Кобра под подушкой | Страница 16 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Пимброк скривил рот, но промолчал. У Лилиан появилось на лице виноватое выражение. Она предложила гостям кофе и снова затараторила о Москве — о том, как ездила к советской гадалке, живущей на окраине Москвы в собственном деревянном особняке. Гадалка предсказала ей, что у нее будет добрый толстый муж и трое детей.

— Очевидно, ваш муж будет похож на Мухина, — сказал Пимброк. — И он будет рассказывать вам по ночам о рыбной ловле в России.

Лилиан покраснела и бросила взгляд на Эймза. Тот, держа в руках чашку, внимательно рассматривал икону.

— Наверно, его вызвали в посольство, — сказала Лилиан.

— Он вам рассказывает о своих делах?

— У нас есть много других, более интересных тем. Но он сказал мне, что скоро уедет и на смену ему прибудет другой корреспондент.

— Когда приедет? — спросил Эймз.

— Недели через две.

Пимброк поинтересовался:

— Как поживает его флейта для заклинания змей? Помните, вы рассказывали нам… Испробовал ли он ее на живом экземпляре?

Лилиан улыбнулась.

— До моего отъезда у него не было змеи. Может быть, достал после… Надо попросить его, чтобы показал нам свое искусство.

Мухин так и не пришел, хотя его прождали до полуночи. По дороге домой Пимброк спросил у Эймза:

— Насчет приказа немецкого командования правда?

— Да, об этом говорили в штабе. Через несколько дней немцы начнут на Востоке большое наступление — «операцию Цитадель». Долго готовились. Получится не совсем хорошо…

— Русские не выдержат?

— Речь идет о другом. Недавно Черчилль послал русским телеграмму о том, что немцы отсрочили свое наступление на восточном фронте, потому что ждут удара со стороны англичан и американцев. Выходит, что Черчилль соврал. Немцы нанесут удар именно на Востоке.

— И это не впервые. Уинни уже несколько раз обманывал русских.

— Они, конечно, очень недовольны тем, что мы опять отложили открытие второго фронта, — сказал Эймз. — Русские демонстративно вызвали послов из Лондона и Вашингтона. Положение сейчас весьма напряженное. Кэрфакс считает, что не исключена возможность разрыва между нами и русскими. Поэтому надо очень внимательно следить за Мухиным. Он, наверно, в курсе их секретов. У него, вероятно, имеются интересные записи.

— А что, если… — Пимброк остановился, — а что, если Мухин никакой не агент. Вбили себе в голову…

— Советую эти сомнения держать при себе, — строго сказал Эймз. Начальство убеждено, что Мухин крупный эмиссар советской разведки. И наша обязанность — подтвердить документально эту гипотезу, основанную на гениальной интуиции лучших умов британской контрразведки. Понятно, капитан Пимброк?

III

Их вызвали ночью в здание «Норд Джи Хауз» на Беккер-стрит — были собраны чины 5-го и 11-го отделов военной разведки и Особого отдела Скотланд-Ярда. Между генерал-лейтенантом с черной повязкой на глазу и Кэрфаксом сидел маленький человек в штатском, в больших очках с роговой оправой. Кэрфакс представил его: господин такой-то из Форин-оффиса. Фамилию его Кэрфакс пробормотал под нос. Все поняли, что перед ними представитель секретной службы ведомства иностранных дел.

Как только он заговорил, Пимброк толкнул локтем Эймза:

— Помнишь наш позавчерашний разговор?

Человек в очках сказал, что, по имеющимся данным, русских очень возмутило то, что на совещании «Трезубец» было принято решение не проводить операции форсирования Канала в этом году. Выслушав доклады послов в Лондоне и Вашингтоне, Сталин, вероятно, примет важное решение.

Сделав многозначительную паузу, представитель Форин-оффиса продолжал. В общем, сейчас складывается такая ситуация, которая отчасти напоминает ситуацию накануне нападения немцев на Польшу. Надо пристально следить за действиями Москвы, чтобы избежать сюрпризов, какие были в 1939 году. Русские очень рассержены тем, что союзники опять нарушили обещание. Сперва русским было обещано провести высадку во Франции до августа этого года, а недавно известили о том, что операция откладывается до следующей весны. Русские больше не верят союзникам. Судя по некоторым признакам, Москва может предпринять решительные шаги.

