Лимб 2 | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Книга первая из серии

Часть вторая

Глава 1

– Хватит!

– Если он сейчас не заткнётся, я отрежу ему язык!!!

– Райт, хватит!!!

– Ублюдки! Убью… убью всех!!!

– Райт!!!

– Да сделайте уже с ним что-нибудь!!!

Удар прикладом в голову, и тело Райта рухнуло в траву.

– Вот же громкий, – Дюна сплюнула на Райта и повесила обе винтовки на плечо: и свою и парня.

– В клетки их и уходим! Скоро ночь! – прозвучала команда торговца.

– А я думала, хуже путников никого не бывает, – с омерзением прошептала, глядя на кочевников.

– Эти не из той породы, – ухмыльнулась мне Дюна. – Но дела с ними иметь приятнее.

Мне завели руки за спину и толкнули к одной из клеток. Эллисон на удивление молчала, но выглядела так, будто ещё немного и она уничтожит этот сектор со всеми его обитателями к чертям собачьим.

Рыдания Оливии эхом разлетались по долине, казалось, даже вершины гор в унисон подхватывают её стоны и вместе с девушкой умоляют отпустить её обратно – в мирный сектор.

А я больше не кричала. Не дёргалась. Это бесполезно. Применять материализацию тоже не собиралась – этот их главный торговец ясно дал понять, что страдает от садистских наклонностей и отказываться от них пока не собирается. Чёртов любитель отрезать бунтарям какую-нибудь малозначимую часть тела. Например, ухо, пальцы, или язык. Умереть от кровопотери невозможно – рана слишком быстро затянется, но вот новая конечность уже вряд ли отрастёт. Только если тебя на начальную точку за физиологической утратой не отправят.

Оливии запихнули в рот кляп. Видимо язык этой красотки счёлся очень ценным, благодаря экзотической внешности, за которую торговцы собирались получить тройную выручку; она даже Эллисон в этом плане переплюнула. А вот рыжие, судя по всему, особым спросом не пользуются, так как меня кляпом в рот не наградили, но язык за зубами держать велели. И мысли заодно под строгим контролем. А мне мой язык пока что дорог.

Самодельные деревянные клетки, прутья которых между собой скрепляли толстые верёвки, не казались прочными – даже наоборот. Так что и функция у них наверняка чисто визуальная: мы – товар, едем на продажу, так что и упаковка должна соответствовать.

Эллисон и Оливию посади в одну, мне же выделили клетку поменьше.

– Пора, Дейв! – орала Дюна, загружая спины своих сородичей вырученным за нас барахлом. – Скоро ночь!

Торговцы шумно решали между собой, кто потащит платформу, а Райт так и валялся в высокой траве.

Тайлер… А Тайлер скорее всего сейчас где-то перерождается. И я не хочу и не могу на данный момент давать определение тому, что чувствую. Не знаю, какие надежды возлагала на этого парня, не знаю, что к нему испытывала, да и испытывала ли вообще… Одно знаю наверняка: главный принцип заблудших – каждый сам за себя, – сейчас не действует. Мне не всё равно, что с ним происходит.

– Дейв, мы готовы! – объявила Дюна и повернулась ко мне. – Прощай, милашка! Может, ещё встретимся, – подмигнула и забросила огромный рюкзак себе на плечи.

– Ни в этой жизни, – ответила я и подпрыгнула на месте от неожиданности: рожа Дейва оказалась так близко, что даже не знаю, что было более отвратительным: его похабная физиономия, или запах и зловонное дыхание.

Не успела отползти в противоположный угол, как его рука просунулась в клетку, схватила меня за волосы и резко потянула на себя.

Я застонала от боли и вцепилась в прутья, так что аж костяшки пальцев побелели, а чувство, что из глаз вот-вот посыплются искры, нарастало с каждой секундой.

– Молчи, – прошипел мне на ухо Дейв и провёл языком по мочке уха, – сделаем вид, что прощаемся, куколка.

– Я надеюсь, что кто-нибудь очень скоро заставит тебя попрощаться с собственной памятью, больной ты урод, – прошептала ему в ответ, и Дейв рванул мою голову на себя с новой силой, так что я больно ударилась виском о деревянные прутья.

– Помнишь, я говорил, что у нас с тобой незаконченное дельце, куколка? И раз уж так дела сложились, не мог же я не заключить такую выгодную сделку. Ты ведь понимаешь?.. Сама была путником, должна понимать: убить тебя было бы глупо, а вот продать… чтобы ты до конца дней своих чувствовала себя убогой дрянью в этом убогом месте – отличный вариант! Мне нравится!

– Больной урод! Что я тебе сделала?!

