Кресло забвения | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Рассел Эрик Фрэнк

Кресло забвения

Эрик Френк Рассел

"Кресло забвения"

Те двое не знали, что Дженсен стоит за дверью. Приди им хоть на минуту в голову, что там, в темноте, кто-то подслушивает их, пытаясь не упустить ни единого слова, они немедленно приняли бы эффективные меры. Но они ни о чем не подозревали. Дженсен подкрался к двери неслышным шагом, скользя как тень, и лишь легкое дуновение выдыхаемого им воздуха выдавало его присутствие. Вот почему они вели разговор, вернее спор, во весь голос, в минуту несогласия переходя на крик. В глубоком мраке коридора Дженсен прижался ухом к тонкой, не более дюйма толщиной, щели, сквозь которую пробивалась полоска света. И хотя он весь обратился в слух, пронзительный взгляд его налитых кровью глаз был устремлен туда, откуда он пришел. В доме царила полнейшая тишина, но он был начеку: а вдруг (кто знает?) в коридоре появится человек, слуга например, с такой же кошачьей походкой, как у него самого. Нельзя, чтобы его схватили, ни в коем случае нельзя позволить опять заграбастать себя. Этот псих Хаммел убил стражника, когда они бежали, и хотя сам он, Дженсен, не стрелял, все равно его сочтут соучастником. Впрочем это не играло большой роли. Он и так получил вышку за убийство, а казнить человека можно только раз. Но он не вернется в камеру смертников - никогда! Котелок у него варит, а парни, у которых варит котелок, на виселицу не попадают. Жестокая, холодная решимость светилась в его глазах, с угрозой сверливших темноту, в то время как он прислушивался к тому, что происходило в комнате. Сейчас говорил тучный мужчина средних лет. Он пытался что-то втолковать похожему на дистрофика типу с седыми волосами, который никак не хотел понять самые простые вещи. Предметом спора была машина. Толстяка звали Бленкинсоп. Обращаясь ко второму, он именовал его то Уэйном, то доктором. Машина, которую Дженсен с трудом разглядел сквозь дверную щель, представляла собой странного вида отполированный предмет, слегка напоминавший панель компьютера, увенчанную феном для просушки волос. Она была укреплена на высокой спинке кресла, и толстый кабель, отходивший от него, был включен в электрическую сеть. - Хорошо, Уэйн, - лениво протянул Бленкинсоп.- Допустим, я согласен с вашим утверждением, что жизненная сила - это всепроникающая радиация, которую можно направлять и усиливать. Я готов даже принять на веру ваше заявление, что это приспособление способно излучать жизненные лучи с такой же легкостью, с какой кварцевая лампа излучает полезное человеку тепло. Он похлопал себя по огромному животу и затянулся дымом так, что на месте его жирных щек образовались две впадины. - Ну, а дальше что? - Я который раз объясняю вам, - пожаловался Уэйн, - что огромное увеличение духовной энергии способствует высвобождению человеческой души. - Знаю, знаю, - одной затяжкой Бленкинсоп сжег полдюйма своей сигары и сбросил пепел на машину. Довольно я наслышался басен, их любят рассказывать мистики: всякие там раджи, хамы, ламы, свамы и бог знает кто еще. С одним таким я был даже знаком. Называл себя Рай Свами Алажар. Утверждал, что может освободить свое астральное тело и взмыть в небо подобно реактивному самолету. Сквернословил отчаянно. Настоящее его имя было Джо О'Хэнлон. - Бленкинсоп осклабился, отчего у него сразу выросло четыре подбородка. - Впрочем, полагаю, что с прибором, изобретенным таким великим ученым, как вы, можно выкинуть фокус и похлеще. - Я гарантирую успех, - воскликнул Уэйн. - Не горячитесь, - посоветовал Бленкинсоп. - Я готов принять ваш прибор без всяких испытаний. - Он небрежно взмахнул жирной рукой. Огромный бриллиант на среднем пальце брызнул снопом искр, вызвавшим ответный блеск в глазах стоящего за дверью человека. - Я вам верю. Я простой, честный труженик, я лишь эксплуатирую чужой мозг. Моя компания делает ставку на вашу способность создавать вещи, достойные ее финансовой поддержки. Но вы должны понимать, что могут существовать и другие точки зрения на этот вопрос. - Меня они мало