Время. 04:00 | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Время

04:00

Сергей Самсошко

© Сергей Самсошко, 2018

ISBN 978-5-4493-5483-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

04:00

не пролил пиво на пол. Затем, сказал, что в его кармане только русские деньги. Ну, я просто пошутил. Мне вообще плевать, что там у него в кармане. Любезничая, он предложил мне кругаль. И весь вечер мы играли в игру под названием «Заяц – волк». Ребят, друзья – это волки, жаждущие тебя съесть. Друзья – это не собаки, что верны и внимательны. Но заповедь гласит – возлюби врага своего, ибо только мытари занимаются не тем, чем надо. Соло на нервах. «Сбавь напор, милостивый государь». Люблю детей – они всегда искренни. Дети никогда не обманывают. В крайнем случае, мы сами вынуждаем их обманывать. Из страха перед взрослым, ребёнок машинально начинает сочинять первое, что придёт на ум. Из страха. Некоторые дети весьма нахальны. Сразу видно, кто их воспитывает. Взрослых легко прочитать по поведению их детей, каким бы садизмом это не пытались исправить. Лицемерны мы – испорченное общество. Дети здесь ни при чём. Как можно с них что/то спрашивать, если они повторяют за родителями. Излишняя приставучесть детей объясняется тем, что им всегда нужна опора. Как/то иду по проспекту, достаточно быстро иду, и тут, как магнитом, вокруг меня образуется целая стая школяров. Вроде они тоже куда/то спешат. У меня шаг вполовину длиннее, так что им уже приходится бежать за мной. А когда ускоряюсь – отстают, начинают смотреть по сторонам. Хороший педагог, наверное, должен уметь видеть эту дистанцию. Хорошему педагогу следовало бы учитывать скорость движения детей. Некоторые, замечу, совершенно не справляются с ситуацией. Роняют авторитет в классе и вот, ты уже сам ученик, а не учитель. Советское прошлое породило целое поколение садистов – людей жёстких, сильных и бескомпромиссных. Отсутствие гибкости советского человека, особенно среди педагогов, уничтожило всю интеллигенцию в обществе. Как, простите, жить без интеллигентов? Всё, что нас окружает – не просто дело рук и ума учёных, а именно интеллигентных учёных. Людей, в общем/то, образованных и продуктивно мыслящих. Гагарина в космос запустил человек интеллигентный, мыслящий, образованный. Академик – это призвание. Можно купить себе целую пачку дипломов. Мы же потребители. Но вот, чтобы запустить человека в космос, тут нужна голова и нестандартный подход в работе. Чтобы сформулировать теорию квантовой механики, понадобилось сначала сформулировать теорию фотоэлектрического эффекта. А затем, ещё долгое время спорить кто прав: Альберт Эйнштейн или Нильс Бор. Помню, когда меня поносили учителя за неуспеваемость… а куда я, собственно, не успевал? Прорабом на стройку? Сегодня я пишу высокоинтеллектуальные книги и художественные произведения. А те, у кого я списывал математику на экзамене, отупели сидя в социальных сетях, кабаках и офисах. Они уже давно утратили все знания средней школы, и даже, наверное, знания институтские. Правда, в институте я никогда не учился. Хотел поступить, но как/то всё так сложилось, что студенческая жизнь обошла меня стороной. Я самоучка. Но я беспредельно прогрессивен в своём деле. Давайте, покажите мне писателя, которого можно было бы сравнивать со мной. Я наполовину стихиен, а потому, отлично разбираюсь в законах природы и социума. Я на собственной шкуре их прочувствовал – прожил. Точнее, продолжаю, пока, слава богу, переживать. Учить детей ничему не надо – их надо отучать. То бишь – заложить в них фундаментальные знания и отпустить на волю. Такое под силу, только прогрессивному педагогу. Вы только вдумайтесь в слово «фундаментальные». Знания принципов и законов природы. Помню, как Таша пригласила меня на работу, просто, чтобы посмотреть, как идут дела. Она работала педагогом в музыкальной школе. Она совершенно не справлялась с ситуацией. Эти бесенята шумели, дразнили, играли и прыгали, и скакали – её среди этого гама не было слышно. Затем, в класс вошла завуч и всех построила по стойке смирно. Детский сад сразу же превратился в адскую кузницу. Гибкость. Преподаватель, у которого отсутствует гибкость мышления, ничему хорошему научить не может. То/то я смотрю некоторые «живописцы», в своё время отлично закончившие художку, ни черта не справляются в создании шедевра. Ну, ладно, о создании шедевров мы ничего говорить не будем – скажем, качественной высокоинтеллектуальной живописи. Им просто не хватает креативности. Их творческое начало загнано в угол. Оно никак не может прорасти и дать плоды. Пустоцветная смоковница. Зато, авторитет такой, что глаза на лоб лезут от такой степени тщеславия и хамства. Скромней надо быть, друзья. После моих выступлений о дружбе, слово «друзья» теперь поперёк горла встаёт. Ну, и что с того, что ты гений? Допустим, людей твоих умозрительных способностей не слишком много обитает на этой планете. Но это лишь увеличивает ответственность за других. Теперь ты просто обязан служить опорой всем остальным, кто в этом нуждается. А ты представь, что попал на планету, где сплошь