Мисс скромница | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

   — Ты когда-нибудь прислушаешься к тому, чего хочу я?

   — Некоторым женщинам польстило бы предложение стать моей женой.

— Я не из их числа, — она покраснела.

— Моя жена...

   — Ты выглядишь смешным, — она вздернула подбородок.

  Ее ребячество и отказ признаться в том, что сложившаяся ситуация совсем не из легких, начинали утомлять Таира.

   — Тебе пора повзрослеть, Молли. Мы оба не хотим этого брака, но в жизни у всех есть обязанности. Ты думаешь, что я очень хочу на тебе жениться? — внезапно выкрикнул он, тем самым показывая, что и его сдержанности есть предел.

   — Спасибо! Но несколько минут назад мне показалось, что ты не из тех мужчин, которые делают что-то против собственной воли!

Таир почувствовал раздражение.

   — Я и не предполагал, что так получится! Я всегда считал, что женюсь только по политическим и экономическим соображениям, выгодным для моей страны...

   — Семейная традиция? Как мило... — поддразнила Молли. — Не хотела бы я подобной жизни. Знаешь, что я думаю? — проворчала она, когда он снова притянул ее к себе и уложил на диван.

— О чем ты думаешь, Молли Джеймс?

  Таир смотрел в ее рассерженные глаза цвета янтаря и чувствовал, как в нем вновь закипает страсть.

   — Я думаю, что ты переспал со мной только затем, чтобы заставить меня забыть моего прежнего любовника... которым ты считал Тарика. Ты ведь заранее знал, что одним похищением все не закончится.

— По-твоему, я настолько хороший любовник? Она покраснела, к горлу подкатил ком.

   — Перестань издеваться надо мной! Ты отлично знаешь, какой ты любовник. — Любая женщина, переспавшая с Тариком, была бы обречена всю жизнь сравнивать своих любовников с ним.

Насмешливость в его взгляде исчезла.

   — Если бы ты не захотела, я не смог бы удивить тебя, — он осторожно коснулся ладонью ее подбородка и покачал головой. — Мы отлично подходим друг другу, Молли, а это редко бывает.

   — Хватит! Мы просто занимались Сексом... Я не выйду за тебя замуж только потому, что ты решил соблюдать какие-то там традиции. Вот Тарик рассуждает совсем иначе. Он современный человек, а не такой дикарь, как ты.

   — Ты считаешь меня дикарем? Не хочешь выходить за меня замуж потому, что я не обучен европейским манерам?

   — Манеры здесь не при чем. Я думаю, что, если бы не сказала тебе о своем родстве с Тариком, то отношения между нами превратились бы в однодневную интрижку.

   — Так в этом все дело? Думаешь, что я хотел завести с тобой короткую интрижку? Считаешь, что я быстро распрощался бы с тобой?

— А разве нет?

Он отрицательно покачал головой.

   — Я не намерен прощаться с тобой, — он провел пальцем по ее щеке. — Ты думаешь, мне достаточно одной такой ночи? Мне всегда будет тебя не хватать, красавица моя. Признайся, Молли, ведь и ты не хочешь, чтобы я уходил от тебя?

  Молли подумала, что Таир говорит обо всем этом только потому, что хочет заставить ее выйти за него замуж.

— Я не стану твоей женой!

  И тут же, вздохнув, она прижалась щекой к его ладони. В глубине души Молли понимала, что лжет самой себе, говоря о нежелании выйти за Таира замуж.

   — Мне тоже всегда будет тебя мало, Таир, — тихо призналась она.

  Молли увидела, как во взгляде Таира появилась страстная смесь удовлетворенности, уверенности и нежности.

  Он наклонился к ней и поцеловал в губы. Молли обхватила его за шею и страстно ответила на поцелуй.

   — Я думаю, что до утра мне хватит времени, чтобы переубедить тебя, красавица моя.

— Не уверена...

— После таких слов я должен это проверить.

   — У тебя не получится заставить меня выйти за тебя замуж!

  Хрипло рассмеявшись, он снова поцеловал ее в губы.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

     — Ты уже проснулась? Жаль. А я хотел сам разбудить тебя.

Таир и Молли всю ночь занимались любовью, после чего она крепко заснула. Она даже не почувствовала, как Таир поднялся с постели.

  Услышав голос Таира, Молли не повернула головы. Она лежала, завернувшись в шелковую простыню, а ее волосы, разметавшись по подушке, закрывали ее лицо.

   — Если ты так хотел меня разбудить, почему тайком выбрался из постели? — спросила она.

   — Я не выбирался тайком, просто ты слишком крепко спала. Признаюсь, мне не хотелось покидать тебя, но нужно было решить кое-какие вопросы...

