Из развитого в дикий нелепые ШАГИ | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Нас пригласили лишь через час.

– Слушай, а что мы с ним возимся? – не обращая на меня внимания, спросил Ткач Михайлова, – Он нам нужен? Что, мы сами не достанем такой гранит?

– Что мы сами сейчас достанем, – ответил Михайлов, – А гранит неплохой и цена нормальная. И мрамор у них хороший, – похвалил он.

– Считаешь, есть смысл? – спросил Ткач. Михайлов кивнул, – А сколько вы сможете поставлять в месяц, – обратился он, наконец, ко мне.

– Гранита по двести кубов, мрамора по сто, – ответил ему, – Но теперь только по предоплате, – выдвинул ему наши условия.

– Какая предоплата! – возмутился Ткач, – Нам деньги Лужков платит. Причем, нерегулярно. Вот и крутимся.

– Мы тоже крутимся, – сердито ответил ему, – По договору вы обязаны оплатить наши блоки в пятидневный срок после поставки, а вы устроили цирк со свалкой. Только предоплата. Стопроцентная.

– Ну, ладно-ладно, – уже вполне дружелюбно обратился ко мне Ткач, – Мы поставим вас в очередь на оплату. Как дойдет ваша очередь, все оплатим.

– Всё? – переспросил Михайлов.

– Всё, – подтвердил Ткач, – Готовьте договор поставок на год, – выдал он распоряжение Михайлову.

– А как быть с поставленными блоками? – спросил я заводское руководство.

– Я же сказал. Поставим на очередь, – повторил Ткач.

– И когда эта очередь подойдет?

– Откуда я знаю? Может через месяц, может через три. Вы везите камень, пока мы добрые. Оплатим, когда будут деньги. Лужков нам всегда задерживает с оплатой, а что делать? С замом мэра не поспоришь.

– Меня ваши трудности не волнуют. Договор есть договор.

– Что ты такой тупой? – перешел вдруг на “ты” Ткач, – Будешь настаивать, вообще ничего не заплатим. И никакой арбитраж тебе не поможет. Я сказал, заплатим, в порядке очереди. Радуйся, что тебя в поставщики берем, – предложил директор главного камнеобрабатывающего завода Москвы. Радоваться мне почему-то не хотелось. В дурном настроении вышел из кабинета.

– Подожди меня, – попросил Михайлов, оставшийся у директора.

Вернувшийся от директора Михайлов был настроен дружелюбно.

– Ну, вот, Анатолий Афанасьевич, все разрешилось в вашу пользу. Даже за ваши бракованные блоки заплатим, – улыбнулся он иезуитской улыбкой, – Завтра Фурниченко подготовит договор поставок на год, подпишем, и будем работать.

– У нас не осталось денег на закупку и отправку вам блоков. Так что работать будем, когда вы оплатите так называемые бракованные блоки. И договор подпишу только после оплаты, – решительно заявил ему.

– Это ваше дело, – мгновенно сбросил маску Михайлов, – Тогда ждите у моря погоды, – буркнул он и демонстративно занялся чтением каких-то бумаг.

Не простившись, вышел из его кабинета. Больше мы с ним не встречались, впрочем, как и с Фурниченко. Раз в месяц я обращался к главбуху, узнавал, что меня снова вычеркнули из списка на оплату, прорывался к Ткачу, который при мне включал нас в список на следующий месяц. Через месяц все повторялось. Деньги меж тем становились все дешевле и дешевле.

Так прошли полгода. И вот теперь предстоял очередной поход за своими денежными средствами.

В бухгалтерии меня встретил новый главбух. Оказалось, прежнего выгнали за какие-то махинации. Тем не менее, в списке очередников этого месяца нас, как обычно, уже не было. И я в отвратительном настроении привычно отправился скандалить с Ткачом.

Дождавшись своей очереди, вошел в кабинет и обомлел. За столом сидел сияющий блаженной улыбкой Ткач в малиновом пиджаке.

– Какая красота!  – не удержался, вспомнив братков, – Класс! Где шили? – спросил директора его же словами.

– Нравится? – встал из-за стола модник, предоставляя возможность полюбоваться его обновкой со всех сторон.

– А то, – с деланным восторгом оглядывал я вульгарный атрибут делового мира тех дней.