все дикари. Эти дикари связали тебя и несут на костёр. Они намерены зажарить тебя и съесть. Они совершенно не понимают по/русски. Им по фиг, что ты там кричишь. Им хочется мясца. Глазёнки твои выколоть и запечь в угольях. И вот, ты уже на грани смерти и одновременно на грани жизни. Тебе приходит гениальная мыслишка одурачить всех этих дикарей, показав им как можно извлечь огонь из карманной зажигалки. Тужась под плотными верёвками, ты кое/как достаёшь из заднего кармана джинс зажигалку Zepo, и быстро/быстро чиркаешь колёсиком. Тут все, конечно, в шоке. Маг огня оказался в плену дикарей. Они развязывают тебя и требуют объяснить механизм. А потом, ты им рассказываешь, как обрабатывать камень и строить долговечные жилища; как вырыть колодец и черпать из него ключевую воду; как пошить приличный костюм с удобной посадкой; как вспахать землю и засеять культурными растениями; как делать вино или гнать чачу; как разводить домашних животных. Спустя время, ты уже нарабатываешь такой авторитет, что доселе дикое племя уже не представляет жизни без твоего в них присутствия. Однако, не навсегда. Придёт время, и тебя обязательно свергнут антилидеры. Но тебе уже будет по барабану, что они с тобой сделают. Ты уже и сам будешь не прочь, чтобы тебя зажарили на костре и обглодали кости. Зато, какой путь ты проделал, как обогатил знаниями дикарей, как способствовал процветанию общества, какая слава о тебе пошла по устам трепетных женщин. Вот, как должно происходить в общеобразовательных учреждениях. Мне эти ваши задранные носы видеть не хочется! Препод истории полагает, что хорошо знает историю. Но может ли он объяснить с помощью каких технологических хитростей древние египтяне поднимали камень весом в несколько тонн на самую макушку пирамиды Хеопса? Препод математики полагает, что хорошо знает математику. Но может ли он произвести дифференциальное вычисление динамики условных рефлексов мозга? Разумеется, от преподавателей средней школы много не требуется. Их задача передать фундаментальные знания молодому поколению. Они работают исключительно в рамках общеобразовательной программы. Они, как правило, загружены излишней бюрократией. Им, как правило, тоже нужно кормить семью и опрятно выглядеть на людях. Моё образование оставляет желать лучшего. Я практически ничего не знаю, кроме двух десятков законов природной деятельности, теории эволюции, которую вывел Дарвин, и пяти аксиом, на которых строится математика. Обрывочные знания истории, коих в моей памяти тоже не слишком сытно, я нахватался из художественных произведений разных авторов и громадной коллекции фильмов. Да, и в литературе я работаю исключительно в рамках среднего образования. То есть, я не берусь объяснять парадоксы квантовой действительности, и уж тем более применять нечто подобное на практике. Но я смотрю, что население, которое имеет дипломы и грамоты за хорошее поведение, не слишком уж опережает меня в развитии. Временами мне кажется, что я ушел далеко вперёд. Ну, конечно, тягаться со специалистами научного мира я тоже не берусь, а с программистами – тем более. Проблема в том, что школа не дала мне ничего, кроме любви к литературе и музыке. Все те скудные знания, коими обладаю, я приобрёл самостоятельно, ковыряясь в книгах. В конце/концов, мне же надо о чём/то писать. Не могу же я только и делать, что жаловаться на одиночество, предательство, нищету, и неспособность со всем этим бороться. Не могу же я всё время только критиковать людей, чьи рожы меня раздражают. С другой стороны, натуральное художественное творчество – это искусство на детском уровне. Голый лиризм. А чтобы это понять, необходимо осуществить крюк протяжённостью в годы. Натуральная художественная литература, плавно переходит в музыку. Писатель, запускающий мыслительный процесс к звёздам, в какой/то момент времени перестаёт вообще думать – он слышит звуки мелодии – он слышит музыку. В мире музыки творческая мысль не имеет никаких границ. Самое лучшее, что было изобретено в музыке – джаз. Хотя, и до этого композиторы активно практиковали импровизацию. Но… Джаз – это другое. В нём сочетаются все музыкальные направления, всех времён и народов. Джаз – это суперкреативная музыка, суперкреативное мышление. Это выход за пределы всего на свете. Впрочем, я преувеличиваю, но – всё же. Итак, через три месяца мне съезжать с квартиры. Куда? Подобно Ломоносову босой через всю Расею и до самой Москвы. Что, спрашивается, я там не видел. Я не люблю большие города. Мне хватило Мурманска. Впрочем, мне всё равно, где жить. Хоть на тихоокеанском острове. Люблю тихие места. У меня бабушка, одно время, жила в такой глуши, куда на нормальном автомобиле не заедешь. Мало того, что дороги там отсутствуют напрочь, так ещё и ямы какие. Когда дождь пройдёт, только на танке можно проехать. Это какой/то старый совхоз – совхоз Айгурский, по/моему. Самое смешное, что бабулин дом расположен на самой окраине этого посёлка. Был расположен. Потом они переехали в другое место. Так вот, как за калитку выходишь, перед тобой открывается бескрайняя степь. Километры равнины. Жара