Мисс скромница | Страница 16 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

А еще Молли никогда не забудет Таира.

  — Ведь это был хороший выход из сложившейся ситуации, — раздался его голос.

  Молли застыла. Только бы не поддаться на этот бархатный тон голоса и не прижаться спиной к его теплой и сильной груди. Этого нельзя делать! Ведь совсем недавно Молли открыто заявила о том, что никогда не выйдет замуж за Таира.

— Пустыня в самом деле красива.

— Я думал, ты испугалась ее.

  — Я начинаю ее бояться. Моя мать ненавидела пустыню... она пугала ее.

  — Но это не значит, что пустыня должна пугать тебя.

  Пустыня, возможно, и не пугает, а вот ты, Таир, именно это и делаешь, подумала она.

— Выходи за меня замуж, Молли... Закрыв глаза, она покачала головой:

— Зачем?

   — Как зачем? Ведь существуют такие понятия, как обязанность и правила.

  А еще существуют любовь и нежность, подумала Молли.

   — Очевидно, я должна радоваться твоему предложению...

   — Некоторые женщины были бы счастливы стать моими женами.

— Вот и женись на них!

— Почему ты такая упрямая?

  Молли внезапно повернулась, схватив Таира за руки.

   — Почему бы нам не остаться любовниками? Я не против стать твоей любовницей... Ведь ты этого хотел, — она увидела разочарование в его лице.

   — Ты хочешь быть моей любовницей, а женой не хочешь? Я верно тебя понял?

— Я думаю, что верно.

   — Но ты должна понимать, что это невозможно. Женщина, которая приходится сестрой будущему королю, обязана быть женой того, с кем делит постель.

  Молли в явном разочаровании всплеснула руками:

   — Я считала, что ты не признаешь все эти предрассудки и нарушаешь протокол при любой возможности. Как ты можешь жениться на той, кого не любишь? Это ты находишь правильным решением. А вот заниматься любовью с нелюбимой женщиной — это, по-твоему, неприемлемо.

— Дело не в этом...

—То есть ты хочешь сказать, что если я не выйду за тебя замуж...

—Ты либо станешь моей женой, либо мы расстаемся.

  В глазах Молли стояли слезы, когда она разглядывала Таира.

  — Бог мой, мне надоели твои ультиматумы, Таир, - тихо сказала она. — Значит, мы расстаемся.

  Не произнеся больше ни слова, Таир повернулся и ушел прочь.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

     Небольшая квартира Молли находилась в английской деревне, в пяти милях от школы, в которой она преподавала. В этой деревне были только магазинчик, почта, паб и кафе. Деревушка вот уже многие годы жила неизменной жизнью благодаря стараниям местного землевладельца. Спасибо ему, он сохранил парк, который примыкал к его особняку.

  По субботам Молли по привычке бегала в парке. Однако вот уже третью неделю она отказывалась от привычного занятия. Вместо этого Молли прогуливалась пешком, пила чай и ела булочки в кафе.

  В один из дней Молли шла в сторону главной улицы, обсаженной с обеих сторон старыми деревьями. Она размышляла о том, как в скором времени будет вынуждена изменить образ жизни, когда вдруг кто-то дотронулся до ее плеча.

  — Беатрис! — воскликнула Молли и удивленно уставилась на рыжеволосую подругу. — Что ты здесь делаешь? Ты... — она огляделась, уже ожидая увидеть своего брата.

  — Нет, не беспокойся, я приехала одна. Со мной только Сайд, — будто услышав, что называют его имя, мужчина вышел из тени дерева, — и Амид, который припарковался за углом.

  — Тебя не смущает постоянное присутствие охраны?

  — Когда-то смущало, — призналась Беатрис, — но к этому привыкаешь.

  Молли сомневалась, что когда-либо смогла бы привыкнуть к охране за своей спиной. Хотя несколько месяцев назад она сомневалась в том, что в состоянии влюбиться в арабского принца.

  Молли на краткий миг закрыла глаза, пытаясь унять кружащиеся в мозгу противоречивые мысли, которые не давали ей покоя с тех пор, как она сделала тест на беременность. Она, наверное, миллион раз повторила себе, что все в порядке и ничего не изменилось.

  Таир по-прежнему не любит ее. Если она все же согласится на этот жертвенный брак с ним, то исхода из его страны ей не будет. Молли знала, что, в отличие от своей матери, она никогда не сможет оставить собственного ребенка на воспитание в другой стране.

