Viva Америка | Страница 14 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Два, – хищно продолжила Болль и еще раз выстрелила.

Вторая пуля, овеянная грохотом выстрела, ударилась в стену в десяти сантиметрах от моей головы. Наконец сообразив, что это был за отсчет, я стремглав бросился из кабинета. Выбежав, я заметил настежь открытую дверь, за которой была полутемная комнатка – с двумя мертвыми мужчинами, застреленными в голову практически в упор. Начинка черепных коробок этих двоих щедро покрывала искрящую съемочную аппаратуру и погасшие дисплеи.

Я тут же с дрожью ощутил, как у меня в области затылка неприятно заныло – в ожидании свинцового плевка, раскалывающего череп. Зажав рукой рот, попытавшийся снова жалобно заблеять, я изо всех сил припустил дальше по серебристому и безликому коридору.

«Дело – табак! – в панике подумал я, видя приближавшуюся развилку. – Блин, и как быть?! Либо маршрут этой демоницы, либо как-то самому!..»

– Один, Алекс! – раздался где-то позади поскрипывавший голос Болль.

– А вот и мой кучер!.. – ужаснулся я, прижимая голову к плечам и опрометчиво сворачивая налево. – Я безоружен! – неожиданно для себя заорал я на ходу. – Кто-нибудь! Я – сдаюсь! Арестуйте меня! Я не никому не причиню вреда! Психи вы бесчувственные!

Продолжая призывно орать, я выскочил в высокий холл без окон. Повсюду были стальные двери, сверкающие металлом скамейки и фикусы Бенджамина. В центре холла одиноко стоял питьевой фонтанчик. За фонтанчиком были видны лифты и коридоры.

– Эй! Эй! – остервенело забарабанил я в ближайшую дверь. – Арестуйте меня! Тут… тут какое-то недоразумение! Я б-безоружен! Я сдаюсь! Я…

Дверь открылась, и ко мне вышла приятная молодая азиатка, явно занимавшаяся какой-то бумажной работой. Она томно вздохнула, и из-под ее подбородка выскочили мандибулы, а ее раскосые глаза узнаваемо выкатились из орбит, будто желая разглядеть поближе мое перекошенное испугом лицо.

– Ру-у-усские н-не с-с-сдаются, – укоризненно напомнила азиатка-трутень и скромно поприветствовала меня поклоном.

– Божья роса мне в глаза!.. – жалобно простонал я, неверяще отступая.

Неожиданно двери в холле распахнулись, и из них вышли работающие здесь мужчины и женщины – все они были трутнями. Еще через мгновение они, словно издеваясь, стали нестройно и с запинками повторять «русские не сдаются».

– Не сдамся, не сдамся!.. – разозленно пообещал я и задержал дыхание, боясь их усыпляющего токсина.

Закрыв на всякий случай футболкой нос и рот, я, беспокойно вздрагивая, побежал к трем матовым лифтам. У одного из них лежал еще один мертвый мужчина – в форме сотрудника службы безопасности. На раздутой шее охранника были видны венозные следы от удавки.

– Давай же! Давай! – умоляюще пробормотал я, беспорядочно стуча по всем кнопкам вызова лифтов.

К моему ужасу, в мой затылок мягко вжалось что-то холодное.

– Назови мне хоть одну причину, по которой я не стану расплескивать твои мозги по этим красивым дверям! – пробасил Фуз мне в ухо. – Какая-нибудь справка о том, что ты мой брат или отец, – тоже засчитана не будет!

– Болль! – выдохнул я, нервозно поднимая руки. – Этого одного слова достаточно, дуболом?! Позади нас трутни, болван! Надо срочно убираться отсюда! – И я осторожно попытался обернуться.

– Ни с места! – взревел Фуз и еще раз ткнул меня пистолетом. – Почему меня обвинили в пособничестве террористу и систематической краже печений?! Я всего один раз случайно чужое взял! И что ты сделал с директором Болль?!

– Я не террорист, головешка ты стоеросовая! – огрызнулся я, боясь пошевелиться. – Неужели ты не понимаешь?! Тебя – подставили! А меня подставляют еще с Филиппин! Это дело рук твоей начальницы-дьяволицы! Она…

– «Обернись, засланный кабачок!» – на ломанном русском приказал Фуз.

– «Казачок», а не «кабачок»! – раздраженно поправил я Фуза, подчиняясь. – Похоже, за эту твою тупость от тебя и решили избавиться! Где мой стронгилодон?!

Вид у Фуза был потрепанный: под левым глазом у него был кровоподтек, на жилетке не хватало пуговиц, а сам он нервно сжимал пистолет, нерешительно переводя его то на мое лицо, то на мою грудь. Весь его лоск словно сдулся и обветшал, оставив после себя лишь нечто первобытное и скотское, словно у мускулистой клячи на скотобойне.

