Прыжок ласки | Страница 53 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

После этого Бу снабдила его лекарствами: антидепрессантами, болеутоляющими средствами, транквилизаторами. Бу до сих пор доставала таблетки у своего бывшего мужа, который работал психиатром. Шефер не знал, какие отношения они поддерживали, и, по правде говоря, его это не интересовало. Он сразу же проглотил несколько таблеток либриума и сделал себе укол викодина.

Затем он снова взял Бу, на этот раз прямо на кухонном столе. «Как в разделочной мясника», – почему-то подумалось ему.

Около одиннадцати вечера Джеффри покинул ее квартиру, чувствуя себя еще хуже, чем когда он только собирался навестить Бу. Но он знал, что ему надо сделать, и запланировал это еще до того, как отправился к доктору Кэссиди. Тогда они все рехнутся. Все. И пресса, и присяжные.

Итак, внимание! Действие третье…

Глава восемьдесят седьмая

Сразу после полуночи меня разбудил телефонный звонок, который чуть не свел с ума. Уже через несколько минут я на огромной скорости мчался по бульвару Рок-крик, и сирена разрывала тишину ночи. А может быть, она ревела по Шеферу?

В половине первого я уже подъехал в район Калорамы. Здесь, возле дома Шеферов, стояли полицейские машины, кареты скорой помощи и, разумеется, фургончики телевизионных компаний.

Несколько соседей Джеффри не поленились выйти среди ночи на улицу, чтобы своими глазами полюбоваться на кошмар. Они никак не хотели верить в то, что случилось в их престижном районе.

В прохладном ночном воздухе потрескивали помехи нескольких включенных полицейских раций. Над головой завис вертолет, принадлежащий компании новостей. Прямо за мной остановился грузовичок с яркой надписью «Си-Эн-Эн» на борту.

На лужайке перед домом я увидел знакомого детектива Малькольма Эйнсли. Мы с ним часто встречались и на местах происшествий, и на вечеринках. Неожиданно входная дверь в дом Шеферов распахнулась.

Двое медиков вынесли носилки. Тут же повсюду засверкали вспышки фотоаппаратов.

– Это Шефер, – пояснил Эйнсли. – Сукин сын пытался покончить с собой, Алекс. Перерезал себе вены, предварительно наглотавшись таблеток. Там, в квартире, повсюду разбросаны пустые упаковки. А потом, наверное, передумал и позвал на помощь.

У меня накопилось достаточно информации о Шефере еще до начала суда. Кроме того, я уже давно составлял на него психологический портрет, поэтому легко мог представить себе, что тут произошло. Первое, что сразу приходило в голову, так это начавшийся тяжелый приступ депрессии, связанный с маниакально-депрессивным психозом. Не исключалась также и циклогимия, при проявлении которой наблюдается резкая смена периодов возбуждения и подавленного состояния. Ко второстепенным признакам этого заболевания относится раздутая, сильно преувеличенная самооценка, снижение потребности во сне, невероятное желание доставлять себе удовольствие и нездоровое стремление к удовлетворению своих потребностей всеми доступными средствами. В случае с Шефером это было желание выиграть любой ценой.

Я передвигался, как в кошмарном сне, ощущая, что произошло самое страшное. Как в тумане я узнал одну из сотрудниц скорой помощи, Нину Дисеса. Нам приходилось работать вместе в Джорджтауне.

– Мы успели как раз вовремя, чтобы спасти эту скотину, – пояснила она и прищурилась. – Паршивые дела, да?

– Насколько серьезна была попытка самоубийства? – поинтересовался я.

Нина неопределенно пожала плечами:

– Трудно сказать. Вообще, порез на запястье достаточно глубокий. Но только на левом. Положение осложняется тем, что он наглотался всевозможных лекарств. Это образцы продукции фармацевтических компаний.

Я потряс головой, словно не хотел верить ни единому ее слову.

– Но ведь он сам вызвал помощь?

– Его жена и сын утверждают, что слышали, как он кричит из кабинета: «Папочке нужна помощь, папочка умирает, папочка серьезно болен».

– Все верно. Здесь они не ошиблись. Их папочка и в самом деле психически тяжело болен. Типичный маньяк.

Я упрямо шел вперед, к бело-красной карете скорой помощи. Камеры продолжали сверкать вспышками. Я никак не мог сосредоточиться. Для него все вокруг представляет собой только игру. Жертвы на юго-востоке, Пэтси Хэмптон, Кристина. И вот теперь еще это. Да он даже готов играть с собственной жизнью!