   — Ну ладно, — Молли посмотрела на него, и в груди у нее сжалось — Таир выглядел потрясающе! — А где моя одежда?

— Ее вернут тебе после того, как выстирают. Молли присела и выпрямилась. Он шутит?

   — А во что я оденусь сейчас? — спросила она. — Или таким способом ты обращаешься со всеми своими женщинами? — Молли посмотрела на свои босые ноги. — Ты предпочитаешь, чтобы женщина была босой и всю свою жизнь торчала у кухонной раковины?

— Кухня здесь не при чем.

   — Кухня, постель — какая разница? Ты отлично знаешь, что я имею в виду, — Молли глубоко вздохнула — после встречи с Таиром ее жизнь круто изменилась. Она поспешно прибавила: — Я не из тех женщин... Я не твоя женщина, потому что принадлежу только себе! И я — личность.

— Ты — моя женщина и станешь моей женой. От этих слов в груди Молли екнуло.

— Да ты настоящий шовинист!

— Ты тоже шовинистка, Молли-Скромница.

   — Нет, все-таки объясни: почему ты решил, что я хочу выйти за тебя замуж?

   — Потому что прошлой ночью ты была очень страстной, — Таир хрипло рассмеялся, и Молли покраснела еще сильнее. — Вот твоя одежда.

   — Я не могу это надеть, — она оглядела стопку аккуратно сложенной одежды ярких тонов. — У тебя найдется что-нибудь...

   — В бежевых тонах? — Он насмешливо улыбнулся и покачал головой. — Бежевой одежды не найдется.

   — Чем тебе не нравится бежевый цвет? — возмущенно спросила Молли. — Некоторые мои самые любимые вещи именно такого цвета.

   — В этом я не сомневаюсь, — сухо ответил он. — Но у нас нет одежды в бежевых, серых или грязноватых тонах. Так что либо ты наденешь то, что я предлагаю, либо вообще останешься голой!

— Это ультиматум?

  Таир посмотрел в ее рассерженные глаза. Он терпеть не мог в женщинах агрессивность. Но в случае с Молли ему почему-то приходилось по душе ее упрямство.

— Ты всегда была такой упертой? — спросил он.

   — Меня воспитали так, чтобы я не подчинялась приказам эгоистичных людей.

Он раздраженно цокнул языком.

   — Я ничего тебе не приказываю, а просто пытаюсь одеть тебя.

  По правде говоря, Таир больше привык раздевать женщин, нежели одевать.

   — Я надену то, что считаю нужным, — продолжала протестовать Молли.

Взяв одну из тонких шалей, он выгнул бровь:

— Ты наденешь либо это, либо ничего. Поджав губы, Молли вызывающе уставилась

на него:

— Я не надену ничего.

Он равнодушно пожал плечами:

  — Ладно. Я соглашусь с твоим решением, но среди бедуинов могут найтись те, кому не слишком понравится, если ты станешь разгуливать голой.

  — Ты знаешь, что я не намерена разгуливать голой! — От ярости она покраснела.

  Таир посмотрел на линию ее щеки, потом на губы.

  — У мужчин могут некстати разыграться фантазии при твоем появлении перед ними нагишом, — продолжал иронизировать он.

  — Я не намерена ни перед кем разгуливать нагишом!

  — Надеюсь, — произнес он. — Но думаю, что передо мной тебе понравится ходить обнаженной.

  Открыв рот, чтобы ответить, Молли увидела страсть во взгляде Таира и не произнесла ни слова.

— У вас, мужчин, только одно на уме!

  — Насколько мне известно, ты говоришь не на основании собственного опыта.

  — Это потому, что у меня до тебя не было мужчин?

  На его лице вновь промелькнула тень раздражения.

  — Перестань одеваться, как серая мышка! — Таир внимательно посмотрел на Молли. — Почему ты постоянно принижаешь свои достоинства? Зачем прячешь красоту под жуткой одеждой и делаешь ужасную прическу, скрывая свои роскошные волосы? А по поводу того, что у мужчин только одно на уме... Да, в этом есть доля истины. Мы запрограммированы на то, чтобы восхищаться красивой женщиной. Ты самая роскошная из тех, кто у меня был. Кроме того, я никогда не вступал в интимные отношения с девственницами. Ты первая. А теперь я выйду, а ты одевайся.

  Произнеся это, Таир вышел из шатра, а Молли смотрела ему вслед, открыв рот от удивления.

  Украшенный бусинами подол шелкового платья чувственно раскачивался при каждом шаге Молли. Ткань платья была очень приятной на ощупь. Молли казалось, что у нее разыгралось воображение, так как она чувствовала, что в этом платье шагает совсем по-другому и ее походка стала сексуальнее. Возможно, это произошло из-за платья, которое помогло ей осознать собственную женственность?

11