Кольцевая электричка | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– А мы и роста одного, – приблизившись почти вплотную, сделал заключение осмелевший Жора.

– А давай померяемся, – предложил Лев Николаевич, – а Коля посмотрит, одного мы роста или нет.

– Давайте, – охотно согласился Жора.

Они стали плечом к плечу, подтянулись и выжидающе замерли, глядя на Колю. Помощник машиниста внимательно оглядел их.

– Жорик выше сантиметра на 4, – ткнув пальцем в сторону Жоры, сделал он заключение.

– Не выше, а длинней, – холодным голосом констатировал Лев; потом, поняв, что строить здесь никого не надо, попытался улыбнуться. Правда, мускулы лица отвыкли от этой формы проявления эмоций, и улыбка получилась очень натянутая, скорей ее можно было назвать гримасой.

Улыбнулся он вовремя. Машинисты расценили его поправку как шутку и весело заулыбались.

– Да просто у меня обувь с каблуком выше вашего, – объяснил Жора, оглядывая свою форменную обувь и легкие итальянские туфли Льва Николаевича.

– Вообще да. Тебе это пару сантиметров роста добавляет, – согласился Лев.

К действительности их вернул голос диспетчера по громкой связи:

– Седьмой, по какой причине создаешь отставание от графика, задерживая отправление?

– Производился техосмотр приборов и механизмов, уже отправляемся, график нагоню, – подбежав к микрофону, ответил Жора, после чего электричка тронулась.

– Вам придется с нами проехаться, Лев Николаевич, раньше следующей станции я вас не смогу высадить, у нас все по расписанию, – объяснил свою поспешность Жора.

– Без проблем, – легко согласился Лев и добавил: – Знал бы ты, как я об этом всегда мечтал.

– Покататься на электричке? – уточнил Жора с недоверием: по-видимому, он принял это заявление за сарказм.

– Ну, вроде того, – решил не вдаваться в подробности Лев.

За последние минуты он испытал столько эмоций, сколько раньше не испытывал и за год. Несмотря на абсурдность ситуации, ему было хорошо и комфортно с этими людьми, в это время и в этом месте, и ни о чем другом ему думать не хотелось.

– Жора, а ты поучи меня водить электричку, – неожиданно попросил он.

– Хорошо. Смотрите, первым делом покажу, как действует тормозная система, – с ходу начал Жора обучение нового помощника машиниста.

Электричка набирала скорость, уменьшая отставание от графика.

Глава 5. До завтра

Обучаться вождению электрички было очень интересно. Если сразу что-то не запоминалось, Жора терпеливо повторял и показывал. Лев стремился быть достойным учеником. Без всяких технических навыков ему было, конечно, тяжело вникнуть в суть механических процессов, но его пытливый ум пытался одолеть мыслью упрямые железки.

Незаметно пролетел световой день. Электричка передвигалась от станции к станции согласно расписанию, минута в минуту, и эта пунктуальность наполняла Льва удовлетворением и счастьем. Господина Образцова не оставляло ощущение, что наконец он осознал смысл жизни.

Человек, который был похож на него больше, чем он сам, свободный от догм и стереотипов, простой в общении и улыбчивый, наполнял его позитивом и энергией. Поэтому ему не хотелось с ним расставаться, когда, уже в полночь, электричка заканчивала свой бег по кругу, и Лев вызвал машину к конечной станции. Но поехал он не домой, а к депо.

Жора вышел в светлой футболке и потертых синих джинсах. Сев в машину на заднее сиденье, где уже расположился Лев, он осмотрел салон и сделал вывод:

– А вы крутой, я таких машин даже по телевизору не видел. Ваша или служебная? – поинтересовался он.

– Служебная, – совершенно честно ответил Лев. Он не стал уточнять, что компания, в которой он «служит», принадлежит ему.

– Вы, наверно, большой чиновник, – сделал вывод Жора.

– Нет, я обычный бизнесмен. Видишь, мы даже друг о друге ничего толком не узнали. Ну, ничего страшного, найдем возможность побеседовать. Ты, кстати, как работаешь? – задал вопрос Лев.

– Я две смены через два дня работаю. Сегодня вторая, так что завтра и послезавтра я отдыхаю, – с нескрываемой радостью ответил Жора.

– Везет тебе, половина месяца выходных получается, – искренне поразился Лев.

– Ну, у нас смена с шести утра, до 12 часов ночи, так что первый выходной отсыпаемся, – пояснил Жора.

– Так ты давай завтра отсыпайся, а вечером я пришлю за тобой машину, и мы с тобой поужинаем в ресторане и пообщаемся, а то послезавтра с утра у меня самолет, и я улечу в отпуск на две недели, – предложил Лев.