– Да… Сделала-сделала. Жаль, что не помнишь. Месть от этого, правда, какая-то… невкусная, – скрежетал Дейв. – Или не месть… считай, что просто отдаю должок! А когда-то давно мы с тобой неплохо ладили, куколка! Я даже предложил тебе присоединиться к своей команде, но ты, маленькая дрянь, обвела меня вокруг пальца, украла лучшее оружие, выкрала карты, продырявила головы четырём из моих парней и свалила, отделавшись лишь позорным ранением в ногу. А мне пришлось набирать новых ребят… маловато нас стало, понимаешь? Благодаря тебе. А хороших заблудших сейчас знаешь, как мало осталось? Мода что ли какая-то у всех пошла: помирать по пять раз на дню…

– Да плевать мне! Я ничего не помню! – стонала, пытаясь разжать кулак Дейва. – Отпусти… Отпусти меня!

Но Дейв не отпускал.

– Так или иначе, нравятся мне такие бабы, как ты – волевые, типа Дюны. Так что будем считать, долгов больше нет. И не знаю, правда уж, или нет, что этот твой проводник сдох, но часть сделки я выполнил, куколка. Карту показал? Показал. О каком именно фрагменте шла речь, разговора не было. Проводника мы не дождались, а с тобой я сделок не заключал, так что… – Притянул меня ещё ближе и зашипел в самое ухо: – Слушай внимательно: они отвезут тебя туда; сектор торговцев, северо-восточное окно. За ним заброшенных сектор, который уже лет сто хрен пойми почему не стирается. Пойдёшь на юг. Окно в сектор, где развлекался твой блондинчик там. – С силой оттолкнул от себя мою голову, и я с тихим стоном повалилась на дно клетки. – На этом всё. Надеюсь, наши дороги больше не пересекутся, куколка. Считай, я свою часть сделки выполнил – дорогу обеспечил. Как выкручиваться дальше уже твои проблемы.

– Зачем рассказал? Какой смысл?! – воскликнула. – Ты же знаешь, я не чувствую окон!

Дейв оскалился и сверкнул весёлым взглядом:

– Ты – нет. – Кивнул на Эллисон. – А она – да. Если прикидывается овцой, возможно, умеет больше тебя. Отлично маскируешься, Элли – идеальная заблудшая Лимба. Всегда любил тебя за твоё дерьмовое нутро!

Платформа с клетками дёрнулась и вновь остановилась. Кочевники продолжали спорить, никак ни в силах определиться с тем, кому тащить груз.

– А с этим что? – прогорланила Дюна, пихая тушу Райта ботинком. – Кажысь засранец в себя приходит.

– Пулю в лоб, – не глядя отозвался Дейв, послал мне воздушный поцелуй и зашагал вверх по склону. – И так, чтобы куколка видела!

Дюна, схватив Райта за волосы, поставила его на колени. Райт что-то невнятно бормотал себе под нос, глядя в землю едва приоткрытыми глазами. Женщина приставила к его шее остриё ножа…

– Пули ещё переводить на тебя, заблудшее ты отродье. Счастливого перерождения.

– Стой!!! – воскликнула я, вцепившись пальцами в прутья клетки. – Не надо, Дюна! Не делай этого.

Дюна помедлила.

– Закройте этой рыжей кто-нибудь рот! – заорали торговцы.

– Возьмите его с собой!

Торговцы загоготали, и Дюна вместе с ними.

– Он может тащить клетки!!! – воскликнула я со всем отчаянием.

***

– Райт, пожалуйста, помолчи… – стонала Эллисон, сдавливая виски ладонями. – От твоего бесконечного пыхтения мы легче не станем!

– Тогда может рыжая поможет, а?! – орал Райт на весь горный сектор, громко пыхтя и задыхаясь, и ему торговцы даже не пытались кляп в рот засунуть; они развлекались и ржали от всей души, наблюдая, как бедняга Райт пытается затащить непосильный груз на вершину горы.

– Давай быстрее! – подгоняли они его. – Надо добраться до соседнего сектора до наступления ночи!

– Чтоб ты сдох, крыса помойная! – ругался Райт. Он был на грани. Все мы были на грани. Но только у Райта эта грань была острее и болезненней, чем у остальных. Он без умолку твердил о том, что как только поубивает ЭТИХ всех уродов, то сразу отправится за головой ТОГО урода – того самого, что убил Джоан. И так как отряд во главе с проводником за ней уже, скорее всего, отправился, то идти и искать её лично не имеет смысла. Так что он, так или иначе, вернётся за ней в Пустынный город и уничтожит там каждого, кто встанет у него на пути.

1