Из развитого в дикий нелепые ШАГИ | Страница 29 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

«В самом деле, почему?» – подумал я и решил тут же подъехать с Володей к руководству банка.

Мы встретились с тем же вице-президентом, который утверждал, что мы можем рассчитывать на финансовую поддержку нашего проекта, если станем клиентами их банка.

– Мы погорячились. Неужели вы восприняли это всерьез? Нам в тот момент просто нужны были клиенты. Так что мы могли обещать все, что угодно, – прямодушно разъяснил тот политику банка.

Оставалось лишь встать и уйти. Но, перед уходом получили еще одну пилюлю. Выяснилось, что мы должны срочно перерегистрировать «ДуСтар» из статуса «товарищества» в статус «общества». Если этого не сделать, наш счет будет заблокирован.

Срочно поехал в регистрационную палату, где «неожиданно» открылось, что наше товарищество было зарегистрировано незаконно, поскольку один из учредителей иностранец. Разумеется, неожиданностью это оказалось только для регистрационной палаты.

– Мы не совершили ничего противозаконного, – пояснил юристу регистрационной палаты, – Мы сдали документы юридической фирме, и ее юристы зарегистрировали товарищество. Оно уже существует не один год. Раз оно зарегистрировано, значит законно. Перерегистрация ничего не меняет, поскольку закон обратной силы не имеет.

– Оригинальная трактовка, – рассмеялся юрист, – Мы вас ни в чем не обвиняем. Это в чистом виде наша вина. Вот только перерегистрировать вас мы не можем. Ваше товарищество должно быть ликвидировано, а общество зарегистрировано вновь. А чтобы иностранный товарищ остался вашим партнером, необходимо зарегистрировать совместное предприятие с иностранным капиталом. Других вариантов нет, – поставил он точку в нашем разговоре.

– Саша, что будем делать? – спросил вечером Дудеева по телефону.

– А что мы можем сделать, – расстроено констатировал он, – Кстати, Толик, ликвидация тоже стоит денег. Проще бросить все, как есть. У нас многие так делают.

– А СП «Гранит»? Там же четко указан учредитель.

– Ну и что? Так и останется, – успокоил Саша.

И я снова стал никем. Теперь мог представляться лишь частным лицом, а не генеральным директором. И это накануне множества встреч, каждая из которых может стать решающей.

Надо было что-то делать, и я решил зарегистрировать новую компанию. Благо деньги Володя Пискунов, наконец, вернул.

– А где моя доля прибыли? – пошутил я.

– Какая прибыль? Хорошо хоть свои вернул. Ты знаешь, футболки оказались синтетическими. Только сверху положили из хлопка, – оправдывался Володя.

Я не стал напоминать о моих предостережениях, обрадованный, что деньги подоспели вовремя.

Недели через три я стал единственным акционером и генеральным директором закрытого акционерного общества «ИнтерКаменьПродукт». На последние деньги сделал визитки. Теперь надеяться можно было только на случай и свои активные действия по всем направлениям, которые и выведут в конечном итоге на тот самый случай.

Заехал Сергей Гарбузов и очень кстати вручил очередную сотню долларов. Рассказал ему о наших проблемах.

– Слушай, Толя, а если я поговорю с Гарбером? – спросил он.

– А он кто?

– Мой шеф. Я его вожу.

– Так это ты его шеф. Правда, в смысле шофер, – пошутил я. Сереже, похоже, шутка не понравилась, он даже не улыбнулся, – Поговори, – разрешил ему, ни на что особенно не надеясь.

Но, через неделю Сергей заехал и предложил сразу же подъехать в их офис. По дороге рассказал, что к его сообщению отнеслись с интересом.

Игорь Гарбер оказался энергичным молодым человеком, все схватывающим на лету.

– Интересный проект, – одобрил Гарбер, – Но, мы пока не потянем. Одолжить денег можем, но под залог. Впрочем, мы еще подумаем, – отложил он момент принятия решения.

Что ж, у меня появился запасной вариант на случай, если ничего не выйдет с кредитом «Церех-банка».

Неожиданно возник Воронков. Предложил встретиться.

– Есть организация, располагающая средствами. Ищет, куда можно выгодно вложиться. Может, предложим наш проект? – пристроился в соавторы Владимир Яковлевич.

– Давай, попробуем, – согласился с ним.