летом под сорок градусов. Пока туда доедешь, можно увидеть, как степной орёл охотится на тушканчиков и прочих степных грызунов. Пока туда доедешь пять раз выспаться успеешь. Распросторнейшие дали. Распушистые леса. Вы видали те сандали, что потрёпаны слегка. Сколько пар обуви я использовал. Сколько штанов протёр. Сколько маек. Я настолько моногамен в привычках, что одежду ношу годами, пока на ней дырок от бесконечных стирок не появится целое множество. Была у меня майка, на которую тяжело смотреть. Были штаны с клёшью – сейчас такие не продают. Мне нравится носить клёш, но сейчас таких не продают. Сколько сорочек и полуверов, и брюк интересных у меня было. Одна дурочка выкинула. Накупила мне всякой ерунды с матнёй до колен. Ходил, как подросток хипованный. Хуже не придумаешь, когда женщина одевается безвкусно. Мужчине всё равно, что носить. А женщина обязана выглядеть безупречно. Мужчине можно и в помятой рубашке, и даже в рваной, особенно, если у него грудь волосатая. Трудно представить, что было время, когда люди одевались в шкуры зверей. Точнее, срамоту прикрывали. Стыд возникает от неспособности любить. В раю Адам и Ева ходили нагие, хотя и прикрывают художники чресла их листом фикуса. Ни черта подобного, если речь идёт о рае, то ходили там исключительно нагишом, подобно всем остальным живым существам. В раю нечего стыдиться. А вот, когда вкусили они от древа познания, тогда и стыдно стало им перед Богом, что ослушались запрета. Правильно сказал Эрих Фромм – когда нет добра и зла, то и стыдиться нечего. Короче, моё путешествие в Индию закончилось тем, что я остался дома. Сдал билет в авиакассу. Чего я там не видел? Я был в Индии в две тысячи девятом, в порту неподалёку от Гоа. Бродяги/индусы прознали ситуацию в новостях и встречали нас у трапа, предлагая купить резные шахматы, ручные барабаны и Камасутру на корявом русском. Любопытно, что все товары у них стоили по два доллара. Я не спускался на берег. Мне было видно с сигнального мостика, насколько грязная страна Индия. Как там процветает нищета и прочее. Такого я и дома вдоволь насмотрелся. Женщины у них там красивые. Не все – но есть красивые, с пышной грудью и тяжёлыми бусами. Они как/то умело заворачиваются в сари. Вообще, заграничная жизнь меня мало интересует. Я по/натуре самоед. Самобыт и самоед. Люблю одиночество. Уединение. Так получалось, что от онанизма я получал больше удовольствия, чем от секса с девушками и женщинами. Ташу в расчёт не берём – там было другое. Там была любовь, нервы, упрёки. Там горели щёки, горели мозги – горело всё горимое. Там были скандалы, слёзы, ревнота, и много траха. Нет – были и прекрасные моменты. Но прежде, чем до них дойти, мне приходилось шукать её по городу и сторожить под окном. Её нынешний муж научил меня воровать невест из/под алтаря, а я, в свою очередь, научу его добиваться творческого успеха в жизни – без знакомств. Добром платим за добро. Я так считаю. Пусть пиздит и догоняет. Цепкость моей логики не пропустит поблажек. Часто в книжных магазинах можно встретить женщину, которая разглядывает Камасутру или другие книги на тему сексуальных поз. Видно, что у них всё хорошо дома. Желают добавить изюминку. Но Камасутра – это действительно высший пилотаж в постели. Хороший секс, как я уже говорил, моногамный. Когда ты боишься погибнуть в объятиях любимой. Когда теряешь голову от поцелуя. Когда ноги колотятся при встрече. Когда лицо покрывается пурпуром, а глаза превращаются в стекло. Когда целый день работаешь, как ракета в ожидании вечера. Только сейчас мне понятен смысл выражения Конфуция: «Если ты добросовестно трудился весь день, то вечером и умереть можно спокойно». Да, действительно, жить с любимым человеком – это ходить по лезвию. Боль бывает такая, что хочется пустить себе пулю в голову, чтобы более ничего не чувствовать. Но и радость, я извиняюсь. Великая амплитуда ощущений. Древние делали так – они проводили любовь до самой головы. Там не слишком больно. Постоянная полифония мыслей о Ней, ничуть не мешает в работе. Это даже уже не мысли, а – память. Так вот, прочувствовать любовь надо на всю глубину, чтобы не было так больно. Но элемент расчёта присутствует даже здесь. Жилплощадь нужна, подарки… – но можно без них. Если секс хороший – подарки необязательны. Самое главное – это ответственность. Я не понимаю «мужиков», что на банных посиделках стараются держать себя в тонусе, а дома скулят под тапком. Мне даже приходилось пару раз наблюдать каким идиотизмом занимаются мужчины, когда страдают от неразделённой любви. Все эти песни и разговоры, и букеты, и свечи. Я видел, как от одного ушла женщина, а он стоял на проезжей части и качался. Машины аккуратно объезжали его, сигналя. Кто/то из друзей детства часто жаловался на несостоятельность в отношениях с женщинами. Так, я ему говорю, что ж ты, кретин, цветы ей везёшь, когда она с температурой лежит?! Привези ей лекарства или банку мёда и лимон. Фыркает. Не нравятся ему мои речи. Гордым шагом по болотам. Шаг сделал – провалился на полпути. Муж и жена – это опора друг дружке. Если ты не способен