Каррамба, кабальеро! | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Лилия Подгайская

Каррамба, кабальеро!

Англия, Девон

Весна 1513 года

1

Это тёплое и солнечное майское утро, такое приятное и радующее глаз после череды дождливых и холодных апрельских дней, не предвещало, казалось, ничего плохого для семьи небогатого дворянина Арчибальда Фицуолтера. Но это только казалось. Не успело солнце встать в зенит, как к воротам небольшого поместья Бэтгроув подъехало несколько всадников на хорошо откормленных сильных лошадях. Сам сэр Арчибальд был в это время во дворе за конюшней, но его младшая дочь Арабелла, самая бойкая из трёх наследниц, которыми одарила бедного рыцаря судьба, забыв приложить к ним хотя бы одного наследника, оставалась в доме. Из окна второго этажа её зоркие молодые глаза хорошо рассмотрели неожиданных визитёров, и она стремглав кинулась вниз.

– Отец, – тревожно позвала она, – отец, послушай, там, у ворот сам лорд Уэстморленд со своими людьми.

Сэр Арчибальд тут же возник рядом.

– Ты не ошиблась, Белла? Это точно он? – голос отца прозвучал глухо, а лицо сразу посуровело.

От человека, остановившегося сейчас у ворот его владения, бедному дворянину, попавшему в долговую кабалу к жестокому и несговорчивому богачу, не приходилось ожидать ничего хорошего. Свой долг, возникший больше года назад после того, как по всему побережью прокатилась волна английской лихорадки, унёсшей жизни хозяйки поместья и их средней дочери, мужчина уже больше чем наполовину выплатил. Но сейчас покрыть оставшуюся часть он был не в состоянии. И не ожидал, что его кредитор появится так скоро.

– Это точно он, отец, я хорошо его рассмотрела из окна своей комнаты, – подтвердила дочь.

Арабелла не достигла ещё поры расцвета, но подавала большие надежды в отношении внешности. Как жена рыцаря и обе старшие его дочери, она была высока и стройна как тростиночка, при этом имела роскошную гриву золотистых волос и огромные лучистые глаза цвета тёмного мёда. Правда, фигура её ещё не оформилась, и она слегка напоминала кузнечика, но отец прекрасно знал, во что превратится это дитя не сегодня-завтра. Такие превращения он уже наблюдал дважды. Его старшая дочь Энни, которой исполнилось уже восемнадцать, славилась красотой на всю округу. Отец мечтал удачно пристроить её замуж, но с тем приданым, которое он мог дать за ней, говорить было не о чем, ни один дворянин, даже самый захудалый, не согласился бы на такой союз. А время шло, и девушка не становилась моложе, теряя последние возможности. О средней из дочерей, Амелии, он старался не вспоминать, это было слишком больно. Девочка только начала входить в возраст и расцвела, как райский цветок, когда жестокая болезнь оборвала её жизнь. А с ней вместе покинула убитого горем мужчину и обожаемая жена, которой не было и не могло быть замены на земле.

Сэр Арчибальд тяжело вздохнул и двинулся навстречу нежданному гостю. Что он потребует от него на этот раз?

Незваные визитёры, между тем, уже въехали во двор поместья и начинали спешиваться. К ним бросились трое работников, чтобы принять лошадей. Лорд Уэстморленд как раз, пыхтя, слезал со своего коня, когда возле порога дома появился хозяин. Он вежливо поклонился гостю, подумав при этом про себя: «Не знаю, какой чёрт принёс тебя сюда, но очень хотелось бы, чтобы все демоны ада унесли тебя поскорее из моего дома».

– Приветствую вас, милорд, – сказал, тем не менее, вежливо, как и надлежит достойному дворянину, – проходите же и освежитесь прохладным вином. День сегодня на удивление тёплый.

– Благодарю, сэр Фицуолтер, – небрежно ответствовал гость, чертыхнувшись про себя: «И за какие грехи я должен пить это паршивое пойло, которое он называет вином? Однако пригубить придётся, дело моё достаточно серьёзно, чтобы пойти на определённые жертвы».

