Мисс скромница | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

  — Довольны? — Она откинулась на подушки. В голове у нее стучало, сердце учащенно билось.

  — Нет. Я терпеть не могу, когда вытворяют глупости. Почему вы отказывались пить воду во время поездки по пескам?

— А почему вы не шли ко всем чертям, когда я вас туда отправляла? — по-ребячески ответила она.

  Насмешливо подняв бровь, Таир откуда-то выудил бутылку с минеральной водой и бросил ее Молли.

   — У вас хорошая реакция, — с усмешкой отметил он, когда она поймала бутылку.

  Молли присела на диване, отпила воды, потом потрясла в воздухе бутылкой.

— Видите? Я пью.

   — Человек, который шутит с пустыней, обречен на смерть.

  — А я и не просила привозить меня в пустыню! У меня не было выбора, поэтому я решила извести себя. Может быть, хотя бы таким способом мне удастся заставить вас почувствовать свою вину? — Свирепо посмотрев на Таира, она снова откинулась на подушки и застонала. От резкого движения в висках возникла ужасная боль.

  Выругавшись, Таир тут же опустился на колени у дивана:

— С вами все в порядке?

  — Не суетитесь! Вы же сказали, что я просто перегрелась на солнце, — тихо сказала она и только теперь поняла, что на ней надето лишь нижнее белье. Вскрикнув, Молли натянула простыню до подбородка и с подозрением посмотрела на Таира. -Где моя одежда?

  Он равнодушно кивнул на аккуратно сложенные на стуле вещи.

  — Я говорил, что вы перегрелись, и вас следовало остудить.

  — Кто меня раздевал? — Она с ужасом представила, что это делал сам Таир.

— Ну, допустим, я.

   — Я уверена, что раздевать Беатрис вам понравилось бы больше, — пробурчала Молли. А затем закрыла глаза, желая провалиться сквозь землю.

   — Хотите, чтобы я оценивал Беатрис и вас по десятибалльной шкале? Так вот, Беатрис получает десятку!

   — Я не просила меня оценивать! Я отлично знаю, что Беатрис намного красивее меня. Мои две сестры тоже красивые, как Беатрис. С ними я не могу соперничать. И, кроме того, мне не нужны оценки мужчин, к которым я безразлична.

  Таир с интересом смотрел на рассерженную Молли. Девушка понятия не имела, что подобными замечаниями озвучивает свои истинные чувства. Теперь он понял, почему она одевается так неброско. Подобно гадкому утенку, Молли и не заметила, как расцвела, а в семье никто и не подумал сообщить ей об этом.

   — Мне было не до развлечений. Я должен был привести в чувство упавшую в обморок женщину, вот и все, — он провел рукой по своим волосам. — Беатрис красива. Я знаю это наверняка, хотя никогда не видел ее в нижнем белье.

  Молли опустила глаза. Таир сказал о красоте Беатрис, но ни словом не обмолвился, что хотел бы видеть жену Тарика в нижнем белье. Впрочем, какая разница? Против ее красоты не устоит ни один мужчина.

   — Вы тоже очень красивая женщина, и я не видел вас в нижнем белье, — он улыбнулся. — Ну, если только мгновенье...

   — Вы отвратительны! — хмыкнула она. Неужели Таир считает ее красивой? — Так, это не вы...

   — Нет. Вас раздела Сабра. Она оказалась единственной, кто осмелился это сделать.

— Осмелился?

— Вы всех напугали, в том числе и меня.

  Она прищурилась, почти поверив в то, что он говорит серьезно.

   — Забыли, как набросились на меня с обвинениями? В племени, откуда была родом моя мать, очень высоко ценится этикет.

  Молли присела, натянув простыню до подбородка.

   — Я знаю правила этикета! — Она уставилась на его губы, отчего в груди у нее екнуло.

  Таир наблюдал, как грациозно она опустила ноги на пол. При виде измученной, несчастной Молли его внезапно охватила невыразимая нежность.

   — Сидите смирно и не двигайтесь, — велел он. — В следующий раз, когда вам захочется упасть в обморок, я могу не успеть подхватить вас на руки.

   — Я не намерена падать в обморок... А... вы брали меня на руки?!

Он посмотрел в ее широко раскрытые глаза:

   — Так и было. — Таир не понимал, чему она удивляется.

  Молли взглянула на него из-под опущенных ресниц и смущенно сказала:

   — Я полагаю, мне нужно вас поблагодарить за быстроту реакции... Я бы так и сделала, если бы не вы стали причиной моего обморока!

