Россия и мусульманский мир № 1 / 2013 | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В качестве важных характеристик современной эпохи можно выделить следующие обстоятельства.

1. Высокая динамика социально-экономических и политических процессов, внезапность и слабая предсказуемость событий политического, экономического и военного характера, в том числе тех, которые имеют глобальные масштабы.

2. События и процессы, разворачивающиеся в масштабе отдельного государства (и в рамках локальной культурной среды), могут быстро приобрести глобальный характер. Практически любое происшествие, будучи спровоцированным или смонтированным заинтересованными субъектами, может трансформироваться в событие мирового значения. Вооруженный конфликт, изначально ограниченный пределами одной страны, может стать региональным или глобальным.

3. Политические перемены и технические новшества затронули самые широкие народные массы.

4. Взаимосвязь и взаимозависимость различных сфер жизни общества приводит к тому, что трансформация одной из них ведет к существенным последствиям для других.

Оборотной стороной глобализации и информационного общества выступает возможность практически неограниченного доступа людей к любой информации. В том числе той, доступ к которой традиционно ранее был ограничен. Тем самым для всех обеспечивается доступность технологий, в том числе самых разрушительных. Хорошо известно и о последствиях эксплозивного развития средств массовой информации и коммуникации.

Серьезные вызовы для человечества несет в себе и возможность использования результатов развития науки. Ученые РАН утверждают, что у человека появляется возможность изменить свои природные свойства, вмешаться в свою генетическую природу. Продолжительность жизни, состояние здоровья все более зависят от финансовых возможностей. В этих условиях может случиться так, что человеческая популяция разделится на две непересекающиеся ветви.

Мало кем осознаваемый вызов состоит в отсутствии адекватной теории развития человеческого общества и прогнозного инструментария.

Для современной эпохи характерна и неравномерность мирового развития на фоне эгоистического стремления относительно небольшого числа развитых стран и транснациональных структур обеспечить собственное процветание.

Определяющим фактором мирового развития становится исчерпание ископаемых природных ресурсов, в первую очередь углеводородов. В случае же, если произойдет расширение в том или ином виде так называемого «золотого миллиарда» за счет других, активно развивающихся экономик ряда стран (например, Китая, Индии, России, Бразилии, Ирана), то станет практически невозможным удовлетворение возросших потребностей на основе существующей в мире природной базы.

Располагая широкими возможностями, развитые государства стремятся закрепить сложившееся экономическое неравенство, что выступает новой формой колониализма. Четко проявилась следующая закономерность: как только в каком-то регионе планеты обнаруживаются месторождения энергоресурсов, там подрывается политическая стабильность, усиливаются радикальные и экстремистские организации, происходит смена «недемократического» режима, вблизи государства развивается военная инфраструктура США, а на заключительном этапе – применяется военная сила.

Обостряется и борьба за ресурсы пресной воды, на что вынужден был обратить внимание Владимир Путин в своей предвыборной статье.

Усилению неравномерности мирового развития способствует и глобальный демографический кризис, имеющий к тому же региональную и этническую специфику. Как известно, рождаемость в развитых странах, прежде всего в Западной Европе, неуклонно падает, в то время как население в странах «третьего мира» быстро растет. Эти процессы неизбежно усиливают демографический дисбаланс между регионами планеты.

Очевидно, что неравномерность развития выступает питательной основой для конфликтов между развитыми государствами и практически всем остальным миром. Здесь уместно напомнить озвученную С. Хантингтоном концепцию «Запад и остальные», непримиримое противоречие интересов Запада и так называемых «остальных».

Практика же показывает, что противостоящие государствам, народам и цивилизациям субъекты имеют собственные стратегии и активно прибегают к геополитическим операциям с целью укрепления своего могущества, установления так называемого нового мирового порядка и обеспечения свободного доступа к природным ресурсам всего мира. Такое положение не может устраивать этнокультурные цивилизации, в том числе и Россию.

Отличительной чертой современности выступает и существенное снижение уровня управляемости социально-политическими процессами на глобальном и внутригосударственном уровнях.

Наиболее наглядно данный процесс проявляется:

а) в изменении роли традиционных международных институтов в регулировании глобальных процессов;

б) в распространении практики «цветных революций»;

в) в возникновении так называемых недееспособных государств.

Необходимо отметить и то, что в современных условиях риски и угрозы национальной и международной безопасности приобретают все более комплексный характер, что затрудняет их предсказуемость.

Комплексность проявляется в одновременном совокупном воздействии нескольких факторов и самых различных их сочетаний. Речь идет о внутригосударственных и региональных кризисах и конфликтах, аномии государств, борьбе за природные ресурсы, терроризме, организованной преступности, торговле людьми, нелегальной торговле оружием, распространении оружия массового уничтожения и средств его доставки, массовой миграции (в первую очередь нелегальной), контрабанде, легализации незаконных финансовых средств, этническом и религиозном радикализме и экстремизме, производстве и распространении наркотических веществ и др.

Предсказуемость осложняется и тем обстоятельством, что в большинстве случаев для проявления рисков и угроз характерно отсутствие каких-либо границ и территориальных ограничений, благодаря чему они легко распространяются за пределы отдельной страны и приобретают региональный или международный характер. В результате угрозы безопасности могут возникнуть в любое время, в любой точке мира и могут быть направлены против любого государства или человека.

Следует отметить, что ряд структур, в первую очередь экстремистского и террористического толка, достаточно умело пользуются сложившимся в новых условиях положением. Как известно, многие из критически важных для безопасности современных развитых обществ инфраструктур являются легко уязвимыми.

В сложившихся условиях, в отличие от предыдущих исторических периодов, полноценными участниками геополитических процессов становятся и негосударственные акторы. Глобальные же субъекты мировой политики, экономики и культуры образуются на основе координации деятельности множества участников.

В качестве последствий сложившейся ситуации можно выделить:

– нарушение традиционного баланса сил и стабильности в глобальном масштабе, наличие которых связывалось с установлением Вестфальской системы международных отношений и итогами Второй мировой войны; действующие нормы международных отношений и существующие международные институты являются отражением статус-кво, сложившимся в тот период;

– обладание оружием явилось одним из условий появления множества новых, негосударственных геополитических субъектов, которые тем самым получают возможность выдвигать свои условия традиционным субъектам;

– разрушение монополий национальных государств и их коалиций на применение военной силы и обладание разрушительными вооружениями. В результате, по выражению американского футуролога Э. Тоффлера, возникло «демонополизированное насилие».

По всей видимости, современная эпоха является переходной, после которой наступит другая фаза развития мира. Адаптация к новой обстановке требует от всех участников геополитических процессов значительных усилий.

Прежде всего, следует ожидать продолжения, по крайней мере, в ближайшей перспективе, ослабления управляемости международными процессами, дальнейшего нарастания в них элементов хаотичности.

Далее, происходит объективное повышение роли внешних факторов во внутреннем развитии отдельных государств и связанное с этим уменьшение реальных возможностей государства в реализации своих суверенных прав и обязанностей.

3