Прыжок ласки | Страница 64 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Мы молча наблюдали, как Джеффри развернул свой «ягуар» и поехал по направлению к дому.

– Он видел нас. Он узнал мою машину, – заметил я. – Это хорошо.

Я не мог заметить выражения лица Джеффри, но чувствовал, как от его головы волнами исходит жар. Видимо, Шефер потихоньку сходил с ума. В мозгу у меня вертелось определение «маньяк-убийца». Сейчас мы с Джонсом имели возможность наблюдать именно эту разновидность преступника. И он оставался на свободе. Мало того, после нескольких совершенных убийств он вышел сухим из воды.

– Алекс, а вы не задумывались над тем, как бы ввести его в состояние ярости? – поинтересовался Джонс, когда «ягуар» Шефера притормозил возле его дома. Свет перед подъездом не горел, поэтому Джеффри на несколько секунд исчез из поля нашего зрения. Трудно было сказать, вошел он внутрь или нет.

– Да он уже в ярости. Мало того, что он потерял работу и семью, так еще и распрощался с любимой игрой, которая стала его второй жизнью. И хуже всего то, что свобода его перемещений ограничена. Он не признает никаких рамок и не может долго оставаться затворником.

– Вы полагаете, что он готов совершить что-то опрометчивое?

– Нет, для этого он слишком умен. Но какой-то шаг он, безусловно, предпримет. Таковы правила его игры.

– Тогда нам снова придется окунуться в устроенный им водоворот событий?

– Несомненно.

Поздно вечером, возвращаясь домой, я решил остановиться у церкви святого Антония. Она несколько необычна и открыта круглые сутки. Монсеньор Джон Келлихер считает, что это в порядке вещей, он даже готов смириться и с вандализмом, и с мелкими кражами, происходящими здесь. Правда, часто в церкви дежурят добровольцы, следящие за порядком.

Когда я подъехал, внутри освещенной свечами церкви находилась пара молящихся людей. Как правило, верующие приходят сюда и ночью. Правда, бездомным запрещено спать здесь, но они входят в церковь и не выходят из нее до самого утра.

Я сел на скамью и смотрел на знакомые, мерцающие теплыми огнями красно-золотые лампы, изготовленные по обету верующими, и вдыхал тягучий аромат курящихся благовоний. Я смотрел вверх на огромное золоченое распятие и разноцветные картины витражей, которые полюбил еще будучи совсем ребенком.

Я поставил свечу за здравие Кристины, искренне надеясь, что она еще жива, хотя меня и одолевали сомнения. Мои воспоминания о ней постепенно начинали размываться, и мне это очень не нравилось. Волна боли прошла через грудь и живот, да так, что мне стало трудно дышать. Так происходило с тех пор, как Кристина исчезла. Вот уже почти год назад.

И тут я впервые признался себе, что ее больше нет. Я никогда не увижу ее снова. Эта мысль застревала в горле, как осколок стекла. Мои глаза наполнились слезами.

– Я люблю тебя, – прошептал я, ни к кому конкретно не обращаясь. – Я очень люблю тебя и скучаю.

Помолившись, я поднялся со скамьи и направился к выходу. Я не обратил внимания на женщину в соседнем ряду, как вдруг она напугала меня неожиданным движением.

Я узнал ее: женщина посещала нашу благотворительную столовую, и звали ее Магнолией. Вот и все, что я знал о ней, а странное имя вполне могло быть просто прозвищем. Громким голосом она обратилась ко мне.

– Эй, мистер Арахисовое Масло, теперь ты знаешь, какова бывает жизнь?

Глава сто шестая

Джонс и Сэнди Гринберг, представляющая Интерпол, помогали друг другу в наблюдении за остальными тремя Всадниками. Раскинутая ими сеть оказалась довольно внушительной, как, кстати, и улов, ожидающий их в случае успеха.

Секретная Служба контролировала развитие потенциального скандала, готовящегося разразиться в Англии. Если четверо агентов британской спецслужбы окажутся убийцами, замешанными в безумной игре, то разведку этой страны по всему миру ожидал потрясающий разгром.

В соответствии со служебными обязанностями, Шефер среду и четверг провел на работе. Он приезжал строго к девяти и покидал рабочее место ровно в пять. Попав в здание посольства, он не покидал своего кабинета даже в обеденный перерыв. Большую часть времени он проводил в сети «Америка онлайн», которую мы отслеживали.