– Это совсем рядом, на Тверской-Ямской, – заулыбался он, – Я уже договорился о встрече.

Минут через пятнадцать мы уже начали переговоры с неким Евгением Смирновым, который выслушал меня с большим интересом и забросал вопросами. Уже в конце разговора тот спросил:

– А где ваш бизнес-план, Анатолий Афанасьевич?

– Честно говоря, я не рассчитывал, что мы встретимся именно сегодня.

– А вы сможете по памяти ответить на вопросы нашего специалиста?

– Думаю, смогу.

– Тогда поработайте, пожалуйста, с ним, а потом мы еще раз переговорим, – предложил Смирнов.

Общение со специалистом оказалось полезным. От него узнал, что тот использует специальную компьютерную программу «Проджект-эксперт», которая существенно облегчает разработку бизнес-планов. Часа через два мы уже были готовы к дальнейшим переговорам.

Рассчитанные программой финансовые показатели проекта поразили Смирнова. Он тут же отправился с докладом к руководителю компании. А минут через пятнадцать туда же пригласили нас с Воронковым, где президент компании заявил, что будет с нами сотрудничать, и поручил Смирнову готовить договор о совместной деятельности.

В комнату Смирнова мы вернулись победителями. Я вдруг почувствовал, что плод моей фантазии, мой проект, может действительно стать реальным предприятием – задуманным мной заводом, подобного которому еще нет в стране.

И я уже не мог скрыть своей радости, а, мельком взглянув на Воронкова и Смирнова, по их сияющим лицам понял, что отныне мы – соратники, объединенные общей целью.

И закипела работа. Две недели мы с Воронковым ездили в офис на Тверской-Ямской, уточняя детали проекта и порядок взаимодействия наших организаций. Меня порадовало, что за все это время ни у кого не возникло сомнений, что руководить совместным предприятием буду я. Приняли и мои предложения о приобретении акций Пороховского завода.

Это случилось после того, как состоялась, наконец, моя единственная встреча с господином Цереховым. К удивлению Айдакова, тот заявил, что прекращает банковскую деятельность, а потому распродает активы «Церех-банка». Для Айдакова это означало, что вскоре ему придется искать работу, а для меня – невозможность покупки акций завода в кредит.

Нерадостная новость сблизила нас с Айдаковым. Я рассказал ему о возникших возможностях, и он, симпатизировавший моему проекту еще с нашей первой встречи, стал откровенно помогать, нередко вразрез с интересами своего банка.

По моей просьбе состоялось, наконец, заседание правления Пороховского завода. На то заседание я приехал один. По уже сложившейся традиции Юра встретил меня в Пучково и доставил в дачный домик кума.

– Ну, Толик, сегодня все решится, – взволнованно расхаживал по кухне Володя.

– Что ты так переживаешь? – удивился я, – Здравый смысл восторжествует. Даже не сомневаюсь, что правление наш проект поддержит, – попытался успокоить его.

– Э-э-э, Толик, ты не знаешь наших людей. Они могут поступить вопреки здравому смыслу. Просто назло кому-то из руководства завода. Мало ли у них для этого причин. Но, сегодня обязательно узнаю, кто чем дышит. Он у меня попляшет, – угрожал он кому-то неизвестному, даже ему.

Не знаю, почему, но я был спокоен и сосредоточен. Я не готовил никакой обстоятельной речи, рассчитывая на эффектный экспромт. Уже давно заметил, что о деле, которое знаю и которым живу, могу говорить без подготовки и очень эмоционально, заражая слушателей, многие из которых тут же становились моими сторонниками.

Это пришло ко мне, когда еще работал в РКК «Энергия», где часто приходилось высказывать и защищать свое мнение по спорным вопросам. Но, особенно преуспел, когда доказывал правоту того, что придумывал и предлагал сам.

– Почему не начинаем? – периодически обращался кто-либо к директору, – Время.

– Минутку ждем, – отвечал директор, но проходила минутка, другая, пятая, а заседание все не начиналось, – Ладно, не будем ждать, – взглянув на часы, наконец, решил тот.

Вскоре слово предоставили мне. Как и ожидал, мой экспромт произвел сильное впечатление. Правление загудело. Посыпались вопросы. Наконец, все были удовлетворены, и директор попросил остаться только членов правления.

29