Неожиданно из холла донеслись выстрелы и крики. В этот же момент позади меня тихо открылся лифт.

– Я задержал его! – радостно крикнул Фуз через плечо. – Я больше не буду сопротивляться! И печений тоже больше не возьму! Я просто не ожидал!.. Это какая-то ошибка! Я просто…

Край угольной жилетки Фуза внезапно взвихрился изорванными лоскутками, а сам Фуз охнул и схватился за бок. Я растерянно подхватил его и, бесстыдно им закрывшись, тяжело ввалился с ним в лифт. Из холла к нам бежали вооруженные люди. Трутней среди них не было.

– Так-так-так! Третий этаж! – И я суетливо нажал на кнопку с цифрой «три».

Двери лифта закрылись, скрыв нас от преследователей, и лифт, к моему удивлению, поехал не вниз, а вверх.

– Где стронгилодон, Тапиока?! – схватился я присевшего Фуза за грудки. – Где он, черт тебя задери?!

– Был уничтожен по личному распоряжению директора Болль, – отмахнулся Фуз, пытаясь поднять пистолет, на который я предусмотрительно наступил ногой.

– Да кто она такая? – опешил я. – Чего ей надо?! А Бен? Что стало с телом Бена? Где он?

– Тело Бена пока в нашем морге. Твоих родственников по материнской линии уже оповестили. Утром они его заберут. – И Фуз с подозрением пробасил: – А откуда ты, преступный элемент, знаешь, куда бежать?

– Сатана в арбузной юбке подсказал! – огрызнулся я.

Через мгновение двери лифта открылись, и я увидел заваленный строительным мусором обесточенный коридор. Я быстро швырнул пистолет Фуза в темноту и помог ему встать.

– Мулунгу! Да меня же за утрату табельного оружия уволят! – дубовато возмутился Фут.

– Тебя уже уволили! – устало напомнил я. – А заодно тебя взвесили, измерили и признали негодным к службе и существованию!

– Странно… Пока этаж не достроен, к нему не должно быть никакого доступа, – озадачился Фуз и, заблокировав дверь лифта, стал осматривать при его свете свой кровоточащий бок. – Защити меня, Мулунгу, и дай силу моему мваначама!

– Что еще за «мваначама»? – отрешенно поинтересовался я, изучая дыру в стене, из которой веяло сыростью, канализацией и почему-то грибами.

– Мое национальное копье! – с гордостью ответил Фуз и многозначительно показал на область своего паха.

– Слово-то какое противное… – скривился я, осторожно принюхиваясь к дыре. – Здесь можно будет выйти?

– Можно, если сумеешь пробежать около пяти километров по вонючей канализации – до того, как тебя поймают, – сказал Фуз, настороженно приближаясь ко мне. – Но я, как профессионал в ловле преступников и мячей, не могу позволить тебе уйти…

Я утомленно повернулся к Фузу:

– Это еще почему?

– Только задержав тебя, я смогу доказать, что я – невиновен! Мулунгу свидетель моей добродетели и моему низкокалорийному питанию! – И Фуз сжал крупные кулаки.

– Хм… Вот теперь ты почти не похож на дурака, – иронично заметил я. – Твоя бесноватая начальница ударила себя лицом об стол, а до этого отстегнула меня твоими же ключами! А потом она объявила нас с тобой врагами государства и стреляла рядом с моей головой – чтобы я бежал! Разве этого мало, чтобы понять, что она подставила и тебя, и меня?!

– Да, она такая, – глуповато улыбнулся Фуз.

– Ты… ты что, спал с ней? – растерянно уточнил я.

Фуз неожиданно вытянулся, преданно вытаращился перед собой и напрягся – да так, что из его простреленного бока ударила струйка крови.

– Никак нет! Я бы никогда не позволил себе такого с начальством! – раскатисто гаркнул он.

– Так, я не могу тут оставаться и на пару с тобой упиваться твоим маразмом, – подытожил я, собираясь шагнуть в дыру. – Я должен кое-что найти, чтобы понять, что вокруг происходит. Я… У меня есть долг чести перед умершим. Знаешь, что это?

– Это обещание, – понимающе кивнул Фуз. – Как не есть после шести.

– Да, блин, обещание! – нетерпеливо мотнул я головой. – Хочешь очистить свое имя и узнать причину всего этого – найди вместе со мной Козетту! У нее есть доказательства того, что на рейсе было одно существо, повинное в том, что происходило во время полета! Такие же твари были и здесь – в твоей малопонятной секретной конторке! Всё это явно покрывают на государственном уровне – в том числе и такие дуболомы, как ты! Ты ведь нашел контакты Козетты, не так ли?

14