Королевский вестник: дар власти | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Екатерина Федоришина

Королевский вестник: дар власти

1 Глава

Тихое утро было вдребезги разбито пронзительным звонком. Я поскользнулась, вылетая из кухни, схватила телефон и зажмурилась.

– Где ты шляешься?! Влад был в бешенстве.

Впрочем, такое бешенство считалось его естественным состоянием. Но было бы из-за чего поднимать скандал. Опаздывать в редакцию – не самая большая провинность.

– Час назад ты должна была явиться! Час! Слышишь? Алло!

От крика закладывало уши. Главный редактор считал утренние звонки терапевтическими. Он давно отчаялся наставить сотрудников на путь истинный, потому чуть испорться его настроение, бросался звонить с угрозами финансового характера.

– София, если сейчас же не притащишь свой зад в редакцию, лишу гонораров на три месяца.

От таких слов стало обидно, хотя звучали они привычно. На базовой ставке долго не продержишься, даже если подзатянуть пояса.

– Поняла. Еду, – я отключила связь и бросилась собираться.

Главред знал, что тема гонорара способна мгновенно привести меня в чувство. Уже на улице я поправила колтун русых кудрей. Уловив свое отражение в витрине, мрачно выругалась и побежала по сырым проспектам осеннего города.

В редакцию ввалилась, еле дыша. Пришлось затормозить у входа, чтобы унять сердцебиение. Я стояла, хватая ртом воздух, и судорожно оглядывалась. Ньюс-рум гудел как растревоженный улей. Коллеги бегали по комнате, то и дело сталкиваясь на поворотах. Шуршал принтер, шелестел копировальный аппарат, стучала клавиатура, кто-то громко кричал в телефонную трубку. На редакционном мониторе мелькали слайды смутно знакомой презентации. В изумлении я отыскала взглядом вчерашних собутыльников. Мы устроили неурочную вечеринку, а теперь расплачивались за веселье. Коллеги полулежали на клавиатуре в тоске и унынии. В глазах отражалась экзистенциальная боль человека с похмельем, которому приходится этот факт скрывать.

– Неужели забыла? – поинтересовался бархатный голос.

Из глубин редакции вынырнула Мири. В ее руке дымился пивной бокал, щедро наполненный кофе. Без лишних предисловий я выхватила добычу и сделала огромный глоток.

– Зря вы вчера так набрались, здоровье-то не железное – дипломатично заметила коллега.

– Спасибо за напоминание. За кризис среднего возраста мы тоже выпили.

Она хихикнула, схватила меня за локоть и поволокла в переговорную.

Я молча пила, она смиренно ждала. Наконец, в моих глазах блеснул огонек, на щеках заиграл легкий румянец.

– Влад тебя уволил, – заявила Мири. – Правда, потом восстановил. Потом опять уволил.

– Ясно, значит, сейчас будет восстанавливать. Я вовремя пришла.

– Мы с ребятами попробовали тебя прикрыть. Так и сказали, что с твоей нагрузкой забыть – немудрено.

– О чем забыть? У меня идеальная память.

– Да-да, она так же идеальна, как финансовый баланс нашего издательства.

– Оскорблений я не потерплю даже от тебя.

Мири подавилась хохотом. Она была красива той кукольной красотой, какую любят модельные агентства и фотографы глянцевых изданий. Сама девушка отличалась крутым нравом, нелюбовью к болтовне и некоторой прямолинейностью характера.

Мы были противоположны во всем, включая интересы, но прекрасно уживались в редакции, которая напоминала привычный серпентарий.

– Шутки в сторону, – Мири сменила выражение лица на серьезное. – У тебя неприятности.

Она рассматривала мою одежду. Свитер вызвал ухмылку, потертые джинсы – печальный вздох, но угги стали финальной каплей. В ее глазах отразилась скорбь.

– Советую бежать домой, пока Влад не увидел, и сослаться на внезапную лихорадку.

– Да что стряслось? – не выдержала я. – Сегодня нет мероприятий, нужды наряжаться тоже нет.

Мири вздохнула, сетуя на мою забывчивость.

– Пару месяцев назад ты готовила предложение для полугосударственного проекта. Помнишь?

– Помню. Министерство иностранных дел пожелало сделать специальный информационный проект, посвященный работе двух новых посольств в Нью-Задрипанске.

– Почему в Нью-Задрипанске?