оказать существенную поддержку семье – о чём же тут говорить?! Но вы не думайте – я сам не без греха. Я прочувствовал всю эту волокиту на клеточном уровне. Таша выгнала меня из дома, только потому, что я нигде не работал, не платил за коммуналку, а в добавок ко всему набрал целую кучу кредитов, которые нечем было отдавать, и визиты коллекторов, и звонки банкиров – она правильно поступила. Любая нормальная баба так поступит. Какие цветы?! О чём речь?! Что это за наивные похождения скуляки?! Женщины, если к вам пришёл мужчина с цветами – это чужой человек, гоните его прочь. Он пытается обмануть вас цветами и коробкой конфет. И бутылкой «шампуня». Это вредная связь, от которой могут появиться мерзкие болячки, что лечатся антибиотиками. Настоящий мужчина заходит в спальню ещё до начала свидания. Он уже проживает в этой спальне на полных правах. Тихим шагом босиком, да по коврам. Не удивляйтесь, что в обществе мужчины, женщина, неожиданно для самой, ведёт себя слишком легко и непринуждённо. Она лишь опасается, что за такое лёгкое поведение её могут выгнать с работы. Ничего страшного. Она всегда может надеяться на крепкое плечо мужчины. Она чувствует опору на имманентном уровне – на уровне магии. А заклинательный посох не подведёт. Ненавижу страдалиц, что таскаются с каким/нибудь беднягой, из жалости, наверное, таскаются с ним, надеясь, что тот изменится. Пустые надежды. Только магия способна раскрыть потенциал мужчины. Околдовать женщину. Проникнуться. Магия великой любви. Мне нравится, что вы больны не мной. Мне нравится, что я больна не вами. Весит блаженным диском над главой. Отныне вы навек теперь женаты. Мучения и пролитая кровь. И реки слёз, и томность воздыханий. Сны ярости в экстазе возлияний. На этот раз, предвестник ваших грёз. Вы ждали, вы надеялись и верили. Вы ночи напролёт скаблили пол. Но вот, мечта стоячим грозным теменем. Вам давит на затылок в перерывах между рекламой. Да, чтобы выдать хорошие стихи, тут нужно воспарить. Всегда удивлялся, как поэтам/классикам удавалось столько писать. Но я, скорее, поэт прозаик, нежели – совсем поэт. Кстати, очень люблю японскую поэзию. Многие не понимают. Надо обладать созерцательной способностью ума. Японцы вообще по части созерцаний далеко зашли. По части прогресса тоже. Не устаю восхищаться контрастом скромного садика сакуры и величественной панорамой Токио. Удивительно, что можно сочетать. Наверное, японская культура, с течением времени, станет самой востребованной во всём мире. Она прогрессивна и, в то же время, величественна. Это то, что нам сегодня нужно. Это великое равновесие – баланс – гармония. Японцы едят палочками? Никогда не задумывался. Слышал, что в древности, японские женщины носили обувь с колодкой на несколько размеров меньше. У них там пальцы срастались, но получалась лёгкая, кроткая походка. Боюсь представить, какие муки приходилось терпеть, чтобы добиться такой походки. Однако, эта традиция не лишена смысла, ведь, если подумать, как хорошо становится японке, когда она снимает эти свои сандалии, не знаю, как на японском они называются, но думаю, что она там испытывает великое облегчение. А вот, кстати, откуда пошло выражение «голый король»? Я так себе представляю, что короли в своё время носили тяжёлые одежды, вроде шитого золотом царского платья, символизирующие ношу, которую несёт на себе король. И вот, он, вероятно, когда целый день походит в таком наряде, и возвращается в свои королевские покои, то раздевается полностью, испытывая настоящее облегчение. Так мне всё это представляется. На самом деле, может, оно и не так всё было. Английские короли не такие уж тяжёлые шмотки носили, в сравнении с царским платьем на Руси. А вы слышали историю про африканского вождя, который работал автомехаником в Германии? Что/то там у него был наряд очень дорогой и древний – наряд вождя. Он в этом наряде руководил племенем. Что/то стоимость этого наряда огромная. Так вот, его обокрали в Германии на вокзале. Конечно, целый чемодан золота с собой таскать – шутки что ли?! Китайские мужи в древности скромничали и обвешивали себя нефритовыми брелками. А северяне, конечно, в шкурах всегда ходили. Где бы они добывали золото и брюрики. И как только в Европе высадились, ошалели от обилия добра, и несколько веков подряд сотрясали землю своими набегами. Даже христианство не постеснялись принять. Отсюда следует, если учесть, что на русской земле, до основания киевской Руси, жили отдельные небольшие племена, разбросанные по территории, – они тоже были язычниками, как и викинги. Они верили в Сварога и прочую муть. Но как, простите, христианская религия трансформировалась в православную? Викинги совершали набеги не только на Европу. Они всегда кормились на Востоке. То есть – на наших благодатных русских, хотя тогда – просто местностях. И вот, кто/то из киевских конунгов привёз христианскую молитву и помыслы, и завертелась другая жизнь. Во/всяком случае, так мне этот процесс представляется. Вообще, викинги только и жили набегами, да рыбалкой. Я удивляюсь, как они сейчас стали цивилизованными