– Что там у тебя? – прервал, наконец, затянувшуюся паузу довольный произведенным эффектом Ткач. Я протянул свою бумагу, не в силах, якобы, произнести ни слова от зависти к костюму успешного партнера, – Держи, – сунул он мне какую-то визитку. Затем черкнул резолюцию на моей бумаге и протянул руку. Я пожал руку директора, взял визитку и бумагу и так же ошалело вышел. “Оплатить”, – прочел уже в коридоре его резолюцию. На визитке оказались реквизиты пошивочного ателье. “Как мало надо пустому человеку”, – подумал в тот момент и пошел к главбуху.

Через неделю деньги поступили на наш счет. Конечно же, не в полном объеме. Один блок нам все же не оплатили. Еще с месяц я поборолся за наши права, но вскоре сумма, за которую предстояло бороться, стала несущественной из-за жуткой инфляции. Очередная эпопея нашей деятельности стала вчерашним днем.

Денег хватило на все. Самым сложным оказалось купить транквилизаторы. Без лицензии подобные лекарства не продавали даже организациям. Хотел уж, было бросить безнадежные поиски, как вдруг наткнулся на скромное объявление. Созвонившись, выяснил, что лекарства у них без сертификатов, да и продают их только за наличные.

Без санкции Дудеева покупать не рискнул. Позвонил в Бишкек, и Саша сообщил, что скоро собирается в Москву, а потому сомнительную покупку отложили до его приезда. Кроме того, договорились о приобретении дешевенького компьютера. Наконец. Как хотелось, чтобы дочь смогла делать свои задания дома, а не в институте, отстояв большую очередь к постоянно виснущим институтским агрегатам.

И вот мой первый персональный компьютер занял место на столе рядом с факсом. Чем не рабочее место бизнесмена? “Класс”, – сказал бы по этому поводу Ткач, если бы не его совсем иные приоритеты.

Целый месяц компьютер был центром внимания семьи. К дочери зачастили подруги по институту.

– Сломают дорогую вещь, – ворчала теща, подглядывая из коридора.

– Не сломают, – успокаивал ее, – Его невозможно сломать. А что случится, сам разберусь. У нас на работе точно такие.

– Надо же, – удивлялась она, но на всякий случай близко к столу не подходила, смотрела со стороны.

Компьютер понравился и коту. Тот, как и теща, посматривал на чудо техники издали, но однажды, не выдержав искушения, легко вскочил на стол и улегся на клавиатуру. После нескольких безуспешных попыток повторить трюк, заканчивающихся немедленным удалением проказника и перезапуском сходившего с ума компьютера, кот потерял к нему интерес.

Задания заданиями, но все чаще стал замечать, что на экране монитора у девушек преобладали картинки подземелья, в котором некий принц безуспешно пытался перейти хотя бы на третий уровень. На работе я постоянно боролся с бессмысленным использованием машинного времени, но дома. Здесь надо было придумать нечто иное.

Как-то раз, понаблюдав весь обеденный перерыв за нашими рекордсменами, дождался, когда компьютер освободился и включил “Принца”. К концу рабочего дня мне удалось освободить принцессу. Бред. Как можно этим заниматься целыми днями, да еще оставаясь после работы. “А может, я старею?” – впервые в жизни пришла в голову эта дурацкая мысль. Чтобы освободиться от нее, запустил какую-то авиационную игру, и завис.

Я вдруг почувствовал себя в воздухе, как много лет назад, когда летал с инструктором на планере. Конечно же, ничто не заменит ощущений реального полета, когда сам управляешь летательным аппаратом. Но что удивительно, через столько лет у меня сохранилось ощущение воздушного пространства. Поглядывая на приборы и карту, я шкурой чувствовал, где нахожусь, куда перемещаюсь, какие объекты движутся рядом. Словом, эта игра захватила меня надолго.

Освоившись с командами, перешел к выполнению “боевых” заданий.

– Анатолий Афанасьевич, как вам удалось незаметно пройти зону ПВО? – удивился Бетал Хатукаев, наш рекордсмен компьютерных игр.

– На бреющем, – ответил ему, не отвлекаясь от управления “самолетом”.

– Это же трудно. Трясет. Сколько не пытался, все падаю в море, – поделился он.

– Следи за приборами, – посоветовал ему.

– За какими? –  удивил “знаток”.

Конечно же, куда проще включить автопилот и следить, как приближаешься к “границам” противника. И лишь дождавшись, когда тебя “обнаружат”, хаотично маневрировать, уходя от “обстрела”, но не слишком уклоняясь от направления на “цель”. Ну, а уж выполнять “бомбометание” на автопилоте это, по-моему, извращение. Я пикировал на цель, уходя с боевого курса на малой высоте, и потому поражал ее с первого захода.

13