Принесите мне голову Айви Покет! | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Калеб Крисп

Принесите мне голову Айви Покет!

© Аллунан Н., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Посвящается моей благодетельнице Гвендолин Грейстрок, которая по доброте душевной убежала в смущении

1

– Почему мы останавливаемся?

Я вовсе не спала – так, задремала немного, как это бывает с юными барышнями во время долгих поездок в дилижансе. Голова моя изящно запрокинулась, рот распахнулся, из носа раздавалось дивное мелодичное похрапывание. В дрёме я была сама элегантность.

– Возница, почему мы останавливаемся? – повторила моя соседка весьма раздражённым тоном. – До следующей остановки ещё ехать и ехать! Безобразие!

Мой мирный сон развеялся под натиском этих воплей. Пока она разорялась насчёт «остановок вне расписания», я поняла, что дребезжание стёкол в окнах и грохот колёс становятся тише – дилижанс действительно сбавил ход и остановился.

– Прошу прощения. – Мне в бок чувствительно ткнулся острый локоть. – Ты не могла бы подвинуться? – И кто-то втиснулся на сиденье между мной и окном.

Тут уж я проснулась окончательно и открыла глаза:

– Что вы делаете, неразумное вы животное?!

Это оказалась чопорного вида американка, мисс Финч. Та самая, которая удивлялась, как это я еду в Лондон совсем одна.

– С моего места дорогу не видно, а я желаю знать, чем вызвана эта непредусмотренная остановка. – Она поджала губы и нахмурилась. – Это просто возмутительно! Поперёк всех правил!

Меня плотно прижало к боку соседа – симпатичного юноши, мирно спавшего в обнимку с «Дэвидом Копперфилдом». На сиденье напротив расположились три сестры-старушки с белыми как снег волосами (мы не успели познакомиться, но я совершенно уверена, что их звали Коротышка, Лопоушка и Бука). Они увлечённо стучали спицами, вывязывая одинаковые шарфы в синюю и жёлтую полоску.

– Ну конечно, – сказала я, любезно толкнув мисс Финч плечом. – В конце концов, что это за поездка в дилижансе, если никто не набрасывается на тебя во сне?

Мисс Финч отдёрнула занавеску.

– Мне очень жаль, – заявила она без малейшего сожаления. – Мне показалось, я всего лишь легонько задела тебя.

– Вы правы, – пылко согласилась я. – Не сомневаюсь, тычок вышел таким сильным только потому, что природа наделила вас ручищами дровосека.

Посмотрев на свои руки, Мисс Финч отчаянно заморгала:

– Я… мне всегда говорили, что я очень изящного телосложения!

– Тем больше бросаются в глаза ваши здоровенные предплечья. – Я дружески похлопала её по колену. – Почему бы вам не присоединиться к какому-нибудь бродячему цирку, дорогая? Вы могли бы сколотить состояние!

Она нахмурилась, покачала головой и фыркнула – должно быть, так у американцев принято выражать благодарность и восхищение. Потом мисс Финч снова повернулась к окну:

– Снаружи так темно – ничего не разглядеть.

Тут она была права. Хотя карманные часы американки показывали только два пополудни, за окном царили сумерки. Тёмные низкие облака клубились над нами словно дым из печных труб.

Я откинулась на спинку сиденья и вздохнула. Задумалась о том, как я тут оказалась. Дилижанс направлялся в Лондон. И у меня были самые серьёзные причины предпринять это путешествие. Я собиралась спасти Ребекку и вернуть её домой (а попасть прямо ко Дворцу Проспы можно было только с Уинслоу-стрит). Выяснить, откуда стражи, которые держат её в плену, знают меня в лицо. И ещё освободить Анастасию Рэдклиф из ужасного сумасшедшего дома в Айлингтоне, а потом помочь ей разыскать ребёнка, с которым её жестоко разлучили. Но прямо сейчас дилижанс никуда не ехал. И я начала понимать, что это может быть не к добру.

– Вам что-нибудь видно, мисс Финч? – спросила я.

– Не так уж много. Вот кучер спускается с козел…

– На дороге что-то лежит, – добавила Лопоушка, выглянув в своё окно.

– Что ещё такое? – спросила Коротышка.

Бука щёлкнула пальцами и посмотрела на меня как на пуделя, который должен исполнить команду.

– Девочка, сходи-ка скажи вознице, чтобы объезжал всё, что валяется на дороге. Нам с сёстрами непременно нужно быть в Лондоне к девяти часам, а не то мы опоздаем на корабль.

