег, при самом буйном ветре.

И в самом зале трапезной нас ждал приятный сюрприз. Часть длинных деревянных столов и скамей была поломана, чуть ли не в щепы изрублена, но один дубовый стол, метра в три длиной, уцелел, и одна из скамей при нем уцелела. Так что, если печка потянет, мы сможем сидеть за настоящим монашеским столом, за столом того типа, за которым сиживали и викинги, и рыцари Ричарда Львиное Сердце, и мушкетеры, и наши гардемарины… — ну, и хоббиты, конечно, вместе с королем-воином.

Что ж, оставалось только убедиться, что печка потянет. С содроганием сердца я зажег кусок бумаги, найденный в углу, и сунул его в топку, поднеся к самому отверстию дымохода…

Потянувшийся дымок тут же устремился в дымоход, не делая никаких попыток лениво расползтись по всех топке.

— Ура! — от всей души закричали мы.

— Значит, так, — я окончательно взял командование на себя. — Первым делом — собираем все куски изломанных скамей и столов, все дерево, которое подвернется под руку, и как следует раскочегариваем очаг. Потом начинаем носить вещи, и прежде всего достаем два котелка — для чаю и для макарон, зачерпываем в них воды, приносим и ставим на плиту. Вы понесете по котелку с водой, а я возьму рюкзак с продуктами. Потом Фантик будет готовить обед, а мы с тобой, Ванька, перетаскаем сюда с берега все остальное.

И работа закипела! Через пять минут в очаге плясал веселый огонь, ещё через десять оба котелка стояли на чугунной плите, начавшей раскаляться, а Фантик, следя за ними одним глазом, чтобы, когда они закипят, засыпать в один из них чайную заварку, а в другой — макароны, доставала из рюкзака бутерброды и закуски и расставляла их на столе. Мы с Ванькой тем временем таскали вещи, причем для этого Ваньке пришлось впервые за весь день расстаться с мечом, щитом и колчаном. Спасательный жилет, так стеснявший его движения, он, как и мы, снял, едва мы высадились на остров.

Вещей было немного, поэтому перетаскали мы их минут за пятнадцать-двадцать — как раз к тому моменту, когда закипели оба котелка, и Фантик, сняв один с плиты, заварила чай, а во второй засыпала макароны и отодвинула его к самому краю плиты, где чугун был раскален меньше и вода с макаронами не перекипала.

Дожидаясь, пока макароны сварятся и Фантик бухнет в них банку тушенки, мы с Ванькой собрали поближе к очагу весь деревянный хлам, который нам удалось найти в трапезной и в её подсобных помещениях. Гора получилась основательная — мы уложили штабель чуть не в полтора метра высотой. До вечера нам этого должно было хватить, даже если ещё сильнее похолодает. А может, и на все сутки хватило бы, но мы решили не рисковать, и, отдохнув после обеда, пополнить запасы дров. Беда очагов и каминов, в отличие от нормальных печек с дверцами и вьюшками, в том, что их нельзя однажды протопить, чтобы они долго потом держали тепло. Их надо топить непрестанно, иначе, едва дрова погаснут, все тепло вместе с дымом вылетит в трубу.

13