Кобра под подушкой | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Могу вас порадовать, — сказал профессор. — Один из моих планов утвердили, и создана специальная группа для реализации этого плана.

— Против русских?

— А что?

— Откровенно говоря… — Пимброк отвел глаза в сторону, — мне не совсем нравится наше отношение к ним. Они все-таки наши союзники. Нечестная игра.

Профессор зевнул и похлопал двумя пальцами по губам.

— Для разведчика человечество делится не на врагов и союзников, а на тех, кем надо интересоваться и кем не надо. А разведчик обязан интересоваться всеми. Но я могу успокоить вас — на этот раз мой план направлен против немцев. Вы назначены в эту группу.

Пимброк кивнул в сторону Эймза.

— Он лопнет от зависти.

— Его направляют в Испанию по такому же делу. У него тоже будет занятная работа. Как вели себя ваши гости?

— Я их угостил коктейлем. Пили с удовольствием.

— Это хорошо, что они не боятся пить у вас. Может быть, действительно придется… — профессор сделал такое движение, как будто зачеркивал что-то. — Считайте, что сегодня у вас была репетиция.

Записи Пимброка

(Март — июнь, 1943)

(После войны — по прошествии известного срока, вероятно, снимут табу с некоторых секретных тем, и кое-какие операции, проведенные разведками, будут преданы огласке. И тогда можно будет написать о том, к чему я имел то или иное отношение во время войны. На этот случай буду записывать кое-что — авось пригодится).

2 марта

Группа профессора Шаттлбюри еще до высадки в Африке представила начальнику «Администрации особых операций» две справки об эпизодах из истории Китая и Японии.

Содержание первой справки было таково.

Рядом с Китаем в XI веке существовало могущественное королевство тангутов. Во главе тангутской армии стояли исключительно способные, опытные военачальники.

Тангутское королевство сковывало действия Китая. Нельзя было думать о каких-либо серьезных дипломатических и военных мероприятиях против других соседей, коль скоро тангуты всегда могли ударить в спину.

Китайцы долго ломали голову — как бы устранить постоянную угрозу со стороны тангутов? И наконец решили провести комбинацию, чтобы ослабить военную мощь тангутского королевства.

В тюрьме сидел бандит, приговоренный к смерти. Ему предложили выполнить тайное поручение, обещав помилование. Бандит с радостью согласился. Его облекли в одеяние монаха и послали в Синцин — столицу Тангутии, сказав, что по дороге его встретит один человек. Надо будет запомнить все, что он скажет, и вернуться обратно.

Бандита доставили к границе и дали проглотить восковой шарик, обмазанный медом, — лекарство, укрепляющее память. Но бандита не предупредили, что граница очень строго охраняется. Не успел он перейти границу, как был схвачен тангутами. Его стали допрашивать. В XI веке для ускорения следствия применялись психотехнические методы с использованием щипцов, деревянных иголок и прочих предметов. Бандит не выдержал и признался, куда он идет и кто его послал. И сказал насчет шарика из воска.

Тангутские следователи сразу же догадались, что внутри воска должен быть документ. Дав бандиту слабительное, добыли этот документ и сейчас же казнили арестованного. Найденная бумажка оказалась секретной директивой китайского императора группе виднейших тангутских полководцев — им приказывалось убить своего короля и распустить армию. Тангутский король, признав директиву подлинным документом, немедленно арестовал полководцев. Пытки сделали свое дело — арестованные наговорили на себя, заявили, что они действительно связаны с китайцами и готовят дворцовый переворот.

Король казнил полководцев и решил проверить всех остальных военачальников и сановников — нет ли и среди них измены. Начались массовые аресты и казни. Они в значительной степени ослабили тангутскую армию. Тангутам, занятым самоистреблением, было не до Китая. Так китайцы надолго избавились от тангутской угрозы.

А во второй справке говорилось об аналогичной комбинации, проведенной в Японии в середине XVI века феодалом Мори Мотонари.

