Кофе для истинной леди | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Благодарю, прекрасно, — улыбнулась я, устраиваясь в кресле. Оно оказалось куда жестче, чем выглядело, и заставляло держать спину исключительно прямо.

На столике, кроме чашек с кофе, собственно, кофейника, непременных тостов и любимых Абигейл воздушных пирожных, стояла и тяжелая, запирающаяся на ключ шкатулка. Вскоре герцогиня отпустила служанку, закрыла за нею дверь на щеколду и обернулась ко мне. Я невольно вздрогнула — так изменилось выражение лица хозяйки. Сразу стали заметны тщательно закрашенные белилами синяки под глазами.

— Абигейл?

— Еще одна записка, Виржиния, — вздохнула герцогиня, бессильно опускаясь в кресло. — И знаете, где я ее обнаружила? На своей подушке. Утром, когда проснулась. А эти раззявы, которые сторожили дверь, уверяют, что ночью никто не входил. И как прикажешь это понимать?

— О… право, теряюсь, — аппетит у меня пропал совершенно, несмотря на божественный запах свежих пирожных. — Могу я взглянуть на нее?

— Нет, — голова Абигейл тяжело качнулась, как будто отдельно от тела. — Сейчас записка у «гусей». Что они с ней, интересно, делать будут? К гадалке отнесут? Впрочем, можешь взглянуть на другие — они в точности такие же.

В руках Абигейл сверкнул тусклой медью миниатюрный ключик, и шкатулка беззвучно открылась. В ней лежали аккуратно перевязанные ленточкой записки — желтоватые, словно выполненные на старой-престарой бумаге. Я с безмолвного позволения герцогини взяла их, но внезапно меня посетила идея.

— Абигейл, могу ли я забрать их с собой и прочитать в комнате? На скорую руку такие вещи не изучаются, да и вам сейчас явно не до того. Давайте лучше просто поговорим.

— Пожалуй, — рассеянно согласилась герцогиня. — Я уже устала бояться. Мне постоянно снятся кошмары, хотя я исправно пью успокоительные настои. И, кажется, с каждым днем чувствую себя все хуже. Сегодня у меня защемило сердце — если бы не доктор с его чудодейственными микстурами, то наверняка пришлось бы провести день в постели. А это, как вы понимаете, роскошь для меня непозволительная.

— Вот и забудем на время о неприятностях, — улыбнулась я ободряюще. В кофейню частенько приходили люди угнетенные, а потому поднимать настроение я умела. — Тем более что давно нам не случалось говорить вот так, вдвоем, за чашечкой кофе, — о том, что кофе я не любила, можно было и умолчать.

— Да и не навещали вы меня давненько, Виржиния, надо признать, — проворчала Абигейл, скрывая напряженность. Я не упустила возможности развить тему:

— Настолько давно, что — не поверите! — заблудилась, пока шла к вашему кабинету, Абигейл. Если бы не любезная помощь юного лорда Даниэля, то я самым позорным образом опоздала бы к назначенному времени. А так он проводил меня почти до дверей.

— Даниэль? — удивленно нахмурила брови герцогиня. — Скорее, я поверила бы тому, что он завел вас куда-нибудь в мрачную и пугающую часть замка шутки ради. Леди Стаффорн до сих пор недовольна тем, как мои мальчишки «прогуляли» ее по нашему парку, а ведь она мать их первейшего друга Чарльза.

— Ручаюсь, это было давно, — отмахнулась я и сделала вид, будто задумалась. — Накануне мне случилось перемолвиться словом с вашими сыновьями, Абигейл. И у меня тогда мелькнула мысль: куда же делись те сорванцы, которые наводили ужас на прислугу и ни минуты не могли просидеть на месте? Право, этих молодых, но галантных лордов я бы не отказалась пригласить в свою кофейню.

— Неужели? — неподдельно обрадовалась Абигейл. О том, что количество чудаков в «Старом гнезде» строго ограничивалось — моими усилиями, а общество отбиралось очень тщательно, она прекрасно знала. — Думаете, они способны поддержать светскую беседу?

— И более того — увлечь ею гостей с самыми изысканными вкусами, — уверила её я. — Абигейл, не сомневайтесь — мальчиков своих вы воспитали прекрасно. Что же касается детских шалостей, то вспомните хотя бы меня. Леди Милдред не рассказывала вам, как я, наслушавшись историй о дальних путешествиях, сбежала из дома, из-под носа у гувернантки? То-то скандал был!