людьми. Эволюция. Прогресс. Утопия. Вот, наверное, три основных платформы, на которых держится благополучие мира. Когда мне уже дадут Нобелевку за укрепление мира?! С литературой/то ладно – там большая конкуренция. А вот за укрепление мира стоило бы. Хочется сказать пару слов в адрес юристов. Когда я занимался оформлением наследства и, когда продавал квартиру, – я никогда не думал, что всё это можно так закрутить. Вот, где настоящее творчество! Нет – я понимаю, всем надобно накрутить волокиты, чтобы хоть как/то оправдать свой труд. Юристам это, в частности, нужно, поскольку, прямо говоря, их труд совершенно бесполезен. Я согласен, они защищают наши гражданские права. Но не за такие же деньги! Между прочим, они защищают права, которые сами же и создали. То есть – они не защищают права, сложившиеся стихийно и по божьим законам, а защищают права, которые создали лёгкой рукой, держащей грозное оружие человечества. Если труд юриста стоит так дорого, то труд писателя должен стоить в пять раз дороже. Писатель тоже защищает права, а ко всему ещё воспитывает целые поколения и просвещает массы. Соседка угощает меня супчиком. Я же живу в заброшенной общаге. Когда/то это была общага, а теперь, наполовину жилой дом, который уже давно выведен из эксплуатации. Этот дом пора сносить и строить новый. А людям дать нормальное жильё. Вы не ослышались, я сказал – дать. Потому как, купить нормальное жильё в России практически невозможно. Вероятно, единственное место на земле, где возможно купить дом – это Гавайские острова. Всего за тысячу баксов вы можете позволить себе дом, сделанный из пальмовых ветвей. В принципе, не так уж и плохо. Жить на Гавайях – это почти жить в самом раю. Лишь бы проблем с питанием не возникло. Помню, когда был маленький, по телевизору показывали фильм про двух молодых людей, про юношу и девушку, которые оказались на диком острове. Очень романтическая картина, но есть одно – но. То ли юноша, то ли девушка наступила на ядовитую колючую рыбу и померла в муках. В городе её бы спасли. В Индии, кстати, весьма много людей погибает от укусов ядовитых змей, просто потому, что не успевают довезти до больницы. Я говорю, соседка угощает меня супчиком, и спрашивает про тридцати четырёх летнего сына, что может быть виной его нескладывающейся семьи. Я говорю, если мужчина хочет сохранить семью, то жена должна стать главным человеком после него. Ни мать, ни тётя, ни дядя Пуркуа, ни брат с «большого цеха», ни миловидная сестра, проживающая в Бразилии, а именно – жена главный человек. Когда вопрос встаёт, кто лучше варит борщ матушка или жена, правильный ответ – жена. Даже, если на самом деле это не так. У меня первая семья развалилась из/за моей несостоятельности, а ещё из/за постоянного налёта тёщи, братьев, дядей, бабушек и прочих умников. Был бы я тогда самостоятельным человеком – горя не знал. Но всё в жизни познаётся через горе. Весь тот жизненный опыт, который мы получаем, неминуемо сопровождается горем. Правда, недостаточно просто пережить ситуацию – важно провести анализ, сделать выводы и укрепиться в них. Поэтому, если у вас ничего не водится в кармане с завидным постоянством, если вы профессионально некомпетентны, если у вас множество вредных привычек, в которых вы зашли так далеко, что обратного пути уже нет, то вам следует позабыть о нормальной семейной жизни, как о страшном сне. Нынешнее поколение – это поколение нахлебников. Я имею ввиду тех, кто воспитывался в девяностые. Тогда страна была бандитской. А бандиты – это нахлебники. Поколение двухтысячных – путинские дети – весьма прагматичные, свободолюбивые, самостоятельные люди. Они сами себе всё купят, и сами себе всё заработают. Лично я отношусь к поколению нахлебников, но всё больше стараюсь воспитывать в себе самостоятельность. Ну, может, я немного преувеличиваю. Художнику свойственно быть субъективным. Вот, что меня действительно волнует: почему правительство не берёт на себя ответственность за нахлебников?! С восклицательным знаком. Ответственность за историю политических событий кто должен нести? Почему последствия несостоятельности политиков лежит на плечах граждан? Почему об этом никто не говорит. Ну, понятно, все боятся. Люди, вообще создания трусливые, они всего на свете боятся. У простого гражданина складывается впечатление, если трогать вопрос политики, то завтра придут, повяжут и отведут на расстрел. В наше время такого нет. Даже задержать не смогут. Вот, если митинги создавать, то – да. Но – зачем? Президент для чего людей собирает в прямом эфире? Чтобы люди могли высказаться о насущных проблемах, задать нужный, актуальный, правильный вопрос. Население же, просто приходит посмотреть на Путина. Вот и все дела. В стране советов существовала сеть агентов (стукачи), которые следили за злыми языками. Всякий, кто говорил контркоммунистические вещи, наутро отправлялся в неизвестном направлении с полной конфискацией имущества. Сейчас такого даже помыслить себе невозможно. Но… как бы смешно это не выглядело, а пережитки советского поведения, пережитки постоянного страха перед органами власти, до сих пор