Viva Америка | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Хрен ты угадало, чудище заморское! – прохрипел я. – Неожиданно, да? А как вам это?! – И я упрямо поднял дрожащей рукой стронгилодон над головой.

Трутни недовольно отступили, и в ту же секунду меня скрутил рвотный спазм.

«Что там Бен говорил про эту рассаду? Что от нее можно умереть? Или что от нее можно умереть чуть попозже? – Я закрыл глаза и проглотил болтавшиеся во рту кусочки стронгилодона. – Ну, стальной желудок, терпи! В туалете потом сочтемся!..»

Трутни несколько раз грустно выдохнули через жабры и оставили меня в покое. Я обессиленно упал на спину и посмотрел слезящимися глазами на пролетавших разноцветных птичек.

– К-куда делись? – хрипло крикнул я и еще раз помахал стронгилодоном. – Смекалки богатырской не выдержали? Ох… Или вас просто от… от духа русского воротит? Черт… Что-то и меня воротит тоже… Господи, Бен!

Я собрался с силами и пополз в сторону Бена, которого я почти не видел из-за тел мирно спавших туристов. Перелезая через них, я случайно коснулся груди одной из молодых туристок. Туристка смущенно улыбнулась сквозь сон.

– Да-да, приятность была обоюдной, – бросил я ей и кое-как встал.

Убедившись, что трутней нигде не было, я поспешил к Бену. Разлом на его шее был похож на кровавый холмик, оставленный кротом-садистом с тяжелым детством. Я зачем-то заглянул в рану Бена и с трепетом увидел, что его позвонок был чем-то пробит и обожжен – словно обмакнутой в кислоту огромной иглой.

– Надеюсь, ты был мертв до того, как эти твари с тобой это сделали, – с дрожью прошептал я и, швырнув стронгилодон в джип, стал затаскивать в него Бена. – Отсюда надо убираться. Фух… Тут я тебя не оставлю!.. Сейчас… сейчас только сядем и…

Неожиданно за моей спиной что-то взревело – это был бушующий огонь, охватывавший часовенку. В голубое небо повалили клубы черного дыма. Рядом с полыхавшей часовенкой важно прохаживались трутни. При этом мандибулы их складывались обратно, глаза яснели и втягивались, а жабры на щеках клейко сглаживались.

– Ох-х-хренеть! – прошептал я и торопливо схватил стронгилодон. – Идите же! – в запале крикнул я трутням. – Сейчас я вам этим кустиком по губам-то настучу!

Однако трутни торопливо вернулись в микроавтобус, сели в него и, раздавив несколько кустов и ногу одному из туристов, уехали. Я быстро достал смартфон, судорожно нашел в нём телефон полиции Легаспи и набрал его.

– Вы позвонили по телефону экстренной службы города Легаспи, – раздался из телефона приятный женский голос. – На текущий момент на линии ведутся технические работы. Оставьте свое сообщение после звукового сигнала.

– Нр-р-р!.. Да разве так бывает, а?! – несдержанно заорал я. – Только беспорядочных телефонных связей мне еще не хватало!.. – Я угрюмо взглянул на вулкан, ожидая начала записи. – Кури, курилка… Ага, а вот и гудок. Ам… Э… Возле развалин Сагзавы произошло нападение каких-то тварей, которые… которые маскируются под людей! Господи, что я несу! – И я треснувшим голосом добавил: – Убит… убит мой дядя… Вы слышите?! Бена… убили… Бен…

Внезапно я почувствовал, что мое дыхание стало тяжелым и сипящим, словно кто-то насовал мне в горло резаных пробок из-под вина.

– А вот и цветок дает о себе знать, – просипел я и зачем-то поцарапал шею. – Надо бы… кхе-кхе… дождаться… помощи… – Я отключил смартфон и безуспешно попытался сделать глубокий вдох. – Похоже, дело – табак. Зараза! Надо… хах… ехать.

Я завел машину и на полной скорости отправился в сторону Легаспи. С каждой секундой мне становилось все хуже.

Спустя пару минут гонки по ухабам в небе показались три вертолета без опознавательных знаков. Я резко затормозил, стянул с себя рубашку и стал безудержно ею размахивать, силясь привлечь к себе внимание. Однако вертолеты безучастно пролетели мимо. Оказавшись над развалинами Сагзавы, они начали что-то распылять.

Распыляемое вещество вспыхнуло, и из развалин поднялась оранжево-огненная корона пожара. Донеслись хлопки лопавшейся от жара каменной кладки и треск гибнущих кустарников.

