Прыжок ласки | Страница 60 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Я весь подался вперед на своем месте. Мне вдруг пришло в голову, что Джулес Халперн, в конце концов, мог знать, что его клиент виновен. А если так, то он, по закону, не имел права допрашивать его. Ему не было позволено задавать такие вопросы, которые могли бы исказить факты, известные ему заранее.

Поэтому Шефер мог блеснуть перед публикой, только устроив монолог. Оказавшись на месте свидетеля, он имел право произнести речь. Это случалось редко, но не противоречило закону. Если же Халперн знал, что его клиент виновен, то у Шефера оставалась единственная возможность не быть обвиненным собственным же адвокатом – выступить перед аудиторией.

Итак, Джеффри взял слово.

– Прошу вас извинить меня, мистер Халперн, но мне кажется, что я самостоятельно могу побеседовать с собравшимися здесь добрыми людьми. У меня все получится, не волнуйтесь. Понимаете, для того чтобы поведать простую правду, помощи специалистов не требуется.

Джулес Халперн задумчиво кивнул и отступил, пытаясь не терять самообладания. Что еще он мог сделать в сложившейся ситуации? Если у него и оставались сомнения по поводу того, является ли его клиент эгоцентриком и маньяком, то теперь они наверняка рассеялись.

Шефер повернулся в сторону присяжных:

– Здесь ранее прозвучали слова о том, что я работаю на британскую разведку, то есть, попросту говоря, что я шпион. Боюсь, что теперь можно признаться и в том, что я – никудышний шпион, ноль без палочки.

Эта легкая шутка и непринужденный тон вызвали у публики добродушный смех.

– Я просто бюрократ, как и многие другие, кто днем и ночью трудится здесь, в Вашингтоне. Я выполняю нудную бумажную работу в посольстве и получаю благодарности практически за все задания. Моя личная жизнь такая же упорядоченная и размеренная. Мы с супругой женаты почти шестнадцать лет. Мы продолжаем преданно любить друг друга и наших троих детей.

Поэтому в первую очередь я хочу извиниться перед женой и детьми. Боюсь, что я слишком виноват перед ними за те адские испытания, которые им пришлось выдержать. Я обращаюсь к своему сыну Роберту и дочерям-двойняшкам Трисии и Эрике. Простите меня. Если бы я знал, какой цирк устроят здесь, в суде, я бы, конечно, воспользовался своей дипломатической неприкосновенностью, а не стал добиваться слушания дела, чтобы восстановить свое доброе имя, наше имя, их имя.

Пока я приношу своему семейству сердечные извинения, я хотел бы извиниться и перед вами за то, что кажусь сейчас таким занудой. Понимаете, когда вас обвиняют в убийстве, в таком отвратительном и гнусном преступлении, вам хочется как можно скорее сбросить этот невыносимый груз со своих плеч. Вам хочется рассказать правду всему миру, и, кажется, других желаний больше просто не существует. Вот именно об этом я сейчас вам и поведаю.

Вы уже слышали все показания. Но дело в том, что никаких показаний и быть не может. Вы внимали свидетелям одному за другим, а теперь вот слушаете меня. Я не убивал детектива Хэмптон. Надеюсь, вы все уже поняли это, но я хочу сказать об этом лично сам. Спасибо за внимание, – и он слегка поклонился со своего свидетельского места.

Речь Шефера оказалась краткой, но он так мастерски произнес ее, что она прозвучала весьма достоверно. За все время своего выступления он не сводил глаз с присяжных. Даже не слова Джеффри были важны, а именно то, как он их преподнес.

Затем к допросу приступила Кэтрин Фитцгиббон. Поначалу она вела себя крайне осторожно, понимая, что сейчас присяжные находятся на стороне Шефера. Так продолжалось почти в течение всего допроса, и только в конце его прокурор перешла на ту почву, где Шефер был наиболее уязвим.

– Все это довольно мило, мистер Шефер. Сейчас, сидя в зале суда, перед присяжными, вы утверждаете, что отношения между вами и доктором Кэссиди были чисто профессиональными, и что вы никогда с ней не занимались сексом. Помните, что вы поклялись говорить только правду.

– Да, это так. Она была и, я надеюсь, останется только моим врачом.

– И вы говорите это даже несмотря на то, что она сама призналась в том, что у вас были сексуальные отношения?

Шефер протянул руку в сторону Джулеса Халперна, показывая ему, чтобы тот не возражал:

– Я уверен, что в протоколе заседания указано противоположное. Она не признавалась в этом.

