Нихрена. Часть вторая | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

От двоих во сне подруг.

Первой снится мне блондинка,

Ураган, страстей циклон.

Мы вулканим с ней полночи

Без конца», – добавил он.

«На вторую половину

Ночи сладостных утех

Мне является брюнетка,

С ней вершим дальнейший грех.

Так в итоге сновидений

Я как выжатый лимон.

Если можно, помогите,

Поменять мне этот сон».

«Отчего же, – тот смеется, –

Вам, дружище, не помочь,

Вы блондинку ту мне дайте,

Что вам первой снится в ночь».

«Может, вам забрать брюнетку,

Что вторая спит со мной?

Мне с блондинкой как-то лучше», –

Заявил врачу больной.

«Нет, – ответил врач, – не выйдет.

У меня другой там сон,

Поезд я, – сказал, – толкаю

С Феодосии в Херсон».

Неизлечимый порок

Поделилась Сара с Розой:

– Муженек, – сказала, – мой

Стал до девок что-то хожий,

Не спешит ко мне домой.

Стал со мной совсем не ласков,

Страсти пыл совсем угас.

Прежней той любви уж нету,

Что тревожила так нас.

– Не тужи, – в ответ ей Роза, –

То знакомый мне сюжет.

От подобных неурядиц

Дельный дам тебе совет.

С мужиком своим я тоже

Отхватила лиха пуд.

Не помог тогда ни пряник,

Не пришел на помощь кнут.

Мне тогда сексопатолог

Указал на верный путь,

Как былые страсть и чувства

К жизни снова возвернуть.

Лепту новую вносите

Вы решительней порой,

Можно в школьницу рядиться,

Можно к мужу медсестрой.

«Тут в подмогу, – выдал доктор, –

Лишь фантазии полет.

Можно руки в узел цепью,

Можно кляп засунуть в рот».

Ну, так вот, подруга, –

Роза завершила диалог, –

Тот совет врача, однако,

Мужа выправить помог.

С той поры дорогу влево

Позабыл совсем супруг.

Исцелил надежный метод

Навсегда греха недуг.

Через день звонок у Розы,

Сара с ней на проводах.

– Вышло все совсем иначе, –

Сообщила вся в слезах, –

Привязал меня к кровати,

Всю раздел, сто грамм принял.

Ну а сам, зараза, к девкам

Мыться в сауну слинял.

Жалко бедную

Летний день, салон трамвая.

Вдруг садится пассажир

Грязный весь, пиджак помятый,

На ботинках – куча дыр.

– Помогите, кто чем может, –

Начинает причитать, –

Я три дня не ел ни крошки,

Дайте, кто что может дать.

Наблюдая ту картину,

Моисей полез в карман.

– Подожди, – Абрам одернул, –

Это все сплошной обман.

Ведь они, поверь мне, друг мой,

Не с нуждой на паперть прут.

Аферисты – все едино,

Многоликий этот люд.

Нищий слез на остановке,

Вслед заходит с животом

Дама – нищенка и тут же

Начинает речь о том:

«Помогите, дайте денег

Бедной даме на сносях».

Совесть в людях пробуждая,

Плачет: «Мне рожать на днях».

А теперь Абрам, не сдюжив,

Расстегнул свой кошелек.

– Ты же сам сказал, что дурят, –

Моисей в ответ изрек.

– Жалко девочку мне эту, –

Вынул щедро тот пятак, –

С животом два года ездит,

Не родит, – сказал, – никак.

Вкусный презерватив

В поздний час в аптеку как-то

Нанесла мадам визит.

Заскучавши у окошка,

Продавец в тиши сидит.

– Я б хотела наконечник, –

Робко дама начала, –

Только мне резину надо,

С ароматом чтоб была.

С нежным запахом клубники, –

Уточнила выбор свой.

– Нет, – в ответ ей продавщица, –

Не слыхала про такой.

– С ароматом свежих яблок,

Может, есть презерватив,

Можно с запахом черешни,

Или спелых сладких слив?

Жмет плечами на вопросы

Безнадежно продавец.

– Ну скажите, – дама просит, –

Есть хоть с мятой, наконец?

Удивилась продавщица,

– Извиняюсь, – говорит, –

Вы для секса их берете,

Или вам компот варить?

Не туда

– Доктор, ваш лечебный метод

Не приносит результат

До сих пор, – поведал Гоги, –

Геморроем болен зад.

– Почти месяц курс леченья

Я прошел, – заметил гость, –

Ну, а боль все так же мучит,

Будто вырос в попе гвоздь.

– Странно, – удивился доктор, –

Геморроева свеча –

Старый безотказный метод

Для любого здесь врача.

– Съел почти что упаковку,

Вкус, скажу, не шоколад,

А прогресса никакого,

Все как ныл, так ноет зад.

