Россия и мусульманский мир № 1 / 2013 | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Для ислама недопустима не только порнография, но и полупорнография, эротика, считающаяся на Западе уже совершенно «безобидной». С точки зрения просвещенного мусульманства, женщина не обязательно должна ходить в парандже и запираться в ичкари, но ее одежда и поведение должны быть скромными, как этого требует любая школа шариата. Совершенно неприемлема для ислама и западная «рок-поп-культура», квалифицируемая часто как реанимация языческих оргий. Среди распространяемых Западом демократических свобод значительное место занимает «свобода совести». Однако на деле свобода совести для мусульманских стран означает появление там различных миссионеров всевозможных религиозных движений и сект. Ислам, как правило, особенно болезненно реагирует на прозелитизм других религий в своей среде.

Во всей подобной «модернизации» большинство мусульман видят разгул беззакония и покушение на их религию, на традиционные устои общества. Реакцией на это и становится полное отторжение всего того, что идет с Запада. Возникает стремление утвердить ислам в наиболее строгих его формах: сурового ханбалитского махзаба или средневековых персидских адатов. И тогда мусульманский закон начинает принимать жестокие меры для пресечения «ширка»: гомосексуалистов побивают камнями, ворам отрубают руки, мужчину, заговорившего на улице с незнакомой женщиной, сажают в тюрьму. Исламский фундаментализм стремится восстановить архаичное мусульманское уголовное право, защищающее религиозные устои общества и его нравственность, отгораживает ислам непроницаемой стеной от остального мира. Достаточно обоснованным является убеждение, что попытки фундаменталистов к изоляционизму, характерные для ряда его течений, не приносят большой пользы самому мусульманству.

В идейном отношении можно признать амбивалентность исламского фундаментализма. С одной стороны, для отрицания модернизации он опирается на традицию, провозглашая отдельные ее элементы единственно законными символами исконно мусульманского мироустройства, но при этом себя идентифицирует непосредственно через обращение к Священному тексту. С другой стороны, он не чужд определенному реформаторству (например, изменил концепцию шариата, вновь открыл иджтихад), но при этом принципиально публично исключает новацию, подавая собственные новации как возрожденные традиции. Одновременно у него есть и вполне модернистские черты – сильная предрасположенность к развитию не просто отдельных мировоззренческих характеристик, но именно тоталитарной идеологии с элементами рациональности, убежденность в примате политики, понимание высшей цели как преобразования центральных политических институтов. Эта двойственность является условием появления ряда течений внутри фундаменталистского проекта ислама.

Современный отечественный исследователь исламского фундаментализма И.В. Кудряшова считает, что фундаменталистский тип сознания можно отнести к «плавающим», так как он рекрутирует своих сторонников практически во всех слоях общества. Мотивациями при принятии фундаменталистской идеологии выступают: потребность в новой идентичности, вызванная распадом традиционных связей и чувством снижения социальной ценности занятий и образа жизни; желание сохранить традиционные нравственные и культурные ценности и ориентиры; утрата центральных позиций в политической и культурной среде; нужда в определенности, «водительстве» и защите со стороны политического сообщества; обреченность на «догоняющую» позицию по отношению к Западу и чувство национального унижения; ухудшение экономического положения.

Таким образом, в рамках фундаменталистского проекта ислама ныне представлены самые разные течения. Общим для всех них является стремление возвращения к чистоте раннего ислама. Однако эта общая схема осмысляется по-разному. Одно течение внутри салафизма – возрожденческий фундаментализм – активно нацеливает своих сторонников на возвращение к изначальной чистоте веры, делая акцент на сохранении самой буквы Священного текста. Другое течение – реформаторский фундаментализм – декларирует возвращение к богословской основе вероучения, стремясь восстановить прежде всего дух учения. В рамках реформаторского фундаментализма можно выделить охранительное направление (умеренное и радикальное) и обновленческое направление. Все они, исходя из общих положений и источников, приходят к весьма разным выводам, касающимся реформирования мусульманской общины. Следует обратить внимание, что в исламском фундаментализме большим влиянием пользуются сторонники джихадизма, для которых характерны нетерпимость к инакомыслящим и стремление к максимальной политизации ислама. На фундаментализме паразитируют такие разрушительные явления, как фанатизм, экстремизм, а также терроризм.

(Окончание в следующем номере.)

«Исламский фундаментализм: Исторические истоки и современные проявления», Владивосток, 2012 г., с. 74–130.

Место и роль ислама в регионах Российской Федерации, Закавказья и Центральной Азии

Роль информационной политики в процессе дерадикализации общества в Республике Дагестан

Юрий Дорохов, политолог (Астраханский государственный университет)

Современный мир проявляется во всем многообразии этнополитических конфликтов, требующих в каждом конкретном случае создания эффективных способов их преодоления. Россия вступила в XXI в. с грузом острых противоречий и проблем. Одна из таких проблем, с которыми пришлось столкнуться новому государству на территории некоторых республик Северного Кавказа, – терроризм, прикрытый религиозно-радикальными мотивами. После известных событий в Чеченской Республике волна экстремизма и терроризма захлестнула Дагестан как одну из наиболее религиозных северокавказских республик, имеющую в своем составе более 30 основных национальностей.

Дагестан продолжает оставаться объектом подрывных устремлений со стороны различных международных организаций, пытающихся реализовать долгосрочные планы по формированию благоприятных условий для отторжения Дагестана, а затем и Северо-Кавказского региона в целом от России. Состояние и тенденции развития общественно-политической обстановки в РД по-прежнему определяются сохраняющимися угрозами со стороны незаконных вооруженных формирований, состоящих из религиозных экстремистов. Серьезную угрозу безопасности и стабильности в РД представляют движения, организационно оформившиеся в виде групп радикальной направленности, специализирующихся на совершении террористических актов и посягательствах на жизнь сотрудников правоохранительных структур. В этой связи необходимы срочные и эффективные меры, имеющие целью лишить данные движения и организации идеологических основ, внутренней и внешней поддержки, сократить их социальную базу, выявить и подавить центры идеологического обеспечения, добиться общественной изоляции и осуждения радикалов, концентрируя внимание и усилия на расслоении экстремистской среды. Решение такой чрезвычайно сложной и важной задачи может быть достигнуто путем проведения политических, экономических, социальных, военно-технических, идеологических, информационных и других мероприятий.

Средства массовой информации как важный инструмент идеологического и информационного противодействия экстремизму занимают в этой системе особое место. Вследствие этого анализ роли СМИ в процессе взаимодействия с органами власти в противодействии экстремизму является весьма актуальным. Одно из приоритетных направлений в исследовании данных процессов – изучение контртеррористической деятельности на Северном Кавказе, т.е. в регионе, где существует реальная угроза национальной безопасности Российской Федерации. В частности, есть необходимость рассмотрения вопроса, касающегося освещения СМИ деятельности государственных органов в процессе борьбы с радикальными проявлениями, определения степени заинтересованности государственных структур в информативной работе СМИ, а также изучения некоторых примеров информационной деятельности радикальных групп в Дагестане. Манипулирование общественным мнением путем информационного вмешательства в формирование социальных приоритетов и дезориентация общественного сознания играют в процессе радикализации населения немаловажную роль. Человек впервые за свою историю получил техническую возможность создать информационные технологии, которые из простых систем переработки и передачи информации очень быстро превратились в механизмы постоянного и широкомасштабного контроля и трансформации его же собственного сознания. Современные средства массовой информации работают в условиях подчинения многочисленным, подчас противоречивым требованиям, исходящим от общества в целом, от их непосредственной аудитории, а также от их экономических партнеров и спонсоров.

9