– Хорошо, я, как пионер, всегда готов, – добродушно согласился Жора.

– Кстати, познакомься: это мой водитель Гена. Надежный человек. Я не хочу афишировать, что у меня есть двойник, но за ним информация, как за каменной стеной, – представил Гену новому пассажиру машины Лев.

– Привет, – поздоровался за руку с водителем Жора.

– Здравствуйте, Лев Николаевич, – чинно пожал руку Гена.

– Это я Лев Николаевич, а он Жора, – поправил водителя босс.

– Я понял, шучу просто. Действительно очень похож, – сделал вывод Гена.

– Говори, куда ехать, мы тебя до дома довезем, – сказал Лев, и машина поехала.

Жора жил в общежитии при депо. Сюда и подъехал «джип».

– А ты говорил – в депо пошел работать сразу после армии? – поинтересовался Лев.

– Да, сразу после армии, как сапоги снял, – подтвердил Жора.

– А что на квартиру не заработал? – прямо, как обычно, спросил Лев.

– Заработал, но, когда я с женой разошелся, там она и сын остались жить. Но это долгая история, – вздохнув, ответил Жора.

– Ну хорошо, двойник. Отсыпайся – и до завтра, – крепко пожал ему руку Лев.

– До завтра, – улыбнувшись, простился Жора и, выйдя из машины, аккуратно прикрыл дверцу.

– Давай, Геннадий, домой, и не забудь в бухгалтерии отметить часы переработки, – вместо благодарности за сверхурочную работу поощрил водителя Лев Николаевич. – Думаю, из-за срыва вечернего графика обойдемся без утренней пробежки.

Глава 6. День перед отпуском

Утро ничем не удивило. Секундные стрелки с той же размеренностью обегали круги по циферблатам часов. Люди все так же с переменным успехом пытались вписаться в эти круги, иногда опаздывая на целые минуты.

Единственное, что изменилось со вчерашнего утра, – это появилось желание поспать подольше. Обычно Лев не ложился позже 10 часов вечера, а вчера его тело достигло кровати и мгновенно уснуло только в  12 минут третьего ночи.

Заходил куратор регионов Староселец, отчитался в том, что заявки с регионов были вчера собранны до 12 часов, в ответ на что Царь ему сообщил, что в таком случае, если не будет больше накладок, Староселец еще может рассчитывать на 50%-ную премию.

Раздался звонок по внутренней связи.

– Лев Николаевич, сотрудница Харлампиева не вышла сегодня на работу. Звонила ее сноха и сообщила, что вчера, вернувшись домой, она почувствовала себя плохо, и ее отвезли в больницу, – сообщила Марина.

– Пусть не забудет предоставить подтверждающий документ из больницы, иначе будем вынуждены отметить ей дни болезни как прогулы, – спокойно ответил Лев Николаевич и поинтересовался: – А телефон центра ты ей вчера дала?

– Я ей говорила, чтобы она зашла за контактами, но она в течение рабочего времени не зашла. Сказала, что во всяких фондах была и толку никакого, – отчитался голос Марины.

– Ясно, напомни ей еще раз, как появится, – распорядился Царь.

– Слушаюсь, Лев Николаевич, – ответила Марина металлическим тоном. По-видимому, ей тоже казалась бессмысленной передача телефонов, и она осуждала шефа за черствость.

После этого день потек по проверенному сценарию. Приближалось время обеда. Встреч на обеденное время назначено ни с кем не было, но почему-то не хотелось есть в одиночестве.

Взглянув на часы, директор подошел к окну.

Электричка бежала по кольцу. Лев подумал, что все транспортные средства оставляют за собой следы, и только железнодорожные составы едут по заранее проложенным путям.

Сегодня электричка вызывала не чувство тоски по беззаботному детству, а восторг от прикосновения к мечте. Лев понимал, что только вчера впервые в жизни он был по-настоящему счастлив, и это заставляло его задуматься о смысле жизни.

Ему вспомнились слова песни из старого советского мюзикла: «Все ищут ответа, где главный идеал? Пока ответа нету, копите капитал». Вот и смысл его жизни свелся к заработку денег по одной причине – из страха зависеть от денег.  Но он понял одно: когда у него появились большие деньги, они захватили власть над его жизнью, временем и мыслями. Теперь он стал их рабом, он жил, чтоб они плодились и приумножались. Ну а как еще жить, он не знал. Было поздно менять порядок вещей. Сейчас, управляя финансами, он хотя бы чувствовал себя нужным, хотя, конечно, осознавал, что, если его не будет, мир не станет хуже и деньги легко найдут себе другого раба, эфемерным блеском внушив, что он хозяин жизни.

6