Лунные прядильщицы | Страница 45 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Я улыбнулась пустым глазам и положила еще один кирпич на стену невинности, которую пыталась возве­сти. «Сегодня утром мы сняли несколько великолепных кадров в горах. Думаю, ваша сестра на мельнице пол­учит приз. Она сказала, что была кинозвездой?»

Трудно удерживаться и не смотреть на дверь. За ней снова говорит София, странно подвывая. Стратос зами­гал и возвысил голос: «Да, сказала. Полагаю, она вам показала мельницу. – Звуки стихли до шепота. Тони заговорил мягко и настойчиво. – Надеюсь, вам было интересно», – сказал вежливо Стратос.

«О, очень. Только жаль, что я не видела, как она работает. Но полагаю, это происходит только, когда кто-нибудь хочет смолоть зерно?»

«Возможно, это будет еще до вашего отъезда». Уклон­чивый голос, глаза вдруг оживились и стали присталь­ными и осторожными.

Ясно. У него еще не было времени подумать, оценить то, что случилось. Тони сказал ему, что Колина больше нет на мельнице. София, сбитая с толку и, несомненно, напуганная тем, что обнаружила нож Джозефа в моем кармане, пришла на совещание. Ее встретили сердиты­ми обвинениями и переоценкой ситуации. То, что я слышу за дверью – конец бурной сцены. И, несомнен­но, Стратос потрясен. Смущен, встревожен и очень бли­зок к тому, чтобы быть опасным, но пока осторожность сдерживает его. Еще не готов бросаться в открытую драку. Ему нужно время, чтобы подумать. И все, что ему нужно от меня в данный момент – это убедиться в двух вещах. Во-первых, что ничего не дало мне повода подозревать и поэтому представлять опасность. Во-вторых, как следст­вие, что я готова спокойно оставаться в Агиос Георгиос под его присмотром, пока мой отпуск не подойдет к естественному концу. Одно предполагает другое. Я только надеялась, что мой ответ удовлетворит его.

Довольно спокойно я сказала: «Если она будет рабо­тать, надеюсь, вы дадите мне знать».

Я снова ему улыбнулась и повернулась, но он сделал легкое движение, словно останавливал меня: «Скажите, мисс Феррис…»

Его прервали. Открылась дверь, и вышел Тони. Очень тихо закрыл за собой дверь и встал, облокотившись на косяк, как всегда свободно и изящно. Курит, сигарета торчит в углу рта. Не улыбается и не приветствует меня и, когда заговорил, не взял на себя труда вынуть сига­рету изо рта. «Спрашивал мисс Феррис о рыбалке?» – сказал он.

«О рыбалке? – Голова грека быстро повернулась, и мужчины встретились взглядами. Затем Стратос кив­нул. – Только что собирался. – Он повернулся ко мне. – Вы раньше просились на рыбалку».

«На рыбалку?» – Теперь была моя очередь быть оза­даченной.

«Вы сказали, что хотите пойти на рыбалку, разве не так?»

«О. Да. Конечно».

«Не хотели бы отправиться сегодня вечером?»

«Сегодня вечером?» – На какой-то момент у меня отнялась речь и пропали мысли. Мозг легок и пуст, как пузырь. Затем я поняла, что надо сказать. Что бы он ни подозревал, что бы он ни пытался узнать, остается только доказать эти два факта ему тотчас же. «Ну, я бы очень хотела! Большое спасибо. Вы имеете в виду рыбал­ку с фонарями?»

«Да».

«Но караван лодок уже ушел».

«О, вы видели? Я не пойду с ними. Я говорил, что хожу на рыбалку для удовольствия, а не для пищи. Рыбачу у берега. Так вы пойдете?»

«С восторгом, – сказала я энергично. – Но как на­счет Фрэнсис?»

«Я говорил с ней. Она не хочет».

«А, понимаю. Тогда…»

«Я пойду на рыбалку с вами». Тони наконец вынул изо рта сигарету и улыбнулся. Глаза пусты и холодны. Я в ответ тоже улыбнулась. Теперь я была уверена, что они не собирались упоминать о ноже, и облегчение сделало меня подлинно веселой. «Правда? Будет смеш­но! Почему-то я не думала, что лодки ваше хобби».

«О, нет. Но этой прогулки я не пропустил бы ни за что на свете, дорогая. Могу составить Стратосу судовую команду».

«Нет необходимости». Грек ответил грубо. Большие руки резко перекладывают бумаги на столе, на виске пульсирует вена, как раз там, где начинают расти воло­сы. Что-то странное происходит.

Если Тони захотел пойти на рыбалку, чтобы тщатель­но следить за своим союзником или просто помочь ему в любых планах в отношении меня… «А завтра вы пойдете?» – спросила я.

«Завтра ночью?»

