Прыжок ласки | Страница 10 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

На этот раз Шефер включил свой портативный компьютер ровно в девять вечера. Партнеры поступили так же: редко кто-то из них запаздывал или вообще не выходил на связь. Если же такое случалось, они оставляли друг другу пространные послания в Интернете, нередко даже с фотографиями или рисунками своих предполагаемых жертв или любовников. Иногда встречались и любительские видеозаписи. Тогда партнеры должны были решать, являются ли эти кадры подлинными или это искусный розыгрыш.

Шефер даже не представлял себе, как можно пропустить хоть одну партию в этой замечательной игре. Кстати, сам игрок Смерть считался наиболее загадочным, могущественным и оригинальным среди партнеров. Он мог не участвовать в важных встречах на работе и игнорировать задания посольства, если они падали на вечера по четвергам. Он выходил на связь даже тогда, когда болел тяжелейшим воспалением легких, а как-то раз ему днем раньше делали двойную операцию в связи с грыжей.

«Четыре Всадника» считалась уникальной игрой еще и потому, что в ней не было главного, не существовало такого человека, который бы контролировал игроков или руководил действиями партнеров. Каждый из них был независим от других и обладал полной свободой, когда описывал и иллюстрировал свой рассказ. От него требовалось только соблюдать правила, то есть действовать в соответствии с выпавшей на костях суммой очков.

В сущности, каждый из Всадников сам по себе являлся главным в игре, не сравнимой ни с чем в мире фантазии. Игра становилась настолько жестокой и потрясающей, насколько могли развить свое воображение и умение ее участники.

Итак, Завоеватель, Голод и Война подали знак для начала передачи.

Шефер принялся печатать текст:

Победа опять досталась Смерти, на этот раз снова в Вашингтоне. Позвольте поделиться подробностями, а затем я выслушаю славные истории, созданные могущественным вымыслом Завоевателя, Голода и Войны. Я живу только этим, как, впрочем, и все вы. В эти выходные я снова отправился в город на своем фантастическом такси, на «Машине кошмарного сна»…

Теперь слушайте. У меня был прекрасный выбор, попадались восхитительные жертвы, но я отвергал их как недостойные моего внимания. Но затем я отыскал свою королеву, и она напомнила мне о старых добрых временах в Бангкоке и Маниле. Как можно забыть жажду крови, которую испытываешь, наблюдая за боксерами на ринге?

У меня тоже состоялось нечто вроде боксерского поединка, джентльмены. Я забил ее до смерти руками и ногами. Прилагаю свой иллюстративный материал.

Глава четырнадцатая

Что-то замышлялось вокруг меня, и мне это совсем не нравилось. На следующее утро около половины восьмого я подъехал к полицейскому участку. Меня вызвал сам шеф, значит, беседа предстояла серьезная. К тому же, ночью до двух часов я трудился над разгадкой убийства Нины Чайлдз.

Меня посетило нехорошее предчувствие, будто день не заладится. Я ощущал внутреннее беспокойство и напряжение, чего обычно себе не позволял. И этот утренний вызов в участок не сулил мне ничего приятного.

Я нахмурился и повертел головой, пытаясь расслабить мышцы шеи. Перед тем как, наконец, распахнуть такую знакомую тяжелую дверь красного дерева, я стиснул зубы и приготовился к самому худшему. Шеф детективов Джордж Питтман с нетерпением ожидал моего появления в своем офисе, состоящем из трех смежных комнат, куда входил и конференц-зал.

Джеф, как его привыкли называть многочисленные «поклонники» шефа, сегодня вырядился в серый костюм свободного покроя, перекрахмаленную белую рубашку и серебристый галстук. Его сероватые волосы с белоснежными прядями были зализаны назад. Он походил на самого настоящего банкира, каким, в некотором смысле, и являлся. Питтман не уставал повторять, что работает с вполне установленным бюджетом, поэтому всегда заботится о стоимости человеческого фактора, учитывая переработку сотрудников, и следит за зарплатой каждого в зависимости от количества раскрытых детективами дел. Скорее всего, из него получился бы неплохой управляющий делами. Наверное, именно поэтому комиссар полиции предпочитал закрывать глаза на то, что наш начальник – задира, изувер, расист и ярый карьерист.