– Что они творят?! – заторможенно ужаснулся я и неуклюже забросил рубашку на плечо. – Это же территория национального заповедника, а в самих развалинах – люди! Надо валить отсюда ко всем чертям, пока и меня с Беном не спалили! Огненное погребение… и… мороженное… Да что со мной?

Тут я с недоумением обнаружил, что по какой-то причине не мог положить руки на руль. Я попытался почесать подбородок, но мои пальцы вместо этого просто прошли сквозь него. А еще через секунду я ударился головой об дверцу джипа и потерял сознание.

Глава 2 Что происходит в тропиках, остается в тропиках

– Говорю вам, это были какие-то монстры! – убежденно воскликнул я, начиная терять терпение. – Я словно… словно в ужастике про чупакабр оказался! А вы тут это! – И я брезгливо потряс протоколом допроса.

Сидевший передо мной капитан полиции Легаспи – смуглый и сухощавый мужчина по имени Бальтасар – вежливо улыбнулся и аккуратно забрал у меня протокол.

Где-то два часа назад меня и мертвого Бена нашел поисковый отряд. Мне сразу же оказали медицинскую помощь, а Бена отправили в местный морг. В себя я пришел уже в машине «скорой помощи», направлявшейся в больницу. Так как чувствовал я себя вполне сносно, сопровождавший меня Бальтасар немедленно забрал меня в участок. После этого я красочно и сумбурно описал всё случившееся, терпя духоту замкнутого кабинета для допросов и противный скрип потолочного вентилятора. Жара была невыносимой.

– Чупакабра – означает «сосущий коз», – тактично пояснил Бальтасар. – Хотя в данном случае терминология значения не имеет.

– Мы и были козами для этих тварей! – Я нервозно подул себе под рубашку, пытаясь охладить тело. – Только Бена не пососали и не подоили – его убили, разрази вас гром до развилки!

– Мистер… – начал было Бальтасар и беспомощно вгляделся в протокол.

– …Ржа-ной, – членораздельно напомнил я, раздраженно откидываясь на спинку стула. – У вас же записано!

– Мистер Ржа… Ржа… – И Бальтасар смущенно посмотрел на меня.

– Теперь еще и «ржа», – пробормотал я и с сарказмом заявил: – Для вас, господин офицер, – товарищ Ржаной!

– Русский юмор, – безразлично оценил Бальтасар, водя по протоколу авторучкой. – Итак, мистер Рж… Ржаной, ваши показания записаны. Вы можете быть свободны. Купите себе бутылочку вина, пригласите массажистку в номер и хорошенько выспитесь.

– И весь сказ?! – слегка удивился я, зачем-то разглядывая асфальтовую форму Бальтасара. – Но ведь вы у меня ничего толком и не спросили!

– Всё и так довольно ясно, – сообщил Бальтасар и обмахнулся фуражкой. – Если у вас есть какие-либо вопросы, я с удовольствием вам на них отвечу.

– Да вы что, издеваетесь надо мной?! – вскипел я и случайно брызнул слюной на Бальтасара. – Вы вообще слышали, что я вам только что рассказал?! Хватит из меня тут блаженного делать!

Бальтасар вытер попавшую на него слюну, вышел из кабинета и через несколько секунд вернулся со стаканом и зеленоватой бутылкой с брюшком, на котором гордо красовался нарисованный Майон.

– Угощайтесь, – сказал Бальтасар, ставя всё на стол. – Это пальмовое вино – сухое. Пейте в свое удовольствие и спрашивайте.

– Вы за кого меня принимаете?! Раз русский, значит, заложник зеленого змия?! – обозленно подался я вперед. – Туристов сожгли, моего дядю убили – а вы мне глаза залить предлагаете!

– «Зеленый змий» и «глаза залить»? – непонимающе взглянул на меня Бальтасар.

– «Алкоголь» и «напиться»! – раздосадованно отмахнулся я.

Бальтасар вежливо кивнул, налил полный стакан вина и подал его мне. Вино было мутным и белесым, и я тут же ощутил где-то в животе зачатки изжоги.

– Пейте. – И Бальтасар снова вышел.

Когда дверь за Бальтасаром закрылась, я суетливо понюхал вино. От него шел довольно резкий и кислый душок, словно от компота из портянок.

– Самогон, что ли? – задумался я и с опаской принюхался к вину еще раз.

Тут вернулся Бальтасар, и я поспешно отодвинул от себя стакан. Бальтасар сел на свое место и аккуратно положил на стол стронгилодон, упакованный в прозрачный пластиковый пакет.

5