– Потому что министерство отказалось говорить, о каких посольствах речь. Будто существуют в мире страны, о которых мы слыхом не слыхивали. Такую тайну развели вокруг этого дела – не подобраться.

– Тот спецпроект мы все-таки получили. Вчера вечером Влад разослал по редакции письма счастья. Сегодня сюда приедут координаторы, чтобы осмотреться, увидеть редакцию в естественной среде обитания.

– И они потребуют презентацию предложения?

Мири кивнула.

– То есть, я должна сегодня выступать, верно? Это очень плохо.

Жестокое похмелье, сезонная апатия, затянувшийся период жизненного невезения и старые угги – не так я хотела показать себя общественности.

– Послушай, а нет ли у тебя срочной задачи, для прикрытия?

Коллега хитро прищурилась и почесала точеную переносицу.

– Знаешь, я только что вспомнила об одном мероприятии. Мое присутствие – чистая формальность.

– Формальность следует соблюсти, – я гордо выпрямилась. – Однако, у тебя полно дел. А я абсолютно свободна.

– Идея хорошая. Есть одна проблема. Придется поработать мебелью.

– В каком смысле?

– Одна компания сменила владельца и хочет об этом рассказать. Рассылать информацию она не намерена, а поделиться лично – готова. От тебя требуется полчаса посидеть с включенным диктофоном и послушать болтовню неприятных людей о бизнесе.

Я застонала.

– Нет, только не это!

– Тогда ищи приличную одежду. Никто не знает, во сколько приедут координаторы. У нас в запасе может быть как час, так и весь день до вечера.

– Ладно, спасибо за идею. Как говорится, из двух зол следует выбирать наименее затратное.

– Хорошо, тогда пойду к Владу и скажу…

– Что ты мне скажешь?

Дверь резко распахнулась, в проем ввинтилась лохматая голова главреда. Мири мгновенно подобралась и проворковала:

– Дорогой шеф, у меня – деловое предложение.

Дорогой шеф застыл в замешательстве. Он давно не доверял нашей редакционной банде и старался пристально следить за каждым, во избежание коллективных неприятностей. Но девушка не дрогнула. Она улыбнулась и заявила:

– Во-первых, Соня отвратительно выглядит.

– Минуточку, – возмутилась я. – Так нечестно.

Шеф окинул меня придирчивым взглядом, издал звук, похожий на карканье, но кричать не стал. Удостоверившись, что гроза прошла мимо, Мири продолжила:

– У меня полно дел. Кроме того, придется съездить и поработать подставкой для диктофона.

– Хочешь поменяться с Сонькой? Пусть просто переоденется.

– А если координаторы приедут через полчаса? А если…

– Ладно, – перебил шеф. – Я понял. От вашей компании – одни проблемы. Хорошо еще, вы сами их и решаете. Соня идет работать подставкой под диктофон, а ты, Мири, отправляйся читать ее проект. Чтобы обе справились. Меня понято?

– Да, шеф, понято! – рявкнули мы в унисон.

Главред убежал по делам, а мы отправились изучать вопрос в деталях. Через некоторое время я буквально взвыла. Компания, которая решила дать личное интервью, оказалась окутанной паутиной мрака. Финансовая чистота и вылизанная отчетность соседствовали с абсолютной пустотой по личным запросам. Ни скандала, ни интриги, ни расследования – только сухая статистика.

– Они принадлежат мафии? – уточнила я мрачным тоном.

– Неужели тебя смущает их чистота? – усмехнулась Мири.

– Такое чувство, что это кукольная компания, созданная искусственным интеллектом.

– Однако ты ее хорошо знаешь. Это та самая UKRV, которая занимается всем подряд, чем только может. Сегодня тебе предстоит услышать лекцию об их величии и новом главном акционере.

– Ах, вот, почему профиль состава акционеров не заполнен! С ума сойти. Никогда не думала, что увижу этих ребят живьем. Кстати, я даже припоминаю имя их главного… этого… как его…

– Тот закончился. Сегодня тебе представят нового.

– Как это, закончился? Как именно закончился?

– Говорят, умер. Официального релиза пока не было.

Я хлопнула ресницами, окончательно прогоняя сонливость.

– То есть, ты хочешь сказать, что через полчаса я должна появиться в офисе великой и ужасной UKRV, познакомиться с главным акционером, которого никто в глаза не видел, и не опозорить редакцию? Даже не знаю, адекватное ли это решение проблемы презентации.

1