Он приказал выпустить из тюрьмы преступника и направить его в соседнее княжество Амако под видом паломника. А к его шее привязали письмо, из которого явствовало, что несколько крупных военачальников княжества Амако уже давно завербованы феодалом Мори.

Доставив паломника к границе, самураи секретной службы зарубили его и перебросили ночью труп на территорию княжества Амако. Стражники этого княжества, найдя труп, прочитали письмо и доложили князю Амако. Тот поверил фальшивке и немедленно расправился со своими лучшими генералами. А через некоторое время Мори напал на княжество Амако и без труда разгромил его.

В обоих случаях была проведена заброска агента с подложными документами. В первом случае дезинформационные данные доставил живой агент, во втором — мертвый.

5 марта

В Касабланке было решено провести десантную операцию против Сицилии «операцию Хаски». Но, как сказал Черчилль, «даже дураку было ясно, что следующим объектом нападения будет Сицилия». Немцы держали на этом острове 15 дивизий (кроме итальянских), а побережье охраняло множество торпедных катеров.

Провести «операцию Хаски» в этих условиях крайне трудно, придется понести тяжелые потери — минимум 80 тысяч. Но это в лучшем случае. Вполне возможно, что высадка кончится провалом. Таков был вывод американского и английского командования.

Гарантировать успех операции можно только в том случае, если немецкое командование уберет часть войск из Сицилии. Но как заставить противника пойти на это? Только путем введения его в заблуждение. Надо подбросить немцам такие подложные документы, которые убедят их в том, что объектом следующей операции будет не Сицилия, а другой район.

Профессор Шаттлбюри предложил забросить к немцам агента, подстроив так, чтобы немцы убили этого агента и нашли при нем дезинформационные документы. За образец профессор взял агентурную комбинацию, проведенную китайцами против тангутов.

Спустя некоторое время офицер секретной службы майор Монтегю представил докладную записку с другим предложением: подбросить немцам труп со специально сфабрикованными бумагами. В основе этого плана была агентурная операция, проведенная японским феодалом Мори.

Черчилль и начальник его штаба генерал Хастингс Измей одобрили оба плана и приказали осуществить их. План профессора был назван «планом Бримстон», а план Монтегю — «операцией Минсмит».

7 марта

Нас собрали в небольшом закопченном здании Норд Джи Хауз, где помещается так называемое Внутреннее Бюро Исследований. Сэр Измей сказал нам, что нас удостоили чести выполнять предельно секретную работу и мы должны оправдать оказанное нам доверие.

С нас всех взяли дополнительную подписку о том, что мы будем хранить в строжайшей тайне работу нашей специальной группы.

Начальник группы — смуглый, высохший как мумия полковник Кэрфакс собрал нас после совещания в своем кабинете и объяснил общий план операции.

Мы должны подобрать подходящего агента и послать его в одну из стран, оккупированных противником, или прямо в Германию. Этому агенту будет поручено передать кое-кому документ дезинформационного характера.

Но как только он будет заброшен к противнику, мы тем или иным способом уведомим противника о посылке агента. Его арестуют и найдут документ, касающийся «плана Бримстон». Арестованный будет казнен, как изобличенный агент. Если противник поверит изъятому документу, он начнет укреплять Сардинию за счет Сицилии. Часть войск будет переброшена из Сицилии, и цель нашей агентурной операции будет достигнута.

— Значит, мы пошлем агента на верную смерть? — спросил я.

— Очевидно, — ответил Кэрфакс.

— А он будет знать об этом?

Кэрфакс улыбнулся уголком рта.

— Рябчику не докладывают, под каким соусом его подадут.

— А о том, что что документ — дезинформация?

— Ему будет сказано, что документ подлинный.

Кэрфакс предупредил, что профессор Шаттлбюри дал нам только схему, а мы должны наполнить ее конкретным содержанием, придумывая детали со всеми вариантами.

Эймз ночью вылетел куда-то. Очевидно, задание было настолько экстренным, что он даже не успел проститься со мной.

10 марта
11