интересуют, - сказал Уэйн, - мне не раз приходилось иметь дело с вашей фирмой... - К обоюдной выгоде, - заметил Бленкинсоп. - Что касается меня, я готов считать эту штуку очередным детищем вашего таланта. Я принимаю ваши заверения в том, что она способна выполнить обещанное. Но я учитываю и тот факт, что она мне уже стоила кучу денег и будет стоить еще больше, если я запущу ее в производство. И я задаю себе вопрос: способна ли она принести мне прибыль, хотя бы самую скромную? - Он перевел оценивающий взгляд с Уэйна на прибор и снова на Уэйна. - Да или нет? - Деньги, деньги, деньги, - воскликнул Уэйн с гримасой отвращения. Неужели научный прогресс оценивается лишь с точки зрения дохода, который он способен принести? - Да! - Но моя машина поможет человеку высвободить свою душу - свое "я"! Какие необыкновенные возможности откроются перед людьми! - А кому нужно освобождать свое "я"? Кто захочет платить за это и сколько? Черт побери, в наши дни, когда всякий дурак может купить билет на самолет, кому понадобится автоматический транспортер душ? Когда мне хочется навестить Мейзи на юге Франции, я отправляюсь туда лично - во плоти и крови. Какой мне смысл посылать туда мое астральное тело? Вряд ли она получит удовольствие, обнимая дух. - Вы забываете, что при облучении происходит такой громадный рост жизненной энергии, - с горячностью запротестовал Уэйн, - что душа человека способна покинуть свою телесную оболочку и переселиться в другое тело - по своему выбору, - навсегда вытеснив прежнего владельца, при условии, конечно, что тот не прошел соответствующей обработки, которая придала бы ему равную или даже большую силу. - В своде законов, как мне помнится, это называется похищением трупов, уточнил Бленкинсоп, улыбнувшись одной из своих грязных улыбок. - В свое время вы изобрели несколько превосходных вещиц, мой милый, но на этот раз вы явно перемудрили. Мне не получить и двух с половиной процентов за механического похитителя трупов, так что лично меня эта штука не интересует. - У вас какой-то иррациональный подход к делу, запротестовал Уэйн. - Я ведь имею в виду лишь легальный обмен телами. - Легальный? - Развеселившийся Бленкинсоп чуть не подавился сигарным дымом. - Чьи это тела могут подлежать легальной конфискации? И ради чьей выгоды? Он ткнул жирным пальцем в грудь Уэйна. - Кто будет платить за переселение и кто будет получать эти деньги? И при чем тут буду я? Глядя на него с нескрываемым презрением, Уэйн сдержанно пояснил: - В прошлый четверг умер Коллистер. Это был крупнейший в мире специалист по раковым заболеваниям. В тот же день был казнен Бэт Мэлони - преступник. Мозг Коллистера оставался активным до конца, в то время как тело было изношено долгими годами служения человечеству. Душа Мэлони представляла собой неизлечимо извращенное, антисоциальное "я", заключенное в грубое, но сильное и здоровое тело. - Понимаю, - согласился Бленкидсоп. Он протянул руку за своей шляпой. Будь ваша воля, вы бы засунули Коллистера в каркас Мэлони. Не стану обсуждать научную сторону этого эксперимента, так как верю, что вам бы он удался. Но я неплохо разбираюсь в законах. Моя жизнь протекала не в лаборатории, в окружении приборов и машин, а в нашем грешном и жестоком мире. Примите совет жалкого реалиста: вам не найти такого закона, который дал бы вам право на подобные фокусы, даже если бы вы агитировали за их гуманность до самого страшного суда. - Но... - Пора вам и повзрослеть наконец, - нетерпеливо перебил его Бленкинсоп. С вашим идеализмом вам место разве только в детской. Я не могу выпустить на рынок воздушный замок, мне не дадут за него и стоимости пачки сигарет. Пухлая рука протянулась к ручке двери, и человек, стоящий по ту сторону ее, отпрянул в темноту. - Советую вам лучше поломать голову над вашим стереоскопическим телевизором. На нем можно крупно заработать. Публика хочет этого, а кто мы такие, чтобы отказывать массе в ее желаниях? Что касается вашей бредовой машины, то если вы предложите мне еще что-нибудь в этом роде, я просто умру со смеху. И, смеясь, он вышел из комнаты. И умер.