Вообще-то я терпеть не могу делать что велено. Особенно то, что велено всякими старыми перечницами. Но мне и самой хотелось узнать, чем вызвана задержка. Поэтому я протиснулась мимо мисс Финч и выбралась на дорогу.

Слева и справа колосились поля спелой пшеницы, из-за мрачных туч золотые колосья казались рыжевато-ржавыми. Со стороны упряжки доносился разговор на повышенных тонах. Но лишь когда я обошла лошадей, я поняла, что происходит.

Небольшая телега, гружённая бревнами, лежала на боку. Рядом лежал и её возница с окровавленной головой. На обочине стояла дородная, крепко сбитая женщина и отчаянно всхлипывала. Наш кучер, мистер Адамс, выпрягал из телеги пару вороных.

Освободив лошадей, он склонился над раненым, которого, похоже, больше всего заботила судьба телеги. Они поговорили о том, что случилось, и мистер Адамс показал в сторону небольшого крестьянского домишки в отдалении, заметив, что помощь бы не помешала.

– Хотите, я сбегаю и позову кого-нибудь? – вызвалась я.

– Меня чуть не убило! – завопила толстуха. – Это просто чудо, что я шею себе не свернула!

– Вы ранены, мэм? – спросили у меня из-за спины. Я обернулась и увидела мисс Финч – она смотрела поверх моего плеча, сдвинув брови. – Могу я вам помочь?

– Я ударилась плечом, когда упала, – сказала женщина, баюкая руку. – Теперь оно жуть как болит. Меня чуть не убило!

– Что случилось? – полюбопытствовала я.

Она кивком указала на раненого возницу:

– Головы у него на плечах совсем нет, вот что случилось! Кто ж так правит!

Тучи пролились дождём нам на головы, а ветер подхватил струи и стал бросать их куда попало.

– Бедняжка, – сочувственно сказала мисс Финч. – Посидите с нами в дилижансе, там тепло и сухо. А мы пока пошлём за доктором.

– Вы очень добры, – поблагодарила женщина. – Но лучше я останусь тут, присмотрю за своим добром. – Она кивком указала на меня. – Может, девочка посидит со мной? Так мне было бы спокойнее, а то я страшно распереживалась.

Мисс Финч, похоже, решила, что это прекрасная мысль – подтолкнув меня к плачущей особе, она поспешила укрыться в дилижансе.

Толстуха вцепилась в мою руку и принялась повторять, как она чуть не погибла. Я заметила, что она то и дело украдкой оглядывается на дорогу позади дилижанса.

– Здорово вам досталось по голове, – заметил мистер Адамс, помогая вознице встать на ноги.

– Ничего, бывало и похуже, – отозвался тот, содрогнувшись от боли. – Вот посижу немного – и буду как новенький.

Мистер Адамс дал ему опереться на своё плечо, подвёл к обочине и осторожно усадил на землю. Я почти не обращала на них внимания – мой взгляд был прикован к толстухе, которая крепко сжимала мою руку. Для дамы в беде она выглядела на удивление мускулистой. Глазки у неё были крошечные, ужасно близко посаженные. Кожа такая рыхлая, что напоминала грубую лепёшку. Нос свёрнут набок. Как ни посмотри, всё выглядело как настоящее. Но меня ей было не обмануть! Я-то сразу поняла, кто скрывается под этой искусной маскировкой.

– Весьма впечатляет, мисс Олвейс, – сказала я, рывком высвободив руку. – Перевёрнутая телега, раненый возница… Кто угодно бы поверил.

Злодейка попятилась, вытаращившись на меня во все глаза:

– О чём ты говоришь? Я чуть не убилась! Я чуть шею себе…

– Да-да, конечно, ваша шея едва не переломилась напополам. Но она цела, потому что всё это – лишь хитрая ловушка. Только меня вам не провести.

– Да ты бредишь! – Преступница обратилась к мистеру Адамсу: – Вы слышали, что сказала эта девочка? Она сошла с ума!

Небо содрогнулось от грома, а мистер Адамс поскрёб в бороде и задумчиво уставился на меня.

– В уме она или нет, не скажу, – отозвался он, – знаю только, что она путешествует совсем одна и налегке.

– Вот-вот! – закричала женщина. – Что это за ребёнок, который поедет через полстраны без сопровождения и пожитков?

Обвинительные вопли всегда привлекают публику – неудивительно, что из двери дилижанса высунулись физиономии трёх сестёр-вязальщиц.

1