Всячина. Сборник стихов, а также рассказов, сказок и НЕсказок | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Всячина

Сборник стихов, а также рассказов, сказок и НЕсказок

Ольга Васильева

© Ольга Васильева, 2018

ISBN 978-5-4493-3892-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

***

У нежности моей – твое лицо.

Твои ресницы. Взгляд. Твое молчанье.

Дождем полито старое крыльцо.

Сиренью пахнет – остро, как печалью.

У радости моей – твое лицо.

Всей жизни оказалось мало, чтобы

Дойти к тебе. И быть таким глупцом —

Любить без опасений и без злобы.

И без оглядок на постылых дур,

На шепоток, как дымом, за спиною.

На наглый и придирчивый прищур:

Мол, что ты в ней одной нашел такое…

У счастья моего – твое лицо.

Усталый взгляд родной, до боли милый.

Боюсь лишь, жизнь разъединит кольцо,

Которым нас с тобою обручила.

У нежности моей твое лицо…

***

История первая

Странная. ЧЕЛОВЕКУ, КОТОРОГО Я ЛЮБЛЮ

…Так случилось, так произошло, что все мои стихи, рассказы написаны о Вас.

И Вы – знаете это…

Мы с Вами не говорим о любви

Мы вообще, редко произносим это слово.

Когда есть такая близость, не нужно облекать Это в слова – незачем.

В словах чувство мельчает, словно его пытаются приручить, приземлить, чтобы было легче достать рукой – недостижимое.

Оно есть только – в изменившемся вдруг голосе Вашем.

В нежности, которую Вы, верно, и сами не замечаете…

Это все написано – о Вас.

И – обо мне.

***

Я тебя сквозь ночную вселенную

Слышу!

Через павшие и невзошедшие звезды.

Ты молчишь, и навстречу мне трудно

Дышишь.

Понимая, что это совсем серьезно.

Как болезнь, как простуда – зимой

Вечной.

Как судьба – непреклонно и ясно. Как небо.

Как прожить нам с такою болезнью

Сердечной.

Не уйти, не забыть, словно этого не было.

Слышу мысли твои. Прикасаюсь я тихо

Лишь четыре шага, по пространству – и рядом.

Но тут скажет нам кто-то: «Скорее, Ваш выход!»

И ко входу уже не вернуться обратно.

Я тебя через все расстояния – слышу!

Кожей чувствую жар твоего дыханья…

Говорят, уже поздно и время все вышло…

А зима нынче будет суровой и ранней…

***

Потому что пришли Вы – и началась новая, другая жизнь. Нет, не так… Началась Жизнь, в которой я Неспокойна. Не уверена.

В которой я не имею права на леность души, сердца, ума.

Потому что – Вы.

Я не могу, не смею подвести Вас, обмануть – оказаться хоть немного не той, с кем Вы хотите говорить, слушать, видеть.

Это – та высота, упав с которой можно разбиться – совсем. То есть – потерять себя. Вас…

***

Я его без памяти люблю…

Бесконечно, солнечно и нежно

Сумасшедше, грустно, безнадежно…

Я его без памяти люблю!

Я его без памяти люблю…

Жизнью оплачу я это чувство!

Уберечь себя – забыто мной

искусство.

Я его без памяти люблю.

Я его без памяти люблю…

Пусть потом грозит беда потери,

Ни во что теперь я не поверю!

Я его без памяти люблю!

***

С Вами в мою жизнь пришли и радость, и смысл, и интерес к этой самой жизни.

И всякий раз – волнение: а дотянусь ли я до Вас словом, вздохом…

Будет ли снова между нами то Понимание, когда я закрываю глаза и чувствую Ваше теплое дыхание. И душа Ваша касается моей.

И ночь становится такой короткой, и Ваш смех звучит нежно и взволнованно. Как часто так бывает, как редки такие минуты!

И как они дороги…

***

Не рубите сплеча —

Будут просто дрова.

Будет просто очаг,

И чужие слова,

Тяжесть капель в глазах,

Покачнувшийся свет.

Кто-то что-то сказал,

Дверью хлопнул – привет.

Точно филин, не спит

В ночь таращит глаза.

В неразбавленный спирт,

Тот, кто это сказал.