Дженсен заметил Уэйну: - Силенок у тебя - кот наплакал, но сразу видно ты старик башковитый и котелок у тебя варит. Он внимательно оглядел ученого и увидел, что утомленные глаза старика светились внутренним огнем и одержимостью. Этот седовласый фраер - крепкий орешек, решил Дженсен. В нем чувствуется душевная твердость, которую нельзя не уважать. Старик поймет, конечно, что сопротивление бессмысленно, он не сделает попытки применить силу. Но он будет думать, думать, думать... Нужно быть начеку, а то, чего доброго, тебя могут и перехитрить. - Для вашего и моего блага, - предупредил он Уэйна, - вам следует кое-что знать: во-первых, я вчера смылся из камеры смертников. И возвращаться туда не намерен. - Он ткнул Уэйна в плечо. - Никогда! - Я так и подумал, что вы преступник, - сказал Уэйн. Он перевел взгляд с веревок, опутывавших его тело, на блестящую поверхность аппарата, а затем на стоявшего перед ним человека с жесткими чертами лица. - Ваша фотография была помещена в утренних газетах рядом с фото ваших сообщников. - Ага, это были я, Хаммел, Жюль и Краст. Мы скрылись в разных направлениях. Я не буду скучать о них, даже если никогда их больше не увижу. - В газетах было написано, что вас зовут Генри Мейнелл Дженсен, что вы опасный преступник, убивший двух человек. - Сейчас уже трех - я пришил и того толстяка. - А, Бленкинсопа - вы убили его? - Да, заткнул ему глотку навечно. Это было совсем нетрудно. Уэйн молча обдумывал что-то. Наконец он сказал: - Вы понесете за это наказание. - Ха, - вскричал Дженсен, наклоняясь вперед, - послушайте, вы, доктор или профессор, как вас там, я все слышал о вашем гениальном изобретении. Толстяк был не дурак, он готов был поверить, что оно и в самом деле работает так, как вы говорите. Я-то с самого начала знал, что вы не врете. Это просто блеск! Вы же можете стать моей крестной матерью. - Каким образом? - Поможете приобрести новое облачение для моей души. - Прежде я увижу вас у черта в преисподней. - Ну, ну, папаша, не стоит кипятиться. Положение у тебя не блестящее, так что не советую лезть в бутылку по пустякам! - Он проверил веревки, которыми ноги его жертвы были привязаны к стулу. - Легавым нужно мое тело, только тело - и ничего больше. Им хотелось бы увидеть, как оно будет болтаться на перекладине. Ну что ж, они его и получат - лицо, отпечатки пальцев и прочие предметы. Вы - единственный человек на свете, у которого хватит мозгов осчастливить всех - дать им то, о чем они мечтают, и помочь мне заполучить то, в чем нуждаюсь я. Мне ведь ничего не нужно, кроме приличного, не сильно поношенного тела, к которому полиция не проявляет никакого интереса. Как приятно делать людей счастливыми! - Оставайтесь в том теле, которое при вас, - сказал Уэйн. - Я стар и не боюсь умереть. Можете добавить еще одно преступление к тому грузу, который лежит на вашей совести, если только она у вас осталась, но вы все равно ничего не добьетесь. - Послушай, папаша, - процедил Дженсен; глаза у него стали ледяными. Можешь упрямиться, сколько душе угодно, меня этим не разжалобишь. В те времена, когда я был идиотом и верил в честный труд, я закончил курсы электриков. Если я рано или поздно не разберусь в твоей машине, тогда меня действительно следует повесить. - Что вы этим хотите сказать? - А то, что я