– Подождите, – врач не понял, –

Вы совали свечи в рот?

– Да, конечно, тридцать свечек

Потребил, – ответил тот.

Каждый день после обеда

Я съедал их по одной,

Ну не в попу же совать мне? –

Заявил врачу больной.

Где пятак?

Сара Мойшу приглашала:

«Как уйдет мой муженек,

Загляни ко мне, любимый,

Вечерком на огонек».

– Я сигнал подам, – сказала, –

Кину в форточку пятак.

Зазвенит он на асфальте,

Значит, мой ушел чудак.

Ближе к девяти к окошку

Подойди и жди тот знак,

Как о встрече долгожданной

Известит тебя пятак.

Муж ушел. К окошку Сара,

Звонкий бросила предмет.

Мойшу ждет. Проходит время,

Час, второй, того все нет.

Утомившись в ожидании,

Сара вышла через дверь.

У окошка Мойша рыщет,

Хоть глазам своим не верь.

– Ты чего, – спросила, – милый,

Не торопишься ко мне?

– Все пятак, – сказал, – ищу я,

Только нет его нигде.

– Не найдешь никак? – смеется,

Свой лукавый бросив взгляд, –

Я давно уже за нитку

Забрала его назад.

Не те бубенчики

Отмеряя путь неспешно,

возвращается жена.

«Муж еще в командировке», –

грустно думает она.

На полу стоят ботинки,

в ванной плещется вода.

Нежным вкусным ароматом

в нос бросается еда.

«Видно, муж вернулся раньше,

– догадалась вслух жена, –

Значит, буду спать в постели

я сегодня не одна».

Не желая медлить время

до ночных людских забав,

Завернула тут же в ванну,

засучила свой рукав.

Бодро юркнула за шторку

шаловливая рука.

Отыскала там где надо

кое-что у мужика.

«Вы, бубенчики родные,

слышу ваш веселый звон», –

Наклонившись тихо спела

в мужний мягкий микрофон.

«Милый, жду тебя в постели»,

– свой закончила вокал.

Тот в ответ чего-то буркнул,

видно, тоже обласкал.

Пока муж с командировки

отмывает пыль дорог,

Погляжу, что он с дороги

к нам на кухню приволок.

Взору бросилась картина,

словно в день погожий – гром.

Стол накрыт, вино, закуска,

муж за кухонным столом.

«Мы заждались, – муж смеется,

– ну, явилась наконец.

Я на кухне тут готовлю,

в ванной твой сидит отец».

Тост не нужен

Медработники, собравшись,

Отмечали праздник свой

Коллективом всей больницы,

Шумной пьяною толпой.

Море водки, песни, танцы,

На столе цветы, еда.

Поднимая настроение,

Речь толкает тамада.

– За врачей давайте выпьем, –

Свой затейник начал тост, –

Кто нам ухо, горло лечит, –

И добавил, вспомнив, – нос.

– Нелегка, – сказал, – их доля,

Пальцем лазить в тот проем.

За их труд, друзья, тяжелый,

Мы сегодня с вами пьем.

Вслед за ухо-горло-носом

Шел зубных врачей черед.

Массовик со знанием дела

Лихо спаивал народ.

– Пьем за тех, – сказал затейник,

Подымая свой бокал, –

Кто больные зубы лечит, –

Отхлебнувши, проикал.

– Кто покой нам возвращает,

Боль зубную одолев, –

Продолжал затейник дальше

Тост свой, словно нараспев.

– Быстро кариес излечат,

Устранят пародонтоз, –

В пламенных речах восторга

Стоматологов вознес.

Тост за тостом, до хирургов

Быстро очередь дошла.

Тамада предложил выпить

За их ратные дела.

Пьем за тех, кто шьет и режет, –

Затянул затейник речь, –

Те, кто могут все отрезать,

Чтоб здоровье нам сберечь.

Тут словечко робко вставил

Гинеколог Лев Титов,

Чует, до него добраться

Массовик вот-вот готов.

– Мы с проктологом, – сказал он,

Упредив событий ход, –

Попросить бы вас хотели,

Что бы молча пил народ.

Кто о чем

Вечерком у стойки бара,

Притупив нетрезвый взгляд,

Коротает время дама,

Рядом два хмыря стоят.

Подошли поближе к даме

И спросил из них старшой:

«Как вам лучше: меньше – чаще,

Или реже, но большой?»

Но услышали нежданно

Для себя ответ другой.

Та сказала: «Лучше толстый

И, желательно, тугой».

«Вы не поняли, – смеется, –

Я спросил вас не о том.

Я имел в виду другое:

Пищи принятый объем».

«Но и вы, – сказала дама, –

Мой не поняли намек,

3