***

Неужели Вы не чувствуете, неужели же мне только показалось, что мы дышим, думаем в унисон…

И эта неуверенность сжигает душу дотла.

Аутодафе

Я знаю, на что иду.

И душу сожгу в любви.

На площади толпы ждут —

Ты молча благословишь

Идти на костер. Пылать,

Как факел. И на ветру

Мне только одно желать:

Подольше гореть костру…

***

Сантименты нас нынче не тронут:

Мы с тобою воюем с судьбою.

Происходит и в нашей Вероне

Что-то. Что добывается с боем.

Добывается кровью, слезами.

И бесслезными злыми ночами

Ты собою – как будто бы, занят

И на письма мне не отвечаешь.

Мы слепили свои расстоянья

Из разлуки. Из разности вычли

Опыт жизни. А память буянит —

Надоевшая старая притча

Нам запомнилась. Больно. И ранит

Шпагой ржавою. Снова и снова.

И стакана немытые грани

Ядом вермут окрасят. До крови.

***

Иногда дни тянутся бессмысленно и пишутся тоскливые и пошлые строки – потому что без Вас…

Я не чувствую Вас нынче рядом – и все волшебство пропадает.

Нет, я не могу и не хочу быть такой – для Вас.

Мне не жалость Ваша нужна, а – больше. Намного.

Я должна, обязана жить своей жизнью – хотя бы просто для того, чтоб не стать Вашим отражением.

А кому же интересно собственное отражение…

***

В небе первая встала звезда.

Три секунды – полет в никуда,

И гудят над землей провода,

Непривычные к нежным словам —

Это Вам!

Вам – бессонный сегодня рассвет.

Проливает свой призрачный свет

В заоконный Ваш сад. И едва

Розовеют травы острова —

Это Вам!

Вам – стихи и мечты, и слова.

И все песни, конечно, для Вас.

И пускай я опять неправа,

Раз посмела о Вас тосковать…

Это – Вам.

***

Ездила во Францию

В Париже так вспомнились Вы…

Смешно, но Париж оказался до боли похожим на Питер – такие же улицы, скверы, садики, толпа прохожих.

И очень уютным, каким-то своим, близким.

Напишу про Париж – что Вы скажете?

Вот французские деревни и города интересны. Кабачки, завсегдатаи, почему-то часто с ярким платочком на шее, даже если он в футболке. Полная нарядных людей улица – свадьба у здания мэрии, и девочка в розовом платье убегает из толпы, а ей вслед лричат и догоняют – пора идти на церемонию.

Уличный театр – кровать с панцирной сеткой стоит прямо на песке скверика. И по тонкому канату над ней нарядно-яркий человек.

А Вас нет, нет рядом! И я не могу сказать: Смотрите же!» и рассмеяться вместе с Вами, и быть рядом, а значит – быть счастливой.

***

Про Париж

Косым дождем расчерчен Нотр-Дам.

Толпа цветных зонтов стоит у входа,

И, несмотря на скверную погоду,

Устроен кем-то маленький скандал:

Подешевели Эйфелевы башни.

С тоскою вспоминая день вчерашний,

Бормочет негр, сиреневый фингал

Цветет, как будто куст рододендрона.

Зимой и летом он всегда зеленый

И злой, как негр. Кого-то он ругал,

Туристов на подъемнике пугал,

И длиннохвостой очереди оптом

Настойчиво он скидки предлагал.

И слышался многоязычный шепот.

А город независимых людей —

(а может, просто очень одиноких)

Париж шумел, сидел клошар убогий,

Как у Гюго. Покинутых сердец

В Париже оказалось очень много.

Парижское

Фонари заглянули в витрины,

И остались при них до рассвета.

И луны яркий цвет мандаринный

Разукрасил обрывки газеты.

Нам расстаться сейчас невозможно.

Не уйти, и сплетенные пальцы

Не разжать. А разлуки дорожной

Путь почти уже вышит на пяльцах.

Я согрею холодной щекою

Твои жаркие скорые руки.

И дыханье твое так щекотно,

И «люблю» прозвучит – не по-русски…

С тобой и без тебя

Поцелуи через стойку,

И вино в большом бокале.

Он, как видно, очень стойкий,

1