Фитцгиббон нахмурилась:

– Я не совсем понимаю вас. Почему вы считаете, что она не ответила суду?

– Это же очевидно, – парировал Шефер. – Она просто не сочла необходимым удостаивать ответом подобный вопрос.

– Но она опустила голову и рассматривала собственные колени. Разве, таким образом, она не кивнула в знак согласия?

Шефер смотрел на присяжных и удивленно покачивал головой.

– Вы просто неправильно поняли ее жест, советник. Позвольте, я объясню вам то, что она хотела передать, если вы разрешите. Как сказал Карл Первый, перед тем как его обезглавили: «Прохладно, дайте мне мой плащ, иначе могут подумать, будто я дрожу от страха». Доктор Элизабет Кэссиди была введена в глубокое замешательство грубым предположением вашего помощника. Так же, как моя семья и я сам.

Джеффри Шефер бросил на прокурора стальной взгляд, а затем снова повернулся к присяжным и повторил.

– Как и я сам.

Глава девяносто девятая

Судебное слушание подходило к концу. Начиналась самая тяжелая и ответственная его часть: вынесение приговора. В тот вторник присяжные уединились в своей комнате для обсуждения дела по обвинению в убийстве Джеффри Шефера. Впервые я позволил себе подумать о том, о чем раньше даже не мыслил: Шефера могли оправдать и отпустить на свободу.

Мы с Сэмпсоном расположились в последнем ряду и молча наблюдали, как присяжные покидали зал суда: восемь мужчин и четыре женщины. Джон приходил сюда несколько раз, называя процесс «наилучшим и достойнейшим шоу в городе», но я знал, что он являлся в зал суда исключительно для того, чтобы хоть немного поддержать меня.

– Этот сукин сын виновен, он безумен, как крошка Дэйви Берковитц, – заметил Сэмпсон, наблюдая за Шефером. – Но на его стороне слишком много хороших актеров: любящая жена, обожающая любовница, купленные адвокаты и даже Глупыш Билли. Он может запросто быть оправдан.

– В истории такое случается, – согласился я. – Присяжных всегда было трудно понять. А теперь тем более.

В это время Шефер вежливо обменивался рукопожатиями с членами своей команды защитников. Джулесу Халперну и его дочери даже удалось изобразить на лицах улыбки. Но они-то знали правду! Их клиент и есть Ласка, серийный убийца.

– У Джеффри Шефера есть уникальная способность заставить людей поверить в него, когда ему это жизненно необходимо. Он лучший актер из всех, кого мне приходилось видеть.

Я попрощался с Джоном и снова выбрался на улицу черным ходом. На этот раз меня не подкарауливали ни журналисты, ни Шефер.

На парковочной площадке я услышал женский голос и остановился. Мне показалось, что меня позвала Кристина. С дюжину разных людей направлялись к своим машинам, не оглядываясь в мою сторону. Я лихорадочно всматривался в их фигуры и лица, чувствуя, как меня охватывает лихорадка. Кристины среди них, конечно, не оказалось. Но откуда донесся этот до боли знакомый голос?

Я завел машину и поехал, слушая песни Джорджа Бенсона. Мне вспомнился полицейский рапорт о безумной гонке Шефера возле Дюпон-серкл. По-моему, это был лучший выход для Ласки. Я пытался не думать о том, к какому выводу придут присяжные. Их решение могло оказаться совершенно неожиданным.

Я снова позволил себе немного помечтать о Кристине и скоро понял, что начинаю задыхаться. Слезы потоком потекли по моим щекам, да так сильно, что мне пришлось остановиться.

Я глубоко вздохнул, потом еще и еще раз. Боль в груди пронзала все мое тело с такой же силой, как и в тот самый первый день на Бермудах, когда исчезла моя возлюбленная. И даже если мне иногда не думалось о Кристине, я все равно знал, что я, и только я должен ответить за то, что ее похитили.

Я катался по Вашингтону, описывая бессмысленные круги. Домой я попал только через два с половиной часа после того, как покинул здание суда.

Навстречу мне уже бежала Нана. Очевидно, она заметила машину, въезжающую во двор. Мне показалось, что она уже некоторое время ждала меня на улице.

Я высунулся из окна. В салоне до сих пор звучал голос популярного диск-жокея.

