Грани игры. Жизнь как игра | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Андрей Самусев

Грани игры. Жизнь как игра

© Андрея Васильева (Мир Файролл, его устройство и терминология)

© Самусев Андрей

© ИДДК

* * *

Глава 1.

Юг. Наверно, в следующей жизни…

Такой оборот дела совсем не понравился харжитам, они начали настороженно озираться, а десятник, уже не так уверенно, повторно огласил свои требования:

– Вы нарушили границу Харжистана, предлагаю вам добровольно сложить оружие и подняться к нам. Обещаю, что наше разбирательство по этому факту будет скорым и справедливым. Иначе вы будете незамедлительно причислены к врагам царя Хапи и уничтожены.

– Грозилось наше теля волка съесть, – Тём оценивающе смотрел на противников и прикидывал, какую из двух ранее отработанных с Эшшу боевых связок эффективней задействовать против патруля.

Надо ли ему поднять руку с одним оттопыренном вверх пальцем, позволив ведьме атаковать любого из харжитов на своё усмотрение, сбивая наиболее опасные атаки, или показать два пальца буквой «v», сосредоточив её атаки на бойцах дальнего боя?

– Брат Вит, ты не знаешь, кто это пытается нас прижать?

– Береговая стража, Львы пустыни. Это они так официально называются, а как по мне так мяукающие цепные псы царя и не более. Живут с того, что грабят и убивают чужестранцев, пытающихся добраться до Харжистана морем мимо единственного порта, в который разрешён заход кораблей иноземцев. Не брезгуют, впрочем, и своими соплеменниками. Так что, их скорый и справедливый суд для всех встречных, кто слабее их, заканчивается всегда печально для подсудимых.

– Примерно так я и думал. Видимо, ты уже встречался с этими псами?

– Да. Мне уже приходилось уходить от них с боем. Тианис, хоть и открытый порт, но размер пошлины, которую Хапи там вздымает не только с купеческого, но и с любого другого иностранного судна, заставляет любого разумного искать обходной путь.

– Что скажешь об их силе, тактике и вооружении?

– Стандартная десятка. В прошлый раз я со своей пятёркой легко вышел из боя победителем. – Брат Витус довольно усмехнулся. – После того как их после первой же стычки осталось семь псов, за нами погони не было. Вооружение стандартное для береговой стражи: ятаганы, алебарды, арбалеты. Десятка состоит из шести мечников, двух копейщиков и двух арбалетчиков. Десятник – самый крепкий орешек в таком летучем отряде, универсал, владеет разным оружием. И в отличие от своих подчиненных, всегда назначается из ветеранов. Тактика боя против пешего противника – это почти всегда клин, на острие которого десятник, за ним мечники, которых по краям прикрывают алебардщики. Арбалетчики выцеливают тех, кто может атаковать с дистанции. Плохо то, что такие отряды обычно состоят из нескольких десятков. Есть большая вероятность, что следом за этими идут ещё один, или два десятка псов.

– С этим всё понятно: стая принимает бой! – Тём поднял вверх руку с двумя растопыренными пальцами. Но, увидев, что вопрос на лице брата Витуса, добавил: – Я прикрываю твою спину. Эшшу действует из невидимости, начинает с арбалетчиков.

– Это дело! А то что-то у меня счёт сегодня не сходится, надо бы его увеличить.

Десятник летучего отряда, видимо сообразил, что добыча сдаваться не хочет и намерена кусаться, начал спускаться с бархана. Осыпающийся под ногами песок не позволял разогнаться, зато руки ничего не сдерживало, и в них, словно самолетные пропеллеры, устрашающе вращались два ятагана.

Тём отметил про себя, что ятаганы очень популярны здесь, на крайнем Юге, и хорошо, что оружием с двух рук владел только командир стражи, а у остальных мечников, старающихся по мере спуска не ломать рисунок построения, в пару к ятагану были небольшие щиты.

Брат Вит повел шеей, как борец перед выходом на ковер, и оглянулся на Тёма. Особой необходимости повторять план не было, но противник осторожничал, боясь не удержаться на ногах и скатиться им под ноги, и норд проговорил вслух, о чём думал:

– Десятник мимо тебя не пройдёт. Если мы немного отступим к полосе прибоя, то сзади нас прикроет корпус шаланды, справа, по воде они вряд ли будут атаковать. Оставшийся узкий сектор атаки ты перекрываешь полностью. Я работаю Змеёй Крови из-за твоего плеча. Нам надо продержаться пока Эшшу уберёт арбалетчиков. Дальше война покажет.