Вот уже два дня подряд он был одет в одни и те же серые брюки и синий двубортный пиджак. Одежда выглядела несвежей и мятой, что ранее было для Шефера совсем нехарактерно. Светлые волосы, зачесанные назад, испачкались и засалились настолько, что даже не развевались на ветру. Джеффри осунулся, побледнел, и было видно, что он здорово нервничает.

Возможно, Шефер находился на грани срыва.

В пятницу вечером мы с Наной сидели на заднем дворике. За последние дни мы провели в беседах больше времени, чем за многие годы. Я понимал, что она переживает за меня, и не мешал ей помогать себе, хотя бы ради нас обоих.

На кухне Дженни и Дэмон мыли посуду и даже ухитрялись не пререкаться по пустякам. Обязанности распределились так: Дэмон плескался в раковине, а Дженни вытирала тарелки. Из маленького магнитофона неслись нежные звуки песни к фильму «Возлюбленные».

– Большинство семей, – объявила Нана, прихлебывая чай, – давно уже обзавелись посудомоечными машинами и сушилками. Рабство в Америке, Алекс, давно отменили. Ты, случайно, не слышал об этом?

– Так у нас же есть и то, и другое, причем в отличном рабочем состоянии. Не требуют ремонта и практически бесплатные. Надеюсь, теперь ты возражать не будешь?

– Ну, посмотрим, надолго ли их хватит, – парировала Бабуля.

– Если тебе действительно требуется посудомоечная машина, то можно ее купить. Или же ты просто разминаешься перед тем, как поведать мне что-то более важное? Как мне помнится, ты многое почерпнула у Демосфена и Цицерона.

Она легонько толкнула меня локтем.

– А ты догадливый. Просто умница.

Я покачал головой.

– Насчет ума у меня никогда не было проблем.

– Это верно. Что касается тебя самого, то ты редко задумывался о себе, – она внимательно посмотрела мне в глаза, и я почти почувствовал, что ее взгляд пронизывает мою душу.

У Бабули имеется способность проникать в самую суть дела.

– Может быть, ты наконец прекратишь винить себя? Ты выглядишь ужасно.

– Благодарю за комплимент. А ты когда-нибудь перестанешь пилить меня? – улыбнулся я. У Наны есть миллион способов вывести меня из состояния депрессии.

Она послушно кивнула.

– Конечно. Когда-нибудь перестану. Никто ведь не живет вечно, внучек.

Я рассмеялся.

– Ты будешь исключением и переживешь меня и детей.

Нана засмеялась вслед за мной, обнажив великолепные зубы. Разумеется, свои собственные.

– Я чувствую себя великолепно, особенно если учесть все обстоятельства. Как я понимаю, ты все еще гоняешся за ним? Ведь именно этим ты занимаешься по ночам. И не только ты, а еще и Джон Сэмпсон и тот англичанин – Эндрю Джонс.

Я вздохнул:

– Да. И мы рано или поздно все равно поймаем его. Скорее всего, он не один. Их четверо. Здесь, в Азии, на Ямайке и в Лондоне.

Она поманила меня к себе скрюченным пальцем:

– Подойди ко мне поближе.

Я усмехнулся. Моей Бабуле удается одновременно представиться такой милой старушкой и такой занудливой!

– Ты хочешь, чтобы я присел к тебе на колени? Ты уверена в этом?

– Господи, нет! Как тебе могло прийти такое в голову, Алекс? Просто нагнись ко мне и прояви хоть долю уважения к моему возрасту и мудрости. Обними меня покрепче.

Я так и поступил, обращая внимание на то, что в кухне вдруг наступила тишина.

Я повернулся и увидел, что мои хлопотуны прильнули к стеклянной двери и внимательно смотрят на нас. Я махнул рукой в их сторону, и лица исчезли.

– Я прошу тебя быть очень, очень осторожным, – тихо прошептала Нана. – Но только поймай его, обязательно поймай. Этот человек очень плохой, Алекс. Джеффри Шефер – настоящее олицетворение зла.

Глава сто седьмая

На самом деле игра, конечно же, не закончилась. Просто после суда в Вашингтоне она существенно изменилась.

Вечером, в половине шестого, в Лондоне Завоеватель замер в ожидании у компьютера. Оливер был взволнован и возбужден: игра «Четыре Всадника» получила продолжение.

В Маниле, на Филиппинах, в половине первого ночи к своему монитору прильнул Голод, ожидая послания, которое должно было ознаменовать новое начало полюбившейся ему игры.

Война же ожидал новостей в своем огромном особняке на Ямайке. Будучи одержим мыслями о том, как же закончится игра, он прикидывал свои шансы на победу.