На стене за спиной шефа висели впечатляющие карты с воткнутыми в них булавками и разноцветными флажками. Первая наглядно демонстрировала количество насилия, убийств и разбойных нападений в Вашингтоне за два последних месяца. По второй можно было проследить динамику коммерческих и квартирных краж. Третья отражала угоны автомобилей. Судя по этим картам, да и по сводкам в центральной столичной газете, можно было смело делать вывод о том, что преступность снижается во всех районах Вашингтона, кроме того, где живу я.

– Вы знаете, почему вы здесь? Почему я хотел срочно увидеть вас? – сразу же задал вопрос Питтман. Он не привык начинать беседу с приветствий или справляться о здоровье. От Джефа доброго слова не услышишь. – Конечно же. Вам все известно, доктор Кросс. Вы же психолог. А потому обязаны знать, как функционирует человеческий мозг. Но я почему-то постоянно забываю о ваших способностях.

«Спокойней. Держи себя в руках», – уверенно приказал я себе. И сделал то, чего меньше всего сейчас ожидал от меня Питтман – добродушно улыбнулся, а затем добавил тихим, мягким голосом:

– Представьте, я не могу себе даже предположить. Мне позвонили от вас, вот я и приехал…

Питтман улыбнулся в ответ так, словно я только что поделился с ним свежим анекдотом. Но уже через секунду он повысил голос, и его шея и лицо побагровели. При этом ноздри шефа раздувались так яростно, что стали видны колючие щетинки внутри них.

Он сжал пальцы в кулак, оставляя другую ладонь раскрытой. Я успел заметить, что пальцы его были напряжены и вытянуты в струну, напоминая карандаши, торчащие из кожаного стаканчика на столе начальника отдела.

– Вы никого не обманете Кросс. Уж, во всяком случае, не меня. Мне прекрасно известно, мать вашу, что вы занимаетесь расследованиями так называемых убийств «Джейн Доу», на что вас никто не уполномочивал. Вы делаете это вопреки моим строгим указаниям и приказам. Некоторые из упомянутых мною дел были закрыты год назад. Я не оставлю все это просто так! Я не собираюсь мириться с вашим неповиновением и снисходительным отношением ко мне. Я прекрасно понимаю, к чему вы ведете. Вы намереваетесь смутить весь отдел, в особенности – меня самого. Этим самым вы демонстрируете, что заискиваете перед мэром и пытаетесь открыто подлизаться к нему. Вы стараетесь выглядеть этаким героем юго-восточного района!

Мне был ненавистен и сам Питтман, и каждое его слово, но я уже давным-давно научился кое-чему, и сейчас это было самым главным. Я прекрасно разбирался в политике внутри нашего отдела. Впрочем, все это достаточно просто, хотя и является настоящим ключом для входа в любое королевство. Знание само по себе – огромная сила. И если вы не имеете его, притворитесь, что владеете им, и побольше помалкивайте.

Поэтому я не стал ничего отвечать Питтману. Я не стал противоречить и что-то доказывать. Я просто молчал. Я и Махатма Ганди.

Пусть Питтман подумает, что я действительно все еще расследую старые преступления, совершенные на юго-востоке, хотя ничего подобного вслух я не произносил. И пускай он решит, что у меня налаживаются отличные отношения с мэром Монро и Бог знает с какими еще влиятельными людьми с Капитолийского Холма. Пусть Питтман считает, что я задумал занять его место или, да простит меня Господь, имею еще большие амбиции.

– Я работаю только над теми убийствами, которые поручены мне. Можете проверить у капитана. И стараюсь раскрыть как можно больше преступлений.

Питтман кивнул. Это было чуть заметное движение головы. Его лицо и шея все еще оставались пунцовыми.

– Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы по возможности быстрее закрыли и это дело. На Эм-стрит вчера вечером был ограблен и застрелен один турист, – пробурчал Питтман. – Это уважаемый немецкий врач из Мюнхена. И сегодня об этом растрезвонили в утренней газете. Я уже не говорю о немецкой и международной прессе. Поэтому я хочу, чтобы вы немедленно занялись этим убийством и, по возможности, быстрее раскрыли именно его.

– Скажите, а этот врач, он белый? – поинтересовался я, стараясь держаться спокойней.