Выслушав норда, брат Вит согласно кивнул и продолжил буровить взглядом старшего из псов, обдумывая уже свой личный план боя.

До атакующих харжитов оставалось метров десять, когда Вит едва успел отклониться от прилетевшего с бархана арбалетного болта. Второй арбалетчик, к счастью, выстрелить не успел – ведьма своей плетью сработала раньше. Но не успел Тём порадоваться этому успеху, как стальной вихрь из двух ятаганов столкнулся с таким же вихрем от мечей брата Вита, и всё стало очень плохо. Десятник оказался по силам равным соперником брату-счетоводу, а Тём, в ответ на свой выпад глевией, получил два алебардных выпада, второй из которых опустил уровень жизни норда в жёлтую зону. Тело пронзила реальная боль, к которой каждый раз, сцепив зубы, приходилось привыкать заново. А вот не бояться ранений, даже зная, что его ждёт боль, Тём уже научился.

Где-то в другом мире интенсивно заработали датчики, анализирующие его состояние, и готовые при достижении опасного порога скомандовать автоматический ввод в его тело инъекции того или иного лекарственного препарата, а затем и принудительно понизить болевой порог. Именно так, а не наоборот было прописано в непрочитанном им до конца договоре с Радеоном. И пока поводов жаловаться на отсутствие благосклонности Всевышнего к своей персоне, у Артёма не было.

Тём, краем глаза заметил, как второй арбалетчик огромными заячьими прыжками несётся с бархана к ним. А значит, пока Эшшу стрелка не достанет, помощи от ведьмы он не получит. Ни сбивающего атаку алебардщика удара хлыстом, ни целительного заклинания.

Брата Вита десятник оттеснил уже по колено в воду, и вдвоём с одним из мечников норовил загнать его ещё глубже, так, чтобы максимально усложнить монаху-счетоводу возможность уклониться от этих ударов и контратаковать.

Норд, чтобы не оказаться в воде по пояс, вынужден был разорвать связку ещё раньше. Стараясь засечь, куда делся второй арбалетчик, Тём сквозь красноватый туман увидел появившийся на вершине бархана ещё один десяток харжитов.

При их виде у Тёма, лопатками прижатому к борту шаланды, но продолжавшему глевией отчаянно блокировать большинство выпадов против себя, наступило холодное равнодушие. Отстраненно подумалось, что второй раз брат Юр с ними уже точно никого не пошлёт. Глупо получилось, что ни он, ни Эшшу так и не успели создать точку привязки портала на этом берегу. Может ведьма всё же сообразит это сделать до того, как алебарды харжитов отправят её на респаун?

Два арбалетных болта вонзились в спину наиболее рьяно достававшего норда алебардщика, ещё по одному достались ноге и шее скачущего арбалетчика, который после этих попаданий, неловко перекувыркнувшись через голову, остался лежать на песке. Спустя мгновение, вылетевшая из невидимости плеть «ужалила» правую кисть десятника, заставив того разжать пальцы и выронить на песок ятаган. И тут же Брат Витус двумя контратаками с лишенной защиты стороны несколько раз быстро вонзил в бок командира Львов оба своих меча. Последнего колотого удара мечом хватило, чтобы добить уже сильно израненного десятника.

Воспользовавшись последовавшим за этим замешательством своего противника, Тём, вложив все оставшиеся силы в рывок, поднырнул под его алебарду. Мгновенная комбинация из двух уколов и секущего удара, последний из которых был критическим, прикончила фехтовавшего с нордом алебардщика.

Накатившие сверху ровной волной неизвестные харжиты добивали ещё живых, но уже полностью деморализованных атаками с двух сторон, Львов пустыни. Тём, глотнув зелье здоровья, безучастно следил за этим избиением, когда возле него задрожал воздух и «проявилась» ведьма.

Эшшу выглядела неважно и тут же упала на песок рядом с нордом:

– Всё, я пустая. Последнюю ману влила в исцеление Вита, выносливость тоже на нуле. Этот долбанный песок буквально сосёт из меня силу. Я готова расцеловать ребят, что сейчас деловито дорезают патруль. Они вновь заставили меня поверить, что мире есть место чуду, а в Харжистане воевать с каждым встречным не обязательно.

1