— Да, да, помню, — оживилась Абигейл. Тревожная складка у нее на лбу немного разгладилась. — Милдред рассказывала мне. А правда, что однажды вы спрятались в большом глобусе, который стоял в кабинете у графа Эверсана?

— Как вам сказать…

К концу беседы я могла собою гордиться. Мне удалось дважды заставить Абигейл рассмеяться, притом совершенно искренне. Мы вместе обсудили приезжающих на праздник гостей — как оказалось, большинство из них прибывали уже сегодня, и всех нужно было встречать хозяйке Дэлингриджа. К слову, среди приглашенных был и сэр Аустер, предприимчивый эсквайр, владевший половиной цветочных лавок в Бромли. Я планировала летом немного сменить оформление кофейни и украсить ее цветами, живыми и срезанными. Пожалуй, короткий разговор с сэром Аустером был бы полезен. Да и виконт Эймстер с супругой что-то давно не заходили в «Старое гнездо». Надо бы узнать, что послужило этому причиной…

Записки с угрозами я едва успела занести к себе и спрятать в свою шкатулку для почты. Нужно было спускаться к обеду. Эвани сказала, что получила очередное послание, адресованное «мисс Э.», но хотя бы вскрыть его я не успела. Пришлось почти до четырех часов дня мучиться любопытством.

Конечно, послание было от Эллиса, но что он написал на этот раз?

Со всей возможной вежливостью увильнув от беседы с леди Стаффорн и так и не наладив деловые контакты с сэром Аустером, я вернулась в свои покои. Мисс Тайлер со скучающим видом протянула мне серенький дешевый конверт — молча. Убедившись, что дверь закрыта, я нетерпеливо взрезала его.

Послание гласило:

Мисс Э.!

Я ближе, чем Вы думаете. Письма оставляйте «до востребования» на имя мистера Норманна на железнодорожной станции. Со следующим письмом, если нетрудно, передайте двенадцать с половиной хайрейнов и все сведения о деле, не таясь. Кто такая ваша «А.», я уже понял, однако хотел бы владеть полным объемом следственной информации, как поговаривают у меня на службе.

Итак, жду ответа,

Отныне целиком и полностью Ваш,

Эллис

P.S. Ход с «мисс Э.» я оценил, как только узнал, кто носит письма. Мисс Э., вы прелесть.

P.P.S. Можно и двенадцать хайрейнов ровно, но не меньше.

Я почувствовала себя, как рыцарь перед битвой — меня переполнило воодушевление пополам с праведным гневом.

— Магда, приготовь письменный прибор.

— Сию минуточку, леди Виржиния… ох, ну и улыбка у вас! Будто у кошки, которая мышь трепать принялась.

— Кошки не улыбаются, Магда, — весело возразила я. Определенно, общение с Эллисом возвращало мне тонус… Как бы ответить этому проходимцу, но не в ущерб делу? Двенадцать хайрейнов ему… нашел себе содержательницу…

Ну, разумеется!

Я едва дождалась, пока Магда принесет бумагу, а затем села за ответ. Строчки летели из-под пера, как скорый поезд по рельсам. Порой бумага не выдерживала напора, и на ней появлялись ямки-пробоины.

Любезный мой мистер Норманн!

Со всем почтением благодарю Вас за то, что так быстро отозвались на мою просьбу о помощи. Право, не ожидала, что Вы решитесь поступиться служебным долгом и сорветесь к нам, в глушь, в Дэлингридж. Ситуация с А. меж тем складывается серьезная. Сегодня утром она получила очередную записку с угрозами. Содержание их я пересказывать не буду — почти во всех написано «Верни то, что украла, или отдай свою жизнь в кратчайшую ночь лета».

Впрочем, подробнее с записками вы ознакомитесь сами. Пересылаю их вам. Настоятельно прошу их вернуть не позднее, чем через два дня, так как я рискую своей репутацией.

А. получает эти угрозы, по ее словам, уже три месяца. Зная характер А., могу сказать, что в расчетах она точна, а значит три месяца сравнялось совсем недавно. Накануне от сыновей А. мне удалось узнать, что охраняют ее покой четыре сыщика из Управления и около десяти простых «гусей». Тем не менее, сегодня утром А. обнаружила на своей подушке еще одну записку, которую сейчас изучают сыщики.

А. испугана, плохо спит, имеет проблемы с сердцем.

Пока это все, что я могу сообщить,

Искренне Ваша,

мисс Э.

P.S. Мелочи не нашлось, потому высылаю Вам ровно тринадцать хайрейнов. На сдачу можете купить себе леденцов.

7