отзываются в людях, – в молодых людях, которые даже никогда не видели Советского Союза. Просто их родители так научили. И этот страх исчезнет только через несколько поколений. Просто нас так воспитали. Молодые же люди двухтысячных, чем/то напоминают американских хиппи семидесятых годов: секс, наркотики, рок/н/ролл. Эти люди воспитывались у телевизора. Они понятия не имеют, что такое Советский Союз. Они думают, что голливудские фильмы возникли из Голливуда. Ничего подобного – Америка пятидесятых/шестидесятых/семидесятых училась делать кино по примеру советских режиссёров. Кстати, слово «режиссёр» в переводе в английского – директор. Получается – «директор фильма». Молодые люди, родившиеся в двухтысячных – это поколение гениев, злодеев и святых. Они умеют критически мыслить. Они прекрасно осваивают что/то новое и не боятся переучиваться. Они настолько прогрессивны, что вызывают море опасений. Именно эти люди воспитывались на американских фильмах и сериалах. Заметьте, какой интересный траверз истории: европейцы захватили американский континент, вырезав всех индейцев; из Африки долгое время гнали рабов; путём противостояния «чёрных» и «белых», и мексиканцев, наверное, тоже, население Америки смешалось. С помощью идеологических убеждений американские власти воспитали в людях неконтролируемый героизм, порой, выражающийся в откровенный фанатизм. Вот уже несколько десятков, если не целый век, Америка пытается повлиять на Россию, которая, тем временем, пытается научиться у европейцев создавать цивилизованный уклад жизни в стране. Всё – круг замкнулся. Поколение людей двадцать первого века – это поколение выдающихся учёных, великих художников, и вечных странников. Это поколение полубогов. Складывается впечатление, будто мы снова возвращаемся к язычеству и созданию империй. Складывается впечатление, будто мы двигаемся в обратном направлении. Складывается впечатление, будто боимся идти вперёд. На самом деле, мы не двигаемся в обратном направлении – мы лишь переживаем заново историю. В этом, кстати, есть весьма полезный элемент – мы отделяемся от исторической шелухи, оставляя только то, что может нам пригодиться на пути дальнейшей эволюции общества. Оставляем, или стараемся оставлять только полезное. В принципе, сегодняшняя Россия – это Америка пятидесятых/шестидесятых/семидесятых, в своё время вскормленная Европой – чуть более прогрессивная, чем тогда. В сущности, неплохое достижение, с той лишь поправкой, что потребительский образ жизни вернёт нас обратно – в бандитские девяностые. Почему? Стоимость смартфона колеблется от шести/семи/десяти тысяч рублей. Простой уличный бродяга, гопник или торчок, которому срочно нужны деньги, чтобы достать дозу, попросит у вас позвонить и ловко затеряется в уличном пространстве. Когда среди уличных самодеятелей появится человек с неординарными умозрительными способностями и хорошим аппетитом, они начнут бомбить бизнесменов, подкупая полицию. Когда эти группировки размножатся, то они начнут воевать между собой за территории. Когда эти войнушки будут происходить достаточно продолжительное время, преступные группировки начнут формироваться в мафиозные кланы. Если бы стоимость смартфона была чуть выше себестоимости продукта, то он никому не был бы интересен в том ключе, который только что описал. И вообще – бизнесмены заведут нас в жопу. А мы последуем за ними. Потреблять нужно не гаджеты, а интеллектуальный продукт и качественные знания. Ну, или, как вариант, пусть правительство берёт на себя ответственность по содержанию преступников и их, если это возможно, перевоспитыванию. В Норвегии (видимо, уже сталкивались с подобной проблемой) существуют пункты для наркоманов, где они могут безопасно сделать укол. Они берут на обеспечение наркоманов, предлагая им совершенно простецкую работёнку – вроде продаж журналов и газет на вокзале. Пока правительство сидит, сложа руки, и делает вид, что не замечает, что творится на улицах, пока ещё мелкие бандиты совершают регулярные налёты на простых граждан страны. Почему, снова спрашивается, люди должны нести ответственность за некомпетентность правительственных органов. Людям своих хлопот хватает. А тут ещё эти! Ну, ладно… снова меня заносит в политику. Я же пишу о любви, о гармонии, о природушке. А упираюсь в Авгиевы конюшни, что сильно загажены с тех пор, как почил Геракл. Мне иной раз кажется, что я не искусством занимаюсь, а политикой. И меня дико раздражает, что политика опошляет искусство и затмевает солнечный свет. «Ну/ка сбрось хандру и лень и в дорогу сей же день. Гусударственное дело! Ты улавливаешь тень?» Никогда не понимал, почему поэты/лирики, такие, как Владимир Высоцкий, Сергей Есенин, становились гораздо более популярными, нежели поэты/философы. Ну, понятно, что популярность исходит от женщин – ведь это они делятся впечатлениями от полученных эмоций. Но, если подумать, то самые вкусные поэты – это философы. Именно им удаётся создавать такие вещи, которые легко запоминаются. Более того, слава поэтов/лириков, всецело держится на работах поэтов/философов – ведь именно у философов