Я облизнула губы, переводя взгляд с одного на друго­го с видом извинения. «Дело в том… Если вам все равно… Думаю, честно, сегодня я немного устала. Долго гуляла, и сейчас, после плотного обеда, меня клонит ко сну. Так пойдете завтра вечером?»

Небольшая пауза. «Возможно».

«Тогда вы… да, думаю, я бы хотела оставить это до того времени, вам ведь все равно?»

«Конечно. – Изо всех чувств труднее всего прятать облегчение, и думаю, в жесте, которым он одобрил мое предложение, было именно это чувство. Теперь он во мне уверен. Улыбнулся: – В любое время лодка в ва­шем распоряжении».

Я задумалась. Не будет вреда, если его уверенность увеличится. «Есть одна вещь, которую я хочу предло­жить, мистер Алексиакис. Помните, вы говорили, что мы предпримем прогулку на „Эросе“. Ну, я очень хоте­ла бы знать, можно ли его нанять скоро? Чтобы совер­шить прогулку вдоль берега в ту сторону?.. – Я неопре­деленно помахала рукой на запад. – Туда, где была древняя пристань? Дело в том, что я нашла растение на развалинах, которое очень взволновало кузину. Она говорит, что это критская душица, вы ее знаете? – Он покачал головой. – Ну, Фрэнсис хочет увидеть, как она растет, и сфотографировать, но слишком далеко, и труд­но идти по тропе. По-моему, будет довольно весело предпринять морскую прогулку. Может, пристанем у старой пристани, затем мы пойдем вглубь до церкви. Не может быть, чтобы это было далеко, я видела море оттуда. Тогда она увидит, как растет душица, и сфотог­рафирует. И я бы сама хотела сделать несколько сним­ков церкви и пристани. Вы думаете, мы сможем это сделать? Мы не спешим, – закончила я. – Подойдет любой день, когда вам не нужен каяк».

«Конечно, – сердечно сказал он. – Это хорошая мысль. Сам вас отвезу. Только скажите заранее, когда пожелаете отправиться. А что касается рыбалки с фонарями… это решено? Завтра вечером?»

«Да. Спасибо, буду мечтать о ней».

«И я тоже, – сказал, улыбаясь, Стратос, – и я тоже».

На сей раз он не пытался удерживать меня. Я пошла к Фрэнсис, которая под тамарисками пила кофе. Их сучья воздушны, как облака. За ними было темное шепчущее море и темное чистое небо. Ночь без луны. Я вспомнила, как вена пульсирует у Стратоса на виске, и подумала об убийстве, которое давит на его сознание. И о Тони. И о себе, в море, в маленькой лодке, с ними, одной в темноте… Я вообще-то не задумывалась, что он собирался сделать и действительно ли я выиграла пере­дышку до завтра. Я только знала, что где-то в море в этой же темноте плавает каяк без огней с Марком на борту, и что бы то ни было, мы с Фрэнсис должны выбраться отсюда сегодня.

Каменные ступени успокаивающе молчали у нас под ногами. Где-то залаял пес и замолчал. Море слабо мур­лыкало под ветром с берега. Дикость темноты. Огром­ное, спокойное создание, которое дышит в ночи. «Если можешь, придерживайся скал, – выдохнула я Фрэн­сис. – Галька будет шуршать».

Мы шли вдоль отшлифованного края скалы, где ков­ры ледяных маргариток глушат шаги. Ночь настолько темна, что массивные продолговатые очертания отеля едва заметны. Он был бы совсем невидим, если бы не был выкрашен в белый цвет. Ни огня. Дальше внизу деревни тоже густая темнота, только два огонька с булавочную головку показывают место, где кто-то все еще не спит. Очень слабое мерцание церкви намекало на лампады, которые горят перед иконами всю ночь.

Мы шли на ощупь, ужасно медленно. А хотелось за­жечь фонарь и спешить, спешить… Волей-неволей мы оказались на гальке. Она шумела, как град, под осторожными шагами. После бесконечных скольжений я остано­вила Фрэнсис. «Подожди. Послушай». Мы ждали, стара­ясь услышать что-нибудь, кроме собственного дыхания. Преследователей. Ничего. Только дыхание моря.

«Ты уверена, что не будет луны?» – прошептала Фрэнсис.

«Наверняка». Небо бархатно-черное, вуаль облаков мед­ленно движется от Белых гор. Позже его усеют звезды, но сейчас оно черное-черное, и утешает тех, за кем охотятся. Лунные прядильщицы сделали свою работу. Где-то там, за черным горизонтом, утонувшая луна ждет, чтобы пря­дильщицы распустили свои нитки и протянули свет до­рожкой к берегу. Но не сегодня. Я снова коснулась руки Фрэнсис, и мы продолжили наш путь.

45