И гость вошёл в прохладу небольшого и небогатого, но уютного дома. В просторном, чисто выметенном и пахнущем свежестью зале, где по стенам было развешано древнее оружие многих поколений рыцарей Фицуолтеров, верно служивших королям Плантагенетам, гость презрительно поморщился. На том они и пострадали, когда в битве при Босуорте взяли не ту сторону, клятву свою, принесенную дому Йорков, не пожелали, видите ли, нарушить. Там и полегли все до одного. Один младший, Арчибальд, лежавший тогда с тяжелейшей лихорадкой, остался жив, поскольку в битве не участвовал, и сумел сохранить за собой это поместье. Поместье так себе, бедненькое, но месторасположение его очень даже выгодное, и если в него вложить немного денег, можно получить прекрасный результат. Ради этого стоит постараться и даже пригубить паршивого пойла под гордым названием «вино». Такие мысли пронеслись в голове у высокородного гостя, пока он устраивался в удобном кресле, предложенном ему хозяином.

Тут же появились и дочери владельца поместья, командующие слугами, умело и быстро накрывающими на стол. Глаза гостя сразу изменили выражение, стали ласковыми и даже маслеными. Девушки были хороши, ничего не скажешь. Младшая, конечно, ещё не вошла в возраст, напоминает голенастого жеребёнка, но уже теперь видно, что, когда этот бутон распустится, посмотреть будет на что. И полакомиться, разумеется, тоже. Ведь к тому времени она будет уже в его полной власти, а он такого лакомого кусочка не упустит никогда. Ну а старшая уже хороша. Лорд плотоядно улыбнулся. Его младшенький, Роджер, мальчик благодарный и не жадный. Когда он насладится женой сполна, он и батюшке даст отведать её нежного тела. В сыне лорд не сомневался.

А сэр Фицуолтер, внимательно наблюдающий за гостем, весь похолодел. Взгляды высокородного лорда ему совсем не понравились, и он напрягся, приготовившись к словесной баталии.

Долго ожидать не пришлось.

– Надеюсь, вы помните, сэр, что свой долг мне так и не погасили до сих пор, – начал гость, едва пригубив вино, – хотя до осени остаётся уже меньше, чем полгода.

– Я не забыл об этом, милорд, – отозвался хозяин, – и надеюсь уже к концу лета рассчитаться с вами сполна.

Лорд бросил на него проницательный взгляд, в котором на миг промелькнуло торжество, и сердце сэра Арчибальда снова сжалось. Неужели этот старый лис пронюхал, куда он обратился за помощью, и перекрыл ему дорогу?

– Ну-ну, – покровительственно проговорил лорд, – надежда, конечно, дело хорошее, но погода зачастую не склонна идти нам навстречу, к сожалению. Так что даже самые прекрасные планы не всегда удаётся привести в исполнение.

И тут сэр Арчибальд со всей очевидностью понял, что ненавистный заимодавец разнюхал-таки его планы и теперь приложит все силы, чтобы не дать им осуществиться. Зачем? Ответ он получил очень скоро.

– Жизнь не всегда благосклонна к нам, сэр, но мы, люди, готовы помочь друг другу в любой беде, – речь гостя началась слишком сладко, чтобы не содержать в конце жестокого капкана.

Сэр Арчибаль приготовился к самому худшему, и оно не замедлило прозвучать.

– Мы можем вообще больше никогда не вспоминать об этом злосчастном долге, – продолжил свою мысль гость, – если ваша старшая дочь, мистрис Энни, ответит согласием на брачное предложение моего младшего сына, лорда Роджера, переданное им через меня.

«Так, – мрачно подумал сэр Арчибальд, – деньги этого хищного зверя уже не устраивают, ему понадобилось всё моё поместье целиком». И он бросил взгляд на старшую дочь, застывшую словно изваяние. Энни стала бледная как смерть, а в глазах её разгоралось хорошо знакомое отцу пламя, которое грозило вырваться наружу подобно огненной лаве из вулкана и точно так же спалить всё вокруг. Но нужно было оставить хоть какоё-то путь к спасению. И он взглядом приказал дочери посмотреть ему в глаза. В их семье взаимопонимание между членами семьи было удивительным, и Энни взглянула на отца. Его глаза глянули строго – они велели ей молчать. И девушка, с трудом взяв себя в руки, не произнесла ни слова, молча опустив голову.

– Моя дочь, разумеется, польщена вашим предложением, милорд, – вежливо ответил на эти коварные речи сэр Арчибальд, – однако замужество не входит в её планы в ближайшем будущем.

– Как? – искренне удивился гость. – Ведь мистрис Энни уже вот-вот выйдет из приличествующего девушке из хорошей семьи брачного возраста. Она что, решила остаться старой девой?

– О нет, – выдавил из себя улыбку сэр Арчибальд, – мы просто ожидаем приезда её кузена, с которым она давно сговорена. Надеемся, что он появится в наших краях не позднее конца лета.

1