лирики учатся стихотворному мастерству. Вот, скажем, литературная карьера Есенина развивалась параллельно с карьерой Маяковского. Но Есенин, почему/то, – хотя понятно почему, женщинам ведь нравятся такие, которые мчатся в даль, не видя дороги, – гораздо популярнее Маяковского. Аналогичная ситуация складывается в истории Владимира Высоцкого и Леонида Филатова. Стихи Леонида Филатова запоминаются влёт – после первого прочтения. Чего нельзя сказать о творчестве Владимира Высоцкого, если не быть заядлым поклонником его песен и стихов. Сколько я их не читал – не запомнил ни одной фразы. Ну, кроме каких/нибудь отдельных, типа: «Сели – встали, сели – встали, лишних пять кило набрали.» У поэтов/философов ничуть не меньше лиризма в стихах, при этом безупречный вкус и кое/какие качественные знания. Они временами злы, но это придаёт лишь изюминку. Такое не только в поэзии можно встретить, но и в прозе, музыке, живописи, словом – искусстве. Например, я весьма побаиваюсь читать произведения Рюноскэ Акутагавы, поскольку он поощряет самоубийство, а эта тема меня дёргает. А тот факт, что он покончил жизнь таким образом – вообще пугает. Но он высочайшего уровня мастер. Гений! Его головокружительные сюжеты и образы, просто вынуждают снова и снова возвращаться и перечитывать – смаковать. Я вообще считаю работы Акутагавы эталоном литературного мастерства. Когда/нибудь я, может, тоже попробую писать – не совсем, как он, – но на том же уровне. То же самое можно сказать о работах Вирджинии Вулф – ведь они совершенны, безупречны, качественны! В античной литературе тоже есть сильные авторы, но, к сожалению, люди жалуются, что их очень трудно читать. На самом деле, вся трудность восприятия античной литературы заключается в том, что там очень часто встречаются имена и наз (ы) вания тех времён. Люди просто не понимают, о ком идёт речь, или, о чём идёт речь, в силу запутанных названий. А научись читать, не обращая внимания на всех этих Омниксов, Фаргусов, Гумпленов, и увидишь, как общая сюжетная линия проходит в уме, не нарушая, нисколько не ломая произведение. Это как если бы из современных романов убрать все брендовые имена, коими любят козырять в насущной спешке авторы многочисленных серий. Если вы обратите внимание, то увидите, что у всех выдающихся мастеров литературы, таких, как Лондон, Акутагава, Чехов, Маканин, напрочь отсутствуют медиа/персонажи в рассказах. Чистота исполнения работы требует пренебрежительного отношения к авторитетам. Я заметил такую тенденцию, что, чем скромней фабула, тем больше простора для размышлений. Но есть свои недостатки. С появлением кино, литература почти забылась. Но вот, что я вам скажу – так должна выглядеть сегодняшняя литература. Беседа с читателем. Кино показывает. Отлично! Спасибо вам, что избавили нас от волокиты с придумыванием сцен и описанием всего остального. Самый сок литературы – это рассказ. В кино такое нельзя показать. Теперь мы можем смело сотрудничать, а не конкурировать, как раньше. Вы согласны со мной? Образ девы в светлом платье снова преследует меня. Только образ – ничего более. Когда мир затихает, я пребываю один в своих монастырских покоях. Тупик. Здесь время занимается разрушением материи. Не бесполезная, если подумать, работа. Ещё не смерть, но уже близкое к этому. Смерть – это когда совсем всё застывает, превращается в абсолютную тишину и бездеятельность. Ни тебе весёлого детского шума. Ни тебе лая собак. Вороватые кошки нарушают тишину шустрым спринтом под дверьми. Снова скрываются в неизвестности. Кошки любят спать. Оттого/то они вечно грязные и ленивые выползают из подвала, где летом всегда прохладно, а зимой тепло. Идеальное место для кошек. Там они сразу могут ловить крыс и мышей, хотя мыши, в основном, обитают возле мешков с мукой или гречкой, или пшеницей, или рисом. Мыши, всё/таки предпочитают где посуше и пахнет злаками. Чего нельзя сказать о крысах, вечно ковыряющихся в мусоре. Однажды, видел крысу таких размеров, что она более напоминала взрослого ежа с длинным хвостом. Это было в древнем городе Дербенте, где много лет прожила моя покойная бабушка. Этот город настолько старый, что там до сих пор сохранилась каменная крепость, возвышающаяся над Каспийским морем. Ощущение, будто раньше люди предпочитали жить подальше от воды. Море, море… как же я люблю твои песчаные пляжи. Бухающие волны. Пенный шелест. Запах водорослей. Бриз. В Мурманске мне всегда нравилось гулять по причалу в три часа ночи, когда полярный день, когда крупное солнце выглядывает наполовину из/за линии горизонта. Северные пейзажи отдают суровостью. Их нельзя сравнивать в горными, поскольку зима высоко в горах вечная. Но они по/своему красивы. Зимой на севере никому нет дела до пейзажей. Постоянно завывают метели, постоянно темно. В обед солнце чуть выглянет из/за горизонта и обратно прячется. Ему тоже нет никакого дела. Удивительно, как люди совершают походы на северный полюс. Там почти восемьдесят градусов ниже нуля. Бескрайние равнины и лютый ветер. В горах Памира и Тибета, и Тянь/шаня, почти тоже самое, но в высоту. Сейчас люди ходят