10
Джеймс Паттерсон: Прыжок ласки 1
ПРОЛОГ: Прыжок ласки 1
I 1
II 1
Часть первая: Убийства «Джейн Доу» 2
Глава первая 2
Глава вторая 2
Глава третья 3
Глава четвертая 3
Глава пятая 4
Глава шестая 4
Глава седьмая 5
Глава восьмая 6
Глава девятая 6
Глава десятая 7
Глава одиннадцатая 8
Глава двенадцатая 8
Глава тринадцатая 9
Глава четырнадцатая 10
Глава пятнадцатая 11
Глава шестнадцатая 11
Глава семнадцатая 12
Глава восемнадцатая 13
Глава девятнадцатая 13
Глава двадцатая 14
Глава двадцать первая 15
Глава двадцать вторая 16
Глава двадцать третья 16
Часть вторая: Смерть восседает на бледном коне 17
Глава двадцать четвертая 17
Глава двадцать пятая 17
Глава двадцать шестая 18
Глава двадцать седьмая 19
Глава двадцать восьмая 19
Глава двадцать девятая 20
Глава тридцатая 20
Глава тридцать первая 21
Глава тридцать вторая 22
Глава тридцать третья 22
Глава тридцать четвертая 23
Глава тридцать пятая 24
Глава тридцать шестая 24
Глава тридцать седьмая 24
Глава тридцать восьмая 25
Глава тридцать девятая 26
Глава сороковая 26
Глава сорок первая 27
Глава сорок вторая 27
Глава сорок третья 28
Глава сорок четвертая 28
Глава сорок пятая 29
Часть третья: Элегия 30
Глава сорок шестая 30
Глава сорок седьмая 30
Глава сорок восьмая 30
Глава сорок девятая 31
Глава пятидесятая 32
Глава пятьдесят первая 33
Глава пятьдесят вторая 33
Глава пятьдесят третья 34
Глава пятьдесят четвертая 34
Глава пятьдесят пятая 35
Глава пятьдесят шестая 35
Глава пятьдесят седьмая 36
Глава пятьдесят восьмая 36
Глава пятьдесят девятая 37
Глава шестидесятая 37
Глава шестьдесят первая 38
Глава шестьдесят вторая 38
Глава шестьдесят третья 39
Глава шестьдесят четвертая 40
Глава шестьдесят пятая 40
Глава шестьдесят шестая 41
Глава шестьдесят седьмая 41
Глава шестьдесят восьмая 42
Глава шестьдесят девятая 43
Глава семидесятая 44
Глава семьдесят первая 44
Глава семьдесят вторая 45
Глава семьдесят третья 45
Глава семьдесят четвертая 46
Глава семьдесят пятая 46
Глава семьдесят шестая 47
Глава семьдесят седьмая 47
Часть четвертая: Суд и ошибки 48
Глава семьдесят восьмая 48
Глава семьдесят девятая 48
Глава восьмидесятая 49
Глава восемьдесят первая 50
Глава восемьдесят вторая 50
Глава восемьдесят третья 50
Глава восемьдесят четвертая 51
Глава восемьдесят пятая 52
Глава восемьдесят шестая 52
Глава восемьдесят седьмая 53
Глава восемьдесят восьмая 53
Глава восемьдесят девятая 54
Глава девяностая 54
Глава девяносто первая 55
Глава девяносто вторая 55
Глава девяносто третья 56
Глава девяносто четвертая 56
Глава девяносто пятая 57
Глава девяносто шестая 58
Глава девяносто седьмая 58
Глава девяносто восьмая 59
Глава девяносто девятая 60
Глава сотая 61
Глава сто первая 61
Часть пятая: Эндшпиль 62
Глава сто вторая 62
Глава сто третья 62
Глава сто четвертая 63
Глава сто пятая 63
Глава сто шестая 64
Глава сто седьмая 64
Глава сто восьмая 65
Глава сто девятая 65
Глава сто десятая 66
Глава сто одиннадцатая 66
Глава сто двенадцатая 66
Глава сто тринадцатая 67
Глава сто четырнадцатая 67
Глава сто пятнадцатая 68
Глава сто шестнадцатая 68
Глава сто семнадцатая 69
Глава сто восемнадцатая 70
Глава сто девятнадцатая 70
Глава сто двадцатая 70
Глава сто двадцать первая 71
Глава сто двадцать вторая 72
Глава сто двадцать третья 72
Эпилог: Когда рушатся лондонские мосты 73
Глава сто двадцать четвертая 73