  Он улыбнулся, и выражение его лица смягчилось.

  — На какое-то мгновенье мне показалось, что вы перестанете быть такой суровой по отношению ко мне.

  Молли сначала хотела улыбнуться, потом поджала губы и вздернула подбородок.

  — Иногда даже вам не чуждо что-то человеческое, — она посмотрела в его глаза, и ее сердце по непонятной причине учащенно забилось.

  — Иногда даже я забываю, что вы спали с моим кузеном, — возмущенно произнес он.

  — Вы так часто упоминаете об этом, что мне лучше написать себе на лбу «Падшая женщина», — она провела пальцем по своему лбу, потом с отвращением посмотрела на грязь, оставшуюся на пальце. — Мне нужно помыться.

— Я пришлю кого-нибудь, чтобы вам помогли. Повернувшись, Таир вышел настолько быстро,

будто хотел поскорее убраться из шатра.

  — Вероятно, он боится, что ты соблазнишь его, — сказала Молли своему отражению в зеркале, поднимаясь на ноги.

  Сабра принесла еду, и Молли с удовольствием полакомилась пряной бараниной с кокосово-миндальным соусом. Оказалась, что Сабра плохо говорит по-английски, зато отлично знает французский язык. Обрадовавшись, Молли тут же принялась вести живую беседу с Саброй по-французски. Но девушка тараторила настолько быстро, что Молли поначалу не поняла, что та предлагает ей помочь искупаться.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Куда это вы намерены убежать?

  Услышав голос Таира, Молли резко обернулась. Она держала рукой отдернутый полог шатра. Ее волосы были влажными после ванны.

  Темные волосы Таира оказались взъерошены и влажны, будто он тоже недавно принимал ванну. На нем была надета белая рубашка, расстегнутая почти до пояса, и брюки для верховой езды, заправленные в сапоги.

  Молли отпустила полог, и он с легким шумом опустился на прежнее место.

  — Я никуда не убегаю, хотя очень хочу. Я просто искала Сабру.

  — Если бы вы выросли в пустыне, то не стали бы так говорить, красавица моя, — сухо сказал он.

  — Не называйте меня своей красавицей! Я не принадлежу никому.

Он одарил ее улыбкой хищника.

  — Смиритесь с тем, что отсюда не убежать, Молли.

  Его низкий голос казался подобным густому, теплому меду.

  — Это потому, что вы так решили? — Она презрительно фыркнула.

  Таир шагнул в ее сторону, и сердце Молли учащенно забилось, будто у перепуганной до смерти птицы.

— Зачем вам Сабра?

  — Я хотела попросить ее застелить мне постель. Я надеюсь, мне позволят уединиться в этом шатре на ночь?

Он остановился в нескольких шагах от нее.

  — Вам не будет одиноко ночью? — Он перевел взгляд с ее лица на диван.

  Молли судорожно сглотнула и скрестила руки на груди.

— Спасибо, мне не будет одиноко.

  — Не беспокойтесь, вам не придется защищать свою невинность. Я никогда ни к чему не принуждал женщин. Хотя вы знаете, что я способен на это и имею на это право. Кроме того, меня не привлекают женщины, одетые в такие допотопные наряды. Где вы берете эту одежду? Я прикажу Сабре принести вам другой наряд.

  — Она принесла мне одежду, но я предпочла надеть свою. И если уж мы заговорили о вкусах, то мне не нравятся.,. — при взгляде на грудь Таира у нее перехватило дыхание, — ...мужчины, которые меня похищают.

   — Считайте это небольшим приключением. Отнеситесь к происходящему философски, сосредоточьтесь на положительных моментах.

— А их разве много? Таир рассмеялся.

  — Когда еще вам представится возможность познакомиться с культурой другой страны? — Он говорил с ней тихим, соблазняющим голосом.

  — Если я захочу что-то узнать о культуре другой страны, то прочту книгу, сидя в удобном кресле.

— Есть нечто, что нельзя почерпнуть из книг. При этих словах их взгляды встретились. Молли приказала себе образумиться и опустила

глаза. Ее щеки пылали. Кожа казалась настолько чувствительной, что Молли ощущала прикосновение ресниц к щекам, когда потупила взгляд.

   — Вы явно не относитесь к тому типу людей, которые предпочитают путешествовать в комфортных условиях.

   — Если вы забыли, я здесь не в качестве путешественника.

Таир не обратил внимания на резкость ее тона:

   — Я думаю, человек должен пользоваться возможностью узнать что-то новое. Иначе он может потом пожалеть об упущенном.

9