на Эверест в качестве туристов. Снаряжаются кислородными баллонами. Все пути уже подготовлены – только жди своей очереди. Всегда хотел побывать на Эвересте, но мне уже туда не забраться. Да, я и побаиваюсь – столько легенд ходит об этих походах. Хотя, любой, сколько/нибудь опытный альпинист скажет вам, что походы на Эверест, если они не совершаются по северной стене, просто детская забава, в сравнении с восхождением на Жанну по мраморному километровому отвесу на высоте семи тысяч метров. Опытные альпинисты вообще ходят без кислорода. Проблема в том, что там воздух сильно разряжен и, по/сути, дышать просто нечем. Но тем и привлекателен поход в горы – своими тяжелейшими испытаниями, опасностью погибнуть, провалиться в трещину или вертикальную пещеру. Городскому обывателю такое и в голову не придёт. Правда, в городе своих сложностей хватает – вечная суета. Когда город весь день шумит, а потом внезапно затихает ночью, складывается впечатление, будто все умерли. Сразу холодок одиночества обнимает за плечи. Покой – его желаешь, когда слишком суетно вокруг. Но, как только он наступает, начинает казаться, что лучше бы было наоборот. Какой/то замогильностью отдаёт покой. Мирская суета сразу же обретает вечный смысл. А что можно сказать о вакуумной тишине космоса. Впрочем, если задуматься не так уж и тихо в космосе. Просто у нас нет возможности слушать космический шум. Дребезжание планет, летящих с огромной скоростью по своей орбите. В космосе скорость движения материи исчисляется километрами в секунду. Адские взрывы, так называемых протуберанцев, вызывающих солнечную активность. Почему/то космос невозможно описывать языком художественным. Вечный холод. Буйное пекло. Раскалённый свет. Дальнобойный свет. Какой невообразимый контраст природы. Однажды люди научатся перемещаться в космическом пространстве, как у себя дома – как в прихожей. Понастроят всяких объектов: лунных, марсианских, венериных. Как/то мне приснился сон, будто бы совершаю экспедицию на Венеру. Почему/то сразу представлялась огромная пустынная местность, и на этой бескрайней равнине одинокий домик, с двумя кроватями, где живут учёные, исследующие планету. Мне приснилось, как в этот домик вошло чудовище, образ которого похож на русскую матрёшку, а вместо правой руки – крюк, коим оно хватало, или цепляло всех живых людей. Думаю, это извращенская версия строптивой жены. Мне было безумно страшно, но в то же время – бесконечно любопытно. Вы, знаете, я заметил, что являюсь ни сколько писателем, сколько прогрессивным преподавателем литературы. Я кое/что знаю о технологии создания произведения, кое/что о его структуре, но сколько бы я не пытался замыслить полноценный художественный сюжет, мне никогда не удавалось полностью раскрыть его потенциал. Сколько бы я не пытался выродить чистый художественный образ, у меня всё равно получалось нечто собирательное – кроенное. То ли дело, читая произведения мировой классики, всякий раз видишь шлифованные, точные, совершенные образы. Такой эффект достигается безумно медленной работой над текстом. Вдумчивой работой над текстом, или проще говоря – эффективной. Все эти разговоры о восприятии… Кому/то надо продавать книги и зарабатывать – вот и заботятся о более лёгком восприятии текста, более лёгком его усвоении. Это логика мышления торгаша. Это попытка сравнить художественное произведение с чебуреками. Однажды, мне с укоризной задали вопрос: «Ваши работы что, разлетаются, как пирожки?» Да, я и рад, что они не разлетаются, как пирожки. Понятие «ширпотреб» – означает, товар широкого потребления. То бишь – лёгкий, незамысловатый, основанный на реальных событиях. Настоящий же, чистый художественный образ может оказаться настолько тяжёлым, что понять его могут, или воспринять, лишь единицы людей. Да, и кто видит эту самую реальность?! Это был не вопрос, как уже поняли, просто не знаю, как лучше выразиться. Когда я через стенку слышу, как мать бесконечно пристаёт к сорокалетнему сыну, как она боится его отпустить, как она поджигает ковёр, чтобы создать как можно большее количество проблем и привлечь внимание окружающих, – вот, как выглядит самая настоящая реальность. Когда растерянная девушка бежит по улицам, пытаясь дозвониться до парня: «Ты где?! Мне плохо!» – вот, как выглядит самая настоящая реальность. Когда одинокая старушка безмятежно дожидается своего конца, отталкивая всех, кто к ней приблизится, – вот, как выглядит реальность. Этим невозможно долго дышать. На это невозможно долго смотреть. Этим совершенно невозможно наслаждаться. Другое дело – находить в этом юмор. Но, что в реальности может быть смешно, трудно даже себе представить. Смешно, когда люди начинают нервничать, суетиться, сталкиваться. Смешно, когда они цепляются друг за друга, не в силах уже разойтись. Смешно, когда скандалят без попытки зарезать кого/нибудь. Как только у кого/то в руках оказывается нож – сразу становится не смешно. Смешно, когда кот срывается с карниза, цепляясь за занавеску. Смешно, когда человек, вдруг, осознаёт, чтоКонец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru
1