Конец долгой ночи | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Рассел Эрик Фрэнк

Конец долгой ночи

ЭРИК ФРЕНК РАССЕЛ

КОНЕЦ ДОЛГОЙ НОЧИ

Перевод М. Литвиновой

Командор Круин неторопливо спускался по металлическому трапу, на последней ступеньке секунду помедлил и, горделиво приосанившись, шагнул вниз. Наконец под ногами твердь. Новая территория. Он первым из людей ступил на поверхность этой незнакомой планеты.

Огромный, могучего сложения, в полном парадном одеянии, стоял он возле флагманского корабля, озаренный лучами чужого солнца. Серовато-зеленый, идеального покроя мундир - без единой морщинки. На груди сверкают усыпанные бриллиантами ордена. Сапоги начищены до зеркального блеска, как ни разу еще с момента старта на родной планете. Круин чуть переступил с ноги на ногу, и золотые колокольчики на каблуках знаки различия - тоненько зазвенели. Из-под козырька тяжелого, затейливо украшенного шлема самодовольно смотрели холодные глаза.

Тотчас же вслед за ним из отсека, откуда он только что вышел, раскачиваясь, спустился микрофон. Круин поймал его своей левой ручищей, отрешенный взгляд устремился вдаль, точно ему были открыты видения далекого прошлого и еще более отдаленного будущего. Великий момент в истории Гульда.

- Во имя моей планеты, во имя моего великого народа, торжественно, официальным тоном начал он, - объявляю эту территорию владением Гульда. - И четко, резко, как автомат, отдал честь.

И сейчас же двадцать два древка с черно-красно-золотыми полотнищами - цветами Гульда - высунулись одновременно из носовых иллюминаторов черных длинных ракет. Внутри каждого корабля семьдесят человек команды вытянулись по стойке смирно и, отдав честь, дружно грянули гимн Гульда: "О святая отчизна Гульд".

Когда гимн был пропет, Круин опять отдал честь. Полторы тысячи рук взметнулись вверх в ответном салюте. Круин поднялся по лестнице во внутреннее помещение флагмана. Вымпелы были тотчас же убраны, люки задраены. Двадцать два корабля чужеземных захватчиков стояли в военном строю на равном расстоянии один от другого, носы выравнены строго по воображаемой прямой.

Над невысоким холмом к востоку от долины вырос столб огня и густого дыма. Горело то, что осталось от двадцать третьего корабля - восьмая катастрофа за три года космического полета от Гульда на эту незнакомую планету. В момент старта их было тридцать. Цели достигли двадцать два.

Войдя в рубку, командор Круин опустился в кресло перед своим столиком, снял с головы тяжелый шлем и поправил орден, скромно спрятавшийся за соседа.

- Этап четвертый, - с удовлетворением проговорил он. Первый помощник Джусик почтительно кивнул и протянул командору тоненькую книжку. Раскрыв ее, Круин стал негромко читать:

- Этап первый: выяснить, годятся ли природные условия планеты для наших форм жизни. - Потерев могучий подбородок, Круин ответил себе: - Выяснили, годятся.

- Да, сэр. Ваша первая большая победа.

- Благодарю, Джусик. - Крупное лицо командора скривила жесткая улыбка: - Этап второй: держаться в тени, отбрасываемой планетой, на расстоянии не менее одного ее диаметра, пока самолеты-разведчики исследуют поверхность на предмет существования более высоких форм жизни. Третий этап: выбрать место посадки вдали от крупных городов, способных оказать серьезное сопротивление, но так, чтобы вблизи были небольшие селения, которые легко покорить. Четвертый этап: торжественная церемония провозглашения планеты колонией Гульда в соответствии с Уставом космической службы. - Круин опять потер подбородок. - Все это позади. - Он снова улыбнулся и с удовлетворением взглянул в иллюминатор над столом. Точно картина в круглой раме, открылся ему далекий холм со столбом дыма. Чело командора нахмурилось. На скулах заиграли желваки.

- Окончить школу космических навигаторов, получить самую высокую квалификацию! - Он презрительно нахмурился. - И погибнуть у самой цели! Нет еще одного корабля, еще одной команды. Восьмая катастрофа за три года. Вернемся на Гульд, придется навести порядок в учебноастронавигационном центре.

- Так точно, сэр, - поддакнул Джусик. - Этому не может быть оправдания.

- Никому и ничему не может быть оправдания!

- Не может, сэр.

Презрительно фыркнув, Круин продолжал читать:

- Пятый этап: занять оборонительную позицию, как предписано в наставлении по обороне.- Круин взглянул на Джусика, в его худое с тонкими чертами лицо. - Каждый капитан имеет Боевой устав. К выполнению пятого этапа приступили?