60
Джеймс Паттерсон: Прыжок ласки 1
ПРОЛОГ: Прыжок ласки 1
I 1
II 1
Часть первая: Убийства «Джейн Доу» 2
Глава первая 2
Глава вторая 2
Глава третья 3
Глава четвертая 3
Глава пятая 4
Глава шестая 4
Глава седьмая 5
Глава восьмая 6
Глава девятая 6
Глава десятая 7
Глава одиннадцатая 8
Глава двенадцатая 8
Глава тринадцатая 9
Глава четырнадцатая 10
Глава пятнадцатая 11
Глава шестнадцатая 11
Глава семнадцатая 12
Глава восемнадцатая 13
Глава девятнадцатая 13
Глава двадцатая 14
Глава двадцать первая 15
Глава двадцать вторая 16
Глава двадцать третья 16
Часть вторая: Смерть восседает на бледном коне 17
Глава двадцать четвертая 17
Глава двадцать пятая 17
Глава двадцать шестая 18
Глава двадцать седьмая 19
Глава двадцать восьмая 19
Глава двадцать девятая 20
Глава тридцатая 20
Глава тридцать первая 21
Глава тридцать вторая 22
Глава тридцать третья 22
Глава тридцать четвертая 23
Глава тридцать пятая 24
Глава тридцать шестая 24
Глава тридцать седьмая 24
Глава тридцать восьмая 25
Глава тридцать девятая 26
Глава сороковая 26
Глава сорок первая 27
Глава сорок вторая 27
Глава сорок третья 28
Глава сорок четвертая 28
Глава сорок пятая 29
Часть третья: Элегия 30
Глава сорок шестая 30
Глава сорок седьмая 30
Глава сорок восьмая 30
Глава сорок девятая 31
Глава пятидесятая 32
Глава пятьдесят первая 33
Глава пятьдесят вторая 33
Глава пятьдесят третья 34
Глава пятьдесят четвертая 34
Глава пятьдесят пятая 35
Глава пятьдесят шестая 35
Глава пятьдесят седьмая 36
Глава пятьдесят восьмая 36
Глава пятьдесят девятая 37
Глава шестидесятая 37
Глава шестьдесят первая 38
Глава шестьдесят вторая 38
Глава шестьдесят третья 39
Глава шестьдесят четвертая 40
Глава шестьдесят пятая 40
Глава шестьдесят шестая 41
Глава шестьдесят седьмая 41
Глава шестьдесят восьмая 42
Глава шестьдесят девятая 43
Глава семидесятая 44
Глава семьдесят первая 44
Глава семьдесят вторая 45
Глава семьдесят третья 45
Глава семьдесят четвертая 46
Глава семьдесят пятая 46
Глава семьдесят шестая 47
Глава семьдесят седьмая 47
Часть четвертая: Суд и ошибки 48
Глава семьдесят восьмая 48
Глава семьдесят девятая 48
Глава восьмидесятая 49
Глава восемьдесят первая 50
Глава восемьдесят вторая 50
Глава восемьдесят третья 50
Глава восемьдесят четвертая 51
Глава восемьдесят пятая 52
Глава восемьдесят шестая 52
Глава восемьдесят седьмая 53
Глава восемьдесят восьмая 53
Глава восемьдесят девятая 54
Глава девяностая 54
Глава девяносто первая 55
Глава девяносто вторая 55
Глава девяносто третья 56
Глава девяносто четвертая 56
Глава девяносто пятая 57
Глава девяносто шестая 58
Глава девяносто седьмая 58
Глава девяносто восьмая 59
Глава девяносто девятая 60
Глава сотая 61
Глава сто первая 61
Часть пятая: Эндшпиль 62
Глава сто вторая 62
Глава сто третья 62
Глава сто четвертая 63
Глава сто пятая 63
Глава сто шестая 64
Глава сто седьмая 64
Глава сто восьмая 65
Глава сто девятая 65
Глава сто десятая 66
Глава сто одиннадцатая 66
Глава сто двенадцатая 66
Глава сто тринадцатая 67
Глава сто четырнадцатая 67
Глава сто пятнадцатая 68
Глава сто шестнадцатая 68
Глава сто семнадцатая 69
Глава сто восемнадцатая 70
Глава сто девятнадцатая 70
Глава сто двадцатая 70
Глава сто двадцать первая 71
Глава сто двадцать вторая 72
Глава сто двадцать третья 72
Эпилог: Когда рушатся лондонские мосты 73
Глава сто двадцать четвертая 73