– Пульс прощупывается хорошо, – донесся до меня голос врача, когда я подходил к карете скорой помощи. В фургоне кто-то настраивал аппаратуру, готовясь снять у пострадавшего ЭКГ. Мне показалось, что я даже слышу слабое попискивание прибора. Через пару секунд я встретился взглядом с Шефером. Он попытался сосредоточиться и очень скоро узнал меня. Волосы его взмокли от пота, а лицо было бледным, как полотно.

– Это все из-за тебя, – выдавил он, внезапно почувствовал прилив сил и попробовал встать с носилок. – Ради своей карьеры ты погубил мою жизнь. Это все из-за тебя! И ты еще ответишь! О Боже! Моя бедная семья! Почему это все происходит именно с нами?

Телевизионные камеры не переставали снимать происходящее, и теперь Шефер смог продемонстрировать свои великолепные актерские данные. Как будто он знал, что потом его будут показывать многотысячной аудитории.

Глава восемьдесят восьмая

Судебное слушание было отложено на неопределенное время из-за неожиданной попытки самоубийства Шефера. Очевидно, представление должно было возобновиться не раньше, чем через неделю.

Средства массовой информации словно сошли с ума. Поступок Шефера стал главной темой многих газет, включая «Вашингтон Пост», «Нью-Йорк Тайме» и «Ю-Эс-Эй Тудэй». Но мне эта небольшая передышка в слушании даже пригодилась: я воспользовался предоставленным временем и смог поработать, применяя совершенно новый подход. Кроме того, я сумел оценить противника. Да, Шефер оказался очень изворотливым и изобретательным.

Мы переговаривались по телефону с Сэнди Гринберг практически каждый вечер. Она специально собирала информацию о других игроках. Ей даже удалось однажды лично побеседовать с Завоевателем. Она призналась, что у нее вызвали сомнения его способности убить человека. Ему было уже почти семьдесят, он серьезно страдал от избыточного веса и был прикован к инвалидному креслу.

В тот вечер Сэнди позвонила мне ровно в семь. Она настоящий друг, и в тот момент, наверное, специально из-за меня не ложилась спать. Я ответил на звонок из своей кельи отшельника на чердаке.

– Вас скоро навестит Эндрю Джонс из Секретной Службы, – своим неизменно строгим голосом сразу же объявила Сэнди. – Разве это не здорово? Лично мне кажется, что такая новость должна была вас просто восхитить. И самое главное – он прямо-таки рвется увидеться с вами, Алекс. Правда, со мной он разговаривал довольно сдержанно, но мне показалось, что он не слишком жалует полковника Шефера. Он не стал объяснять мне, почему. Что еще более поразительно, он в данное время уже находится в Вашингтоне. Это один из лучших сотрудников, и он имеет значительный вес в разведке. Джонс честный и прямолинейный человек, Алекс.

Я поблагодарил Сэнди за полученные сведения и сразу же перезвонил Джонсу в гостиницу, где тот остановился. Эндрю сразу же взял трубку.

– Слушаю. Говорит Эндрю Джонс. Кто это?

– Я детектив Алекс Кросс из вашингтонской полиции. Мы только что разговаривали с Сэнди Гринберг. Как ваши дела?

– Хорошо, очень хорошо. Черт, вернее, не совсем хорошо, конечно же. Бывало и лучше. Видите ли, я специально никуда сегодня не выходил, в надежде, что вы сами позвоните мне. Вы не могли бы встретиться со мной, Алекс? Есть ли у вас на примете такое местечко, где мы бы не слишком выделялись?

Я назвал бар на Эм-стрит и уже через полчаса был на месте. Оказалось, что я подъехал всего на минуту раньше Джонса, и когда он вошел в двери, я сразу узнал его по описанию, которое дал мне по телефону он сам: «Широкоплечий, мускулистый, краснолицый. Типичный бывший игрок в рэгби. Правда, я никогда сам не смотрю эту дребедень, даже по телевизору, но так обо мне говорят мои друзья. Что еще? Ах, да, ярко-рыжие волосы, как факел на голове, и точно такого же возмутительного цвета усы. Все это, я надеюсь, вам поможет узнать меня, верно?» Он не ошибся.

Мы расположились в темном кабинете в дальнем углу бара и начали беседу, чтобы лучше узнать друг друга. В течение последующих сорока пяти минут Джонс делился со мной разнообразной информацией, и не последнее место в его монологе занимали политика и этикет, присущие британской разведке и полиции. Положение и доброе имя отца Люси в армии, забота о его репутации и желание правительства избежать крупного скандала играли большую роль в сложившейся ситуации.