  И все же именно Таир — настоящая любовь всей ее жизни. У нее уже никогда не будет подобных отношений с другим мужчиной.

  Не надо об этом думать! Подобные размышления приводили ее только к сильной головной боли. Молли немного запоздало улыбнулась, приветствуя Беатрис, и почувствовала, как у нее начинает снова болеть голова.

— Ты выглядишь потрясающе, Беатрис.

  Это было правдой. Обнимая цветущую принцессу, Молли почувствовала исходящие от нее удовлетворенность и спокойствие, обретенные с материнством.

  Она не удивилась, когда Беатрис не ответила на ее комплимент. Молли знала, что выглядит несчастной.

  Иногда по утрам она с трудом вылезала из постели. Коллеги по работе поверили ее рассказам о том, что у нее проблемы с желудком, которые возникли после летнего отпуска. Однако Молли понимала, что рано или поздно все обо всем узнают.

  — Материнство идет тебе на пользу, — прибавила она. Беатрис действительно выглядела очень хорошо после родов.

  — Ты не видела меня в ночные часы кормления, когда я страдаю от недосыпа.

  — Ну, тебе отлично удается скрывать свою усталость. Как ребенок?

  Беатрис при упоминании о своем ребенке просияла.

   — Он роскошный и уже дает понять, что станет вундеркиндом, как его тетушка Молли.

   — Я бы никому не пожелала становиться вундеркиндом. Хотя у вас с Тариком все дети будут очень умными, —затем Молли, не желая показаться ищущей утешения особой, решила переменить тему разговора. - Ты так и не сказала, что здесь делаешь. И где твой великолепный ребенок?

  — Я оставила его с Тариком в Лондоне. Я в первый раз оставила их одних, и чувствую себя как-то странно, — призналась Беатрис. - Но я хотела немного поболтать с тобой наедине, Молли.

Молли устало нахмурилась:

— Со мной?

— Во-первых, как поживает твой отец? Молли улыбнулась:

— С ним все в порядке.

  Приехав домой, Молли обнаружила, что ее отцу уже сделали операцию на сердце. С одной стороны, слава богу, что все прошло удачно. Но с другой... Почему все произошло так быстро? Он ведь стоял в очереди на плановую операцию!

  Ее сестры также оказались обескуражены. Они встретили Молли в аэропорту, но не смогли толком объяснить, отчего их отец внезапно оказался первым в очереди на столь сложную операцию.

  Роузи предположила, что это произошло по инициативе какого-нибудь правительственного органа здравоохранения. Правда, она так и не смогла вспомнить фамилию представителя этого мистического органа здравоохранения, а Сью слишком раздраженно отвечала на расспросы Молли.

   — Зачем ты расспрашиваешь нас об этом? Какая разница, кто стал инициатором? Самое главное, что папе лучше. Теперь ему не придется несколько месяцев ждать, прислушиваясь к своему организму в ожидании очередного сердечного приступа. Ты еще не видела клиники, Молли! Она современная, да и персонал отличный.

  Когда Молли отправилась навестить отца, она обнаружила, что сестры ничего не преувеличивали. Частная клиника была расположена в лесу и оказалась роскошной, будто пятизвездный отель.

  Едва увидев здание клиники, Молли поняла, что именно произошло. И вскоре получила тому доказательство.

  В клинике ей сказали, что ее отец находится в ней как частное лицо, Но отказались назвать имя человека, который оплатил его лечение. Разве у Молли могли остаться сомнения относительно того, кто именно это сделал?

  И теперь, взяв Беатрис за руку, Молли сжала ее в знак признательности.

   — Спасибо тебе и Тарику за то, что организовали лечение моего отца. Я уверена, что отец в любом случае выздоровел бы, но ждать операции столько месяцев было бы трудно.

  Молли почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Последние дни она вообще плакала по любому поводу. Смахнув слезы, Молли хрипло сказала:

   — Я понимаю, что Тарик хотел оставаться анонимным лицом, но ты можешь поблагодарить его за меня?

  Беатрис уныло посмотрела на нее, потом ответила:

   — Ты считаешь, что операцию твоему отцу организовал Тарик?

— Разве нет?

— Он мог бы это сделать, я уверена, но в то время ему было ни до чего. Ведь я тогда только родила...

Молли удивленно покачала головой:

16