украду какого-нибудь ребенка у любящих родителей и попробую на нем: сработает прибор - отлично! Нет - ну что ж, мало ли подопытных кроликов играет в песочек по дворам. Мне могут понадобиться двое, трое, десять ребятишек, но рано или поздно я добьюсь своего. Так что выбирай твоя жизнь или их? - Вы не посмеете экспериментировать на детях. - Не посмею? Папаша, милый, я все посмею. Мне ведь терять нечего. Они не смогут повесить меня десять раз, как им, наверное, хотелось бы. Им не удастся сделать этого ни разу - уж я об этом позабочусь. Но и в бегах прожить всю жизнь я не собираюсь. У меня найдется занятие поинтересней, чем прятаться от легавых. Можешь мне поверить я на все пойду, чтобы избавиться от шпиков раз и навсегда. Вперив взгляд в стоящего перед ним человека, Уэйн обдумывал услышанное. Он еще ни разу не пробовал свою машину на человеке, но знал, что она будет работать так, как он предсказал. Он был уверен в том, что определенные условия должны дать заранее предсказанный эффект. Однако при мысли, что ему придется испытать ее, подчинившись воле этого самонадеянного негодяя, мурашки буквально поползли у него по телу. Нужно вступить с ним в спор и попытаться выиграть время - прямой отказ явно не принесет никакой пользы и может стоить жизни десятку невинных людей. - Я помогу вам в пределах моих возможностей и насколько позволяет мне моя совесть, - произнес он наконец. - Вот теперь ты дело говоришь, - одобрил его Дженсен. Он выпрямился и с высоты своего роста взирал на связанного человека. - Веди со мной честную игру, и я буду играть честно. Мы оба от этого не останемся в накладе. Но ради бога, не пытайся перехитрить меня. - Он бросил на Уэйна холодный взгляд злодея из дешевой мелодрамы. - Твой автомобиль в гараже. Я его приметил, когда осматривал эту халупу. Мы прихватим машину с собой и отвезем в один укромный уголок. Когда она сделает свое дело и я стану не тем, кем был раньше, я разобью ее, а тебя отпущу. - Так как его слушатель не промолвил ни слова, Дженсен продолжал: - Мне необходим костюм поприличней, эту хламиду я прихватил на какой-то ферме. - Он мерзко хихикнул. - Но чего это я беспокоюсь: я ведь получу не только каркас, но и то, что его прикрывает! Уэйн по-прежнему не издал ни звука. Сидя на стуле со связанными и прикрученными к коленям кистями рук и спутанными веревкой ногами, он неотступно наблюдал за Дженсеном. Седые волосы старика серебрились в холодном свете ламп. Между тем Дженсен приблизился к креслу, на спинке которого был укреплен сверкавший полировкой аппарат. - Напоминает мне кресло, на которое сажают смертников. Янки называют его креслом забвения. Смешно, правда? Что касается меня, то, чтобы не сесть туда самому, я посажу на него сильных мира сего. Эта шутка показалась ему столь остроумной, что он со смаком повторил ее еще и еще. Затем повернулся к Уэйну. - Где ты хранишь свои записи? - В верхнем ящике, - Уэйн кивком головы указал на высокое стальное бюро. Дженсен подошел к нему и извлек хранившиеся там бумаги. Он тщательно просмотрел все черновики и объяснения: его краткие замечания подсказали Уэйну, что он недооценил техническую подготовку преступника и его удивительную способность мгновенно схватывать сущность научной теории. Наконец Дженсен засунул бумаги в карман. - Ну что ж, пошли.

1