53
Джеймс Паттерсон: Прыжок ласки 1
ПРОЛОГ: Прыжок ласки 1
I 1
II 1
Часть первая: Убийства «Джейн Доу» 2
Глава первая 2
Глава вторая 2
Глава третья 3
Глава четвертая 3
Глава пятая 4
Глава шестая 4
Глава седьмая 5
Глава восьмая 6
Глава девятая 6
Глава десятая 7
Глава одиннадцатая 8
Глава двенадцатая 8
Глава тринадцатая 9
Глава четырнадцатая 10
Глава пятнадцатая 11
Глава шестнадцатая 11
Глава семнадцатая 12
Глава восемнадцатая 13
Глава девятнадцатая 13
Глава двадцатая 14
Глава двадцать первая 15
Глава двадцать вторая 16
Глава двадцать третья 16
Часть вторая: Смерть восседает на бледном коне 17
Глава двадцать четвертая 17
Глава двадцать пятая 17
Глава двадцать шестая 18
Глава двадцать седьмая 19
Глава двадцать восьмая 19
Глава двадцать девятая 20
Глава тридцатая 20
Глава тридцать первая 21
Глава тридцать вторая 22
Глава тридцать третья 22
Глава тридцать четвертая 23
Глава тридцать пятая 24
Глава тридцать шестая 24
Глава тридцать седьмая 24
Глава тридцать восьмая 25
Глава тридцать девятая 26
Глава сороковая 26
Глава сорок первая 27
Глава сорок вторая 27
Глава сорок третья 28
Глава сорок четвертая 28
Глава сорок пятая 29
Часть третья: Элегия 30
Глава сорок шестая 30
Глава сорок седьмая 30
Глава сорок восьмая 30
Глава сорок девятая 31
Глава пятидесятая 32
Глава пятьдесят первая 33
Глава пятьдесят вторая 33
Глава пятьдесят третья 34
Глава пятьдесят четвертая 34
Глава пятьдесят пятая 35
Глава пятьдесят шестая 35
Глава пятьдесят седьмая 36
Глава пятьдесят восьмая 36
Глава пятьдесят девятая 37
Глава шестидесятая 37
Глава шестьдесят первая 38
Глава шестьдесят вторая 38
Глава шестьдесят третья 39
Глава шестьдесят четвертая 40
Глава шестьдесят пятая 40
Глава шестьдесят шестая 41
Глава шестьдесят седьмая 41
Глава шестьдесят восьмая 42
Глава шестьдесят девятая 43
Глава семидесятая 44
Глава семьдесят первая 44
Глава семьдесят вторая 45
Глава семьдесят третья 45
Глава семьдесят четвертая 46
Глава семьдесят пятая 46
Глава семьдесят шестая 47
Глава семьдесят седьмая 47
Часть четвертая: Суд и ошибки 48
Глава семьдесят восьмая 48
Глава семьдесят девятая 48
Глава восьмидесятая 49
Глава восемьдесят первая 50
Глава восемьдесят вторая 50
Глава восемьдесят третья 50
Глава восемьдесят четвертая 51
Глава восемьдесят пятая 52
Глава восемьдесят шестая 52
Глава восемьдесят седьмая 53
Глава восемьдесят восьмая 53
Глава восемьдесят девятая 54
Глава девяностая 54
Глава девяносто первая 55
Глава девяносто вторая 55
Глава девяносто третья 56
Глава девяносто четвертая 56
Глава девяносто пятая 57
Глава девяносто шестая 58
Глава девяносто седьмая 58
Глава девяносто восьмая 59
Глава девяносто девятая 60
Глава сотая 61
Глава сто первая 61
Часть пятая: Эндшпиль 62
Глава сто вторая 62
Глава сто третья 62
Глава сто четвертая 63
Глава сто пятая 63
Глава сто шестая 64
Глава сто седьмая 64
Глава сто восьмая 65
Глава сто девятая 65
Глава сто десятая 66
Глава сто одиннадцатая 66
Глава сто двенадцатая 66
Глава сто тринадцатая 67
Глава сто четырнадцатая 67
Глава сто пятнадцатая 68
Глава сто шестнадцатая 68
Глава сто семнадцатая 69
Глава сто восемнадцатая 70
Глава сто девятнадцатая 70
Глава сто двадцатая 70
Глава сто двадцать первая 71
Глава сто двадцать вторая 72
Глава сто двадцать третья 72
Эпилог: Когда рушатся лондонские мосты 73
Глава сто двадцать четвертая 73