Из шведских источников поступили сведения о том, что Япония собирается выступить в роли посредницы между Россией и Германией. С этой целью японский император хочет послать своего брата в Москву. Надо проверить по всем линиям — правильны ли эти сведения или, может быть, это только пробный шар со стороны японцев.

В местном русском посольстве в последние дни происходят какие-то собрания. По имеющимся данным, на эти собрания приглашаются все советские корреспонденты и члены русской военной миссии. Надо непременно узнать, о чем говорят на этих собраниях. Надо приложить максимум усилий, чтобы выяснить намерения русских.

После совещания полковник Марло пригласил к себе Эймза, Пимброка и Робинза. Закурив сигару, полковник выпустил вверх струю дыма.

— Бог услышал мои молитвы. Мне фактически предоставлена полная свобода действий. Так вот… надо в первую очередь использовать эту американку. Я думаю завербовать ее — пусть спутается с Мухиным, станет его любовницей.

Эймз мотнул головой.

— Ее нельзя пускать на такие дела. И она сама не пойдет.

— Уговорим ее как-нибудь, — мягко сказал Марло. — А если будет упираться до конца, можно будет подобрать какие-нибудь компрометирующие данные и заставить ее.

— Она может пожаловаться Поуэлу, — сказал Пимброк, — а тот обратится к президенту, и заварится…

Марло остановил его движением руки.

— Надо скомбинировать так, чтобы она ничего не могла сказать своему шефу.

— Мне лично… — Эймз откашлялся, — неудобно принимать участие в этом деле. Не представляю себе.

— Понимаю, — вкрадчиво произнес полковник, — она ваша хорошая знакомая, и вам неудобно вдруг менять характер ваших отношений. Но в данном случае надо отвлечься от личных мотивов ради интересов дела.

— Можно использовать Лилиан Уэстмор, не прибегая к вербовке, — сказал Пимброк. — Это мы берем на себя. Будем с ее помощью прощупывать Мухина, но она не будет знать обстоятельств дела. Совсем не обязательно посвящать ее в наши секреты.

— Во всяком случае, шантаж на нее не подействует, — добавил Эймз.

Марло тихо произнес:

— Можно так подготовить комбинацию, чтобы объект ее не мог никому пожаловаться. Самое главное — хорошенько прибрать к рукам этого человека. Женщины очень боятся компрометации. Секретная статистика гласит, что в тех случаях, когда человеку угрожает гибель его репутации, процент мужчин, кончающих самоубийством, значительно ниже, чем у женщин. Соотношение примерно 12 к 34. Почти втрое.

— Это данные по Англии? — спросил Пимброк.

— Да. Но надо полагать, что эти цифры действительны и в отношении Америки. — Марло взглянул на Эймза и чуть заметно улыбнулся. — Ну, ладно. Пока используем американку без вербовки. Попробуем. Итак цель — обработать как следует Мухина. Из всех русских он самый удобный. Между прочим, меня интересует, почему он научился играть на флейте? Неужели действительно хочет завести змею? Наверно, американка посвящена в эту тайну?

— А кроме Мухина, есть еще интересные русские? — спросил Эймз.

— Я наметил одну комбинацию против заведующего консульской частью. Может быть, что-нибудь получится. Мухин играет в карты?

— Кажется, нет, — ответил Эймз. — А что?

— Надо это выяснить, — сказал Марло. — Можно будет втянуть его в компанию картежников, приучить постепенно к крупной игре, дать ему выиграть, а потом подсунуть мастера по этой части и обыграть его в пух и в прах. И так распалить его, чтобы проиграл казенные деньги и залез в долги. Можно провести хорошую комбинацию. И тогда обойдемся без вашей американки.

— Я выясню через мисс Уэстмор, играет ли Мухин, — сказал Эймз.

Оба вышли из кабинета Марло и некоторое время молча шагали по коридору. Потом Пимброк прошептал:

— Завидую тем, кто на фронте. Им не приходится заниматься всякими гадостями. Непременно напишу обо всем этом после войны. Получится почище любого детективного романа. Верно?

Эймз ничего не ответил.

IV

Мухин обзвонил всех, приглашая к себе на день рождения. Лилиан изготовила пудинг из кукурузной муки, Пимброк и Эймз достали две бутылки «Олд Парра» и головку сыра «стилтон», а Мухин принес из посольства две баночки зернистой икры — получился королевский пир.

16