Тайские народы. Языки, народы, миграции, обычаи | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Тайские народы

Языки, народы, миграции, обычаи

Андрей Тихомиров

© Андрей Тихомиров, 2018

ISBN 978-5-4493-5502-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Тайские народы

Тайские народы (современная классификация):

– Буи

– Лао

– Лы

– Нунг

– Тайцы

– Чжуаны

– Шаны

– Юан

Тайские народы входят в ещё более крупную семью ай-кадайских народов:

– Кадайские народы

– Ли

– Тайские народы

– Кам-суйские народы

Антропологически тайские народы представляют собой варианты южно-монголоидного типа. У некоторых тайских народов (лао, нунг, тайцев) проявляются некоторые черты так называемого «веддоидного типа» – негроидно-австралоидной расы.

То есть в реальной жизни происходит смешение (ассимиляция) представителей различных рас. Ещё в конце 19 века известный русский антрополог и зоолог, основатель антропологи в России, крупный научно-общественный деятель, с именем которого связаны развитие первых антропологических учреждений и широкая популяризация научных знаний Анатолий Петрович Богданов (1834—1896 гг.) утверждал о принципиальном различии единиц расовой систематики и этнических категорий, о различии понятий раса и народ, раса и племя. Богданов в лекции «О задачах краниологии» (1868 г.) сделал заключение, что «родство племен по языку, быту и обычаям не есть еще родство по происхождению». В ряде работ Богданов высказывал предположение, что один и тот же расовый тип может изначально входить в состав различных этнических групп и что формирование каждой отдельной группы может происходить на расово разнородной основе.

Древние племенные общности основывались таким образом на действительных или мнимых кровнородственных связях, то есть состояли из людей, имевших общее происхождение или во всяком случае считавших себя связанными таким происхождением. Характерной особенностью древнейших племенных общностей являлось отсутствие внутри них сколько-нибудь значительного социального расслоения, то есть существовал так называемый «первобытный коммунизм». В силу этого культура племенных общностей была единой: этническая и социальная специфика культуры у первобытных людей, живущих в различных частях Земли, более или менее совпадали между собой. Постепенно, вожди-жрецы захватывали власть над соплеменниками и постепенно сформировали первое антагонистическое общество – рабовладение, религии сформировавшиеся в период рабовладельческого строя существуют и поныне: иудаизм, буддизм, христианство, ислам. При обращении к вымышленному персонажу – богу используется термин именно рабовладельческого строя – господин (мой господин, господи, господь и другие схожие названия). Не могут же рабы (а именно так рабы и именуют себя по отношению к своему господину) называть своего хозяина «Ах, ты, мой рабовладелец»! Всё это списано с того рабовладельческого общества, которое и существовало в период зарождения этих религий. Сказки народов мира доносят до нас реально существующие порядки того или иного общества. Например «Сказки тысячи и одной ночи» повествуют о том, как когда-то жестокий и злой царь Шахрияр почти каждый день брал себе новую наложницу, а затем наутро она ему надоедала, и он её убивал, родители прятали своих дочерей от лютого правителя, даже дочь своего визиря (главного сановника) Шахразада была вызвана царём для того, чтобы стать наложницей. Но она оказалась искусной сказительницей и каждую ночь рассказывала правителю сказку, а окончание сказки переносила на следующую ночь. Так она и рассказывала сказки тысячу ночей, почти 3 года, а на тысячу первую ночь, Шахрияр заявил, что убивать Шахразаду не будет и что ни одна девушка на свете не сможет сравниться с ней. Данный текст подтверждает, что в рабовладельческом обществе царь – главный рабовладелец, а все его подданные, включая даже его главного советника, являются по отношению к нему только рабами. Царь может делать со своими рабами все, что ему вздумается. И именно такой рабовладелец-вседержитель, по мнению верующих, и «проживает» на небесах, захотел убил, захотел помиловал, его надо постоянно хвалить, как и земных царей, говоря: «слава богу», «богу слава», «всё по воле бога»! То есть не некий несуществующий субъект создал человека по своему образу и подобию, а сам человек создал в своём воображении несуществующий субъект, чтобы таким образом объяснить окружающий мир, в том числе и существующее рабовладельческое общество.

Однако в эпоху первобытнообщинного строя, по всей вероятности, уже начали формироваться этнические общности различных порядков. На основании сравнительного изучения этнографических и археологических материалов многие ученые предполагают, что ещё до образования древнейших племен территориальные группы людей, спаянные общей хозяйственной деятельностью, делились на 2 половины, внутри которых были строго запрещены браки и вообще половые связи между мужчинами и женщинами. Вступать между собой в брачные отношения могли только люди, принадлежавшие к разным половинам первобытного общества. Половины эти получили в этнографической науке название «фратрий» (буквально «братств»), а связанная с ними организация первобытного общества – «дуальной» (двойной) организации. Обычай вступать в брак только с членами чужой половины был назван «экзогамией» (древнегр. «экзос» – внешний и «гамеос» – брак). У наших далеких предков и не имевших устойчивой социальной организации, обычай экзогамии, едва ли не самый древний в истории человечества, возник, по-видимому, в процессе постепенного обуздания животных инстинктов. В дальнейшем древнейшие фратрии подразделялись на более мелкие, также экзогамные группы (роды), ведущие свое происхождение от общих, действительных или воображаемых, предков. Род (первоначально, вероятно, материнский) стал ядром первичной социально-экономической организации человеческого общества. Племена, состоявшие из фратрий, в свою очередь делившиеся на роды, были, по-видимому, древнейшими этническими общностями людей современного вида, которые сложились либо в результате деления первобытных стад на 2 экзогамные части, либо путем объединения 2 самостоятельных коллективов. Однако отдельные племена вряд ли были основными этносами первобытного общества. Скорее всего, в процессе дробления и объединения отдельных родственных, а возможно и неродственных племен очень рано стали складываться более крупные объединения – группы племен, живущих на смежных территориях, говорящих на диалектах одного языка и обладающих многими общими особенностями культуры. Именно такие объединения племён и представляли собой основные этносы, или народы, эпохи первобытнообщинного строя.

Изложенные взгляды на происхождение древнейших этносов подтверждаются фактическими материалами, относящимися к народам, в жизни которых до недавнего времени сохранялись многие черты первобытнообщинного строя. Так, например, австралийцы, как пишут в своей книге Чебоксаров Н. Н. и Чебоксарова И. А. «Народы. Расы. Культуры», М., 1986, с. 70—71, делились на отдельные племена. Численность разных племен колебалась от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Большинство этих племен представляло собой, по-видимому, уже племенные объединения – своего рода народы, или этносы, первобытного общества. Именно такими общностями, состоящими из отдельных небольших племен, были, по-видимому, наиболее известные племенные группы австралийцев: камилароп, курнаи, наррпньерп, аранда, варрамунга, кариера, ньоль-пьоль и др. Границы между этими общностями часто бывали расплывчатыми и неопределенными. Соседние племенные группы мало отличались друг от друга по своим хозяйственным и культурно-бытовым особенностям. Отдельные люди могли переходить из одного племени в другое. У австралийцев не было ни племенных вождей, ни племенных советов, ни каких-либо других форм постоянной племенной организации. Но каждое племя имело свое название, территорию, свои особые обычаи, обряды, предания о происхождении и другие этнические традиции. Отдельные племена большей частью говорили на диалектах одного языка, характерного для целой группы родственных племен, то есть для первобытного этноса.

1