Россия и мусульманский мир № 1 / 2013 | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Охранительный фундаментализм опирается на труды Рашида Рида (1865–1935). Р. Рида рассматривал исламскую общину как нераздельное религиозно-политическое единство. Условием достижения общиной достойного места в мире является создание халифата, где на основе законов шариата нашли бы полное воплощение принципы народного управления.

В охранительном салафизме также можно выделить два направления: умеренных салафитов и экстремистов. С точки зрения умеренных охранителей, процесс очищения ислама и воссоздания общества времен первых Пророков следует трактовать в качестве духовной очистительной революции. Подчинение шариату всех сторон общественной жизни должно сопровождаться и созданием специфических исламских экономических, финансовых и политических институтов. Стремясь к воссозданию мирового халифата, умеренные охранители достаточно терпимо относятся к заимствованиям достижений Запада, считая возможным использовать их в целях объединения мусульман всего мира.

Многие умеренные салафиты заявляют, что не имеют никакого отношения к исламскому экстремизму. В итоговом документе I Исламско-арабского конгресса («Зеленый интернационал») утверждается, что главной целью этой организации является борьба за объединение всех мусульман в деле построения всемирного исламского государства, которое призвано выступать против тирании Запада. Эта цель должна быть достигнута в духе присущих шариату терпимости и демократии.

В некоторых условиях фундаментализм может стать наступательным и агрессивным. В этом случае порождением фундаментализма становится радикализм, выступающий уже в качестве определенной политической практики и идеологической доктрины.

Религиозный радикализм может иметь несколько разных оттенков, однако характеризуется прежде всего тем, что делает акцент на весьма решительной политике, связанной с резкими изменениями. При этом он имеет тенденцию периодически обостряться в кризисные периоды развития общества, во время войн и революций (например, во время Кавказской войны XIX в., современной чеченской кампании). Радикалистская идеологическая ориентация, как правило, сопровождается повышенной политизацией. В этих условиях происходит чрезмерное сближение фундаменталистской духовной основы с практикой насильственных действий, что становится особенно опасным сейчас.

Крайними формами радикализма выступают религиозный экстремизм и терроризм. Эти феномены рассматриваются обычно в качестве отрицательных явлений, поскольку практикуя неприкрытое насилие и конспирацию, действуют часто вне правового поля. Оба явления имеют мощный пропагандистский потенциал. Однако если экстремизм опирается как правило на определенную идеологию и четко обозначает своих противников, то терроризм, реализуя цель максимального устрашения общества, старается использовать любые средства, в том числе и такие, которые приводят к большим жертвам среди мирного населения. Когда не ставится задача найти конкретного противника, делая врагами всех людей, терроризм становится формой «социального сумасшествия».

Терроризм религиозных экстремистов – «это устрашение противников с помощью ничем не ограниченного насилия с целью защиты или доминирования определенной конфессии, реорганизации общественно-политической жизни на религиозной основе, создания религиозного государства».

События, происходящие в регионах распространения ислама, свидетельствуют о том, что некоторые силы активно используют фундаменталистскую фразеологию в политических целях для реализации своих, чаще всего экономических, интересов. Причем это не ограничивается только цивилизованными средствами политической борьбы, но включает и насильственные методы, в том числе и «экспорт исламской революции». В этом случае следует говорить уже не об исламском фундаментализме, представляющем собой религиозный феномен, но об исламизме, который для оправдания политики экстремизма и терроризма часто использует фундаменталистские лозунги.

Мусульманский радикализм нередко отождествляется с исламизмом. Исламизм олицетворяет собой определенную идеологическую доктрину и основанную на ней активистскую религиозно-политическую практику, направленную на использование любых средств в борьбе против оппонентов («неверных»). Исламизм требует абсолютного контроля и как правило стремится к максимальной мобилизации своих сторонников. Для представителей исламского радикализма во всем мире характерна ярко выраженная антизападная и антихристианская позиция.

Салафиты – охранители экстремистского толка стремятся не только добиться воссоздания халифата и установления господства шариата в планетарном масштабе, но и нацеливают своих последователей на резкое ускорение подобных изменений в полном объеме. Они жестко выступают против политики Запада и западного образа жизни, отвергают демократию и политический плюрализм, критикуют прозападную политику правящих в странах ислама политических элит. Справедливое правительство в исламском государстве должно быть авторитарным, считают охранители, поскольку покоится на божественном авторитете исламского закона. Один из лидеров алжирского Фронта национального спасения высказался по этому поводу: «За Бога не голосуют – ему повинуются».

Мусульманин должен искать себе родину там, где правит шариат. Салафиты-радикалы резко выступают против национализма, считая, что национализм подрывает единство мусульманской общины. Для них характерна склонность к насильственным действиям для достижения своих целей.

Мусульмане-радикалы всегда нацелены на борьбу с врагом, определяя его понятием «кафир» («неверный»). В узком смысле слова кафирами называют недобросовестных мусульман, которые не используют свои способности и интеллект для признания своего Господа и Создателя и неправильно используют свободу выбора, выбирая отрицание Бога. В широком смысле слова под термином «неверные» радикалы понимают не только «неистинно верующих» внутри ислама, но и немусульманское общество в целом: джахилистским (джахилийя – эпоха язычества, доисламский период и одновременно религиозное состояние жителей Аравии до начала проповеди Пророка Мухаммеда) обществом объявляется всякое немусульманское общество.

Священное писание ислама содержит многочисленные призывы к борьбе с неверными. Оно пронизано враждой к отступникам от ислама и тем, кто не признает Аллаха за единого Бога: «Поистине, те, которые не веровали и умерли, будучи неверными, – над ними проклятие Аллаха, и ангелов, и людей всех!» (Корова, аят 156). В аятах 160, 161, 162 этой же суры немусульман называют «нечестивыми», им грозят наказанием, подчеркивая, что «они не выйдут из огня». Коран запрещает дружественные отношения мусульман с иноверцами: «О, вы, которые уверовали! Не берите неверных друзьями вместо верующих» (Женщины, аят 143). В другой суре Корана объясняется причина подобного запрещения: «Они не преминут вам вредить, они хотели бы того, чтобы вы попали в беду» (Семейство Имраиа, аят 114). Многие положения Корана даже призывают к физической расправе над иноверцами. Более того, в ряде аятов содержится призыв к мусульманам убивать упорствующих в своих взглядах иноверцев.

Развитию религиозного фанатизма в радикальном исламе способствовала помимо всего прочего и вера в то, что шахид (погибший за веру) обязательно попадет в рай.

Как феномен современной культуры идеология фундаментализма выступает в качестве реакции на процессы модернизации и глобализации. Фундаментализм находит свою почву тогда, когда усиливается процесс секуляризации и ослабевает религиозная вера, когда теряют значение традиционные нравственные ценности. Поскольку фундаменталистское мировоззрение выступает в качестве идеологии протеста против модернизации и секуляризации общества, то оно несет чаще всего во многом охранительную функцию.

Когда одновременно с модернизацией экономической системы в мусульманских странах начинают внедряться западный образ жизни, западные ценности, растет и возмущение мусульманских масс. Вполне понятен гнев приверженцев ислама – они не могут спокойно смотреть на то, как мутный поток «ширка» (пропаганда всех видов смертного греха) затопляет их страну и разлагает общество.

8