64
Джеймс Паттерсон: Прыжок ласки 1
ПРОЛОГ: Прыжок ласки 1
I 1
II 1
Часть первая: Убийства «Джейн Доу» 2
Глава первая 2
Глава вторая 2
Глава третья 3
Глава четвертая 3
Глава пятая 4
Глава шестая 4
Глава седьмая 5
Глава восьмая 6
Глава девятая 6
Глава десятая 7
Глава одиннадцатая 8
Глава двенадцатая 8
Глава тринадцатая 9
Глава четырнадцатая 10
Глава пятнадцатая 11
Глава шестнадцатая 11
Глава семнадцатая 12
Глава восемнадцатая 13
Глава девятнадцатая 13
Глава двадцатая 14
Глава двадцать первая 15
Глава двадцать вторая 16
Глава двадцать третья 16
Часть вторая: Смерть восседает на бледном коне 17
Глава двадцать четвертая 17
Глава двадцать пятая 17
Глава двадцать шестая 18
Глава двадцать седьмая 19
Глава двадцать восьмая 19
Глава двадцать девятая 20
Глава тридцатая 20
Глава тридцать первая 21
Глава тридцать вторая 22
Глава тридцать третья 22
Глава тридцать четвертая 23
Глава тридцать пятая 24
Глава тридцать шестая 24
Глава тридцать седьмая 24
Глава тридцать восьмая 25
Глава тридцать девятая 26
Глава сороковая 26
Глава сорок первая 27
Глава сорок вторая 27
Глава сорок третья 28
Глава сорок четвертая 28
Глава сорок пятая 29
Часть третья: Элегия 30
Глава сорок шестая 30
Глава сорок седьмая 30
Глава сорок восьмая 30
Глава сорок девятая 31
Глава пятидесятая 32
Глава пятьдесят первая 33
Глава пятьдесят вторая 33
Глава пятьдесят третья 34
Глава пятьдесят четвертая 34
Глава пятьдесят пятая 35
Глава пятьдесят шестая 35
Глава пятьдесят седьмая 36
Глава пятьдесят восьмая 36
Глава пятьдесят девятая 37
Глава шестидесятая 37
Глава шестьдесят первая 38
Глава шестьдесят вторая 38
Глава шестьдесят третья 39
Глава шестьдесят четвертая 40
Глава шестьдесят пятая 40
Глава шестьдесят шестая 41
Глава шестьдесят седьмая 41
Глава шестьдесят восьмая 42
Глава шестьдесят девятая 43
Глава семидесятая 44
Глава семьдесят первая 44
Глава семьдесят вторая 45
Глава семьдесят третья 45
Глава семьдесят четвертая 46
Глава семьдесят пятая 46
Глава семьдесят шестая 47
Глава семьдесят седьмая 47
Часть четвертая: Суд и ошибки 48
Глава семьдесят восьмая 48
Глава семьдесят девятая 48
Глава восьмидесятая 49
Глава восемьдесят первая 50
Глава восемьдесят вторая 50
Глава восемьдесят третья 50
Глава восемьдесят четвертая 51
Глава восемьдесят пятая 52
Глава восемьдесят шестая 52
Глава восемьдесят седьмая 53
Глава восемьдесят восьмая 53
Глава восемьдесят девятая 54
Глава девяностая 54
Глава девяносто первая 55
Глава девяносто вторая 55
Глава девяносто третья 56
Глава девяносто четвертая 56
Глава девяносто пятая 57
Глава девяносто шестая 58
Глава девяносто седьмая 58
Глава девяносто восьмая 59
Глава девяносто девятая 60
Глава сотая 61
Глава сто первая 61
Часть пятая: Эндшпиль 62
Глава сто вторая 62
Глава сто третья 62
Глава сто четвертая 63
Глава сто пятая 63
Глава сто шестая 64
Глава сто седьмая 64
Глава сто восьмая 65
Глава сто девятая 65
Глава сто десятая 66
Глава сто одиннадцатая 66
Глава сто двенадцатая 66
Глава сто тринадцатая 67
Глава сто четырнадцатая 67
Глава сто пятнадцатая 68
Глава сто шестнадцатая 68
Глава сто семнадцатая 69
Глава сто восемнадцатая 70
Глава сто девятнадцатая 70
Глава сто двадцатая 70
Глава сто двадцать первая 71
Глава сто двадцать вторая 72
Глава сто двадцать третья 72
Эпилог: Когда рушатся лондонские мосты 73
Глава сто двадцать четвертая 73