- Да, сэр, приступили.

- Хорошо. Того, кто будет последним, понижу в звании. Послюнявив большой палец, Круин перелистнул страницу: - Этап шестой: если на планете обитают разумные существа, захватить несколько особей. - Откинувшись на спинку стула, Круин выждал секунду и вдруг рявкнул: - Вы чего ждете?

- Прошу прощения, сэр?

- Немедленно доставить сюда туземцев! - заорал Круин.

- Будет сделано, сэр.

Не моргнув глазом, Джусик отдал честь и строевым шагом вышел из капитанской рубки.

Дверь автоматически затворилась. Круин смотрел на нее с ненавистью.

- Чертов учебный центр! С тех пор, как я оттуда ушел, дела там идут из рук вон плохо.

Отодвинувшись в кресле, он положил вытянутые ноги на стол и едва заметно подрагивал ими, чтобы слышать, как звенят золотые колокольчики. Он ожидал, когда приведут туземцев.

Туземцев не пришлось долго искать, они подвернулись сами. Выстроившись у хвоста самой последней ракеты, они широко раскрытыми глазами смотрели на невиданное чудо. Капитан Сомир лично привел их к командору.

- Этап шестой предусматривает поимку туземцев, - обратился он к Круину. - Я понимаю, вам требовалось что-нибудь получше. Но я нашел этих под самым нашим носом.

- Под самым носом? Вы где, у себя дома на Гульде? Как вы можете допустить, чтобы вокруг вашего корабля разгуливали как ни в чем не бывало обитатели новой территории? Почему не сработала оборонительная система?

- Пятый этап еще не завершен, сэр. На все нужно время.

- А что делают ваши наблюдатели? Спят?

- Никак нет, сэр, - заверил командора Сомир, чувствуя, что почва уходит у него из-под ног. - Но они решили, что из-за этих вот не стоит поднимать общей тревоги.

Круин нехотя согласился. Окинул презрительным взглядом стоявшую перед ним троицу: мальчишка от горшка два вершка, курносый, во рту пухлый кулачок, голенастая с мышиными хвостиками девочка постарше и девочка-подросток, высокая, чуть пониже Сомира, в легком платье, тоже худенькая, но уже с намечающейся грудью. У всех троих ярко-рыжие волосы и лица в веснушках.

- Я Марва, Марва Мередит, - сказала высокая девочка, обращаясь к Круину. - Это Сью, а вот это - Сэм. Мы живем в Вильямсвилле, вон там. - Она улыбнулась Круину, и он вдруг заметил, что глаза у нее ослепительно ярко-зеленые. - Мы собирали голубику, а тут прилетели вы.

Круин хмыкнул, сложив руки на животе. То, что обитатели планеты оказались по виду такими, как он, ничуть не удивило его. Ему в голову не приходило, что может быть иначе. Ученые Гульда утверждали, что все высшие формы жизни должны быть человекоподобными, и до сих пор исключений из этого правила не наблюдалось.

- Я не понимаю ни слова этой тарабарщины, - сказал он Сомиру, - а она, разумеется, не понимает меня. Надо быть идиоткой, чтобы тратить время на такой бессмысленный разговор.

- Да, сэр, - согласился Сомир. - Отвести их в учебный отсек?

- Не надо. Какой от них толк!

Круин брезгливо смотрел на усыпанное веснушками лицо стоящего перед ним малыша. Он никогда прежде не видел ничего подобного.

- Они все в каких-то точках. Может, это болезнь? Фу, мерзость! - его передернуло от отвращения. - Они прошли дезинфекционную лучкамеру?

- Разумеется, сэр. Это первое, что было сделано.

- И впредь не забывайте об этом.

Он медленно перевел взгляд с малыша на девочку с мышиными хвостиками, затем на высокую, зеленоглазую. Он не хотел смотреть на нее, но знал, что не удержится и посмотрит. В ее чистых, как утренняя роса, глазах было что-то такое, отчего он ощутил смутное беспокойство. Против воли глаза его встретили ее взгляд. Она опять улыбнулась, и на ее щеках обозначились ямочки.

- Вышвырни их вон, - рявкнул Круин, не взглянув на Сомира.

- Как прикажете, сэр, - ответил тот и легонько подтолкнул всех троих. Взявшись за руки, дети цепочкой пошли к двери.

- До свидания, - важно пробасил малыш.

- До свидания, - застенчиво проговорили мышиные хвостики.

1