Методика и архитектоника медиаисследования. Учебно-методическое пособие для студентов, аспирантов и исследователей медиа | Страница 4 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Учитывая нарастающую в геометрической прогрессии медиатизацию общества, можно уверенно утверждать: основой будущей ОТЖ должна стать именно категория личности – как индивидуальная («Человек»), так и массовая, коллективная («Общность»): их адаптация (бытие) в постоянно меняющейся реальности, самоидентичность в мультикультурном мире и обретение жизненных смыслов в условиях «медиальности» как новой реалии. Надо отметить, что данный «фазовый переход» – от привычной тысячелетней «реальной реальности» к едва только осознаваемому состоянию «гиперреальности» («глобальному цифровому пространству», «медиареальности», «виртуальности»), привёл к кардинальным, парадигмальным сдвигам в структуре и самоорганизации общества. Рассуждая о «кристаллизации» новой парадигмы, исследователи писали:

«Речь шла в том числе о смене парадигм науки – смене, равноценной переходу от ньютоновской физики к квантовой механике и от линейного детерминизма к нелинейной причинности. И подобно тому, как феномен квантовой нелокальности привел к рождению физики элементарных частиц и волновой теории, так феномены цифровой эры стали точкой «кристаллизации» новой парадигмы в психологии, теории журналистики, массовой коммуникации. Перед наукой возник новый Эверест – проблема психической нелокальности»8. Это порождает отношения «дополнительности и взаимосвязанности» двух ипостасей психики, их коэволюцию и самоусложнение. Это ставит перед медиапсихологией ряд сложных задач, связанных с выработкой нового языка и новых способов осмысления окружающей действительности. Возможным решением этой проблемы может стать эссеизм как универсальный способ осмысления мира, как относительно новый вид философской рефлексии «вне концепций и систем».

Тесно связана с социологией и психологией массовой коммуникации и политология журналистики. Выявление политической сущности журналистики – одно из важнейших направлений её осмысления и исследования. В частности, как взаимодействуют различные социальные теории с практикой политической журналистики в России и мире. Каким образом журналистика встроена в систему структурного и бесструктурного управления обществом (пресловутая проблема «четвёртой власти»)? Какова роль медиа в развитии социально-политической трансформации общества? Каким образом журналистика реализует себя в информационном обмене между субъектами политического процесса? Эти и масса других вопросов ждут своего разрешения в рамках ясной и внятной ОТЖ.

Также одной из важнейших научных дисциплин (хотя о её истинном «научном» статусе до сих пор идут споры), значимых для метатеории журналистики, выступает философия. Точнее, медиафилософия. Реальность медиа, медиальность как новое состояние современного человека – как «онтологическое условие» его существования, требует немедленного осмысления. Лавинообразное возрастание исследований с приставкой «медиа» (от медиатекста и медиазависимости до медиареальности и медиаиндустрии), говорит о глубоких последствиях, произведённых новыми медиа в социальных, культурных и экономических сферах жизни общества. Создаётся впечатление, что данные новообразования превысили критическую массу новаций и, перейдя границы традиционных форм и содержаний, привели к новой, можно сказать «революционной» стадии развития человека: фактически, к формированию «третьей» реальности – уже с приставкой «гипер».

Соответственно, новые задачи возникают и перед традиционной педагогикой (и образованием). В частности, медиапедагогика из «инновационной экспериментальной формы» должна трансформироваться в полноценную отрасль педагогического знания, а её методы и теоретические подходы, с учётом российской действительности и менталитета, должны стать массовыми и получить широкое распространение в образовательном пространстве нашей страны (а не оставаться «узким» достижением таганрогской школы).

Потенциал медиапедагогики, будучи основан ещё на идеях и теориях кинообразования, насчитывает не один десяток лет и может дать общей теории журналистики массу полезных и значимых моделей и подходов, идей и методов преподавания. В частности, «помочь учащимся понять основные законы и язык медиаинформации, развить эстетическое (художественное) восприятие и вкус, способности к квалифицированному анализу художественных медиатекстов». Ведь ни для кого не секрет плачевно низкий идейно-эстетический уровень отечественного кино и телепроизводства (например, сериалов-«новоделов» на Первом канале или развлекательных шоу на кабельном ТВ, фильмов вроде «Левиафан», «9-я рота», «Утомлённые солнцем» и мн. др.). Между тем, журналистика возникает как сложная, открытая, многоуровневая, динамичная, эволюционная система, подчинённая единственной социальной задаче, генеральной функции – устранять избыточные мнения и формировать единое мировоззрение общества на основе социально-эстетической и/или нравственной оценки текущей действительности.

Это определение выводит нас на ещё одну важнейшую для общей теории журналистики науку – культурологию. Помимо традиционных тем (изучение способов и технологий журналистской деятельности; знаковокоммуникативных аспектов СМИ; функционирования языков коммуникации; способов трансляции и воспроизводства социального опыта – культурных образцов и т.д.), достаточно отметить тот факт, что журналист одновременно выступает относительно культуры в четырёх ипостасях10:

– как «продукт» культуры, носитель её норм и ценностей, этики взаимодействия с другими людьми и технологий деятельности;

– как «потребитель» культуры, использующий нормы и правила усвоенной им культуры в своей социальной практике и пользующийся языками и символами коммуникации, знаниями, оценочными стандартами, типовыми этическими формами в качестве готовых инструментов личностной самоидентификации и профессиональной самореализации.

– как «производитель» культуры, творчески реализующий функцию управления обществом через «духовное производство»: порождение мировоззренческих смыслов (своей группы/элиты) и их внедрение в массовое сознание. Кроме того, если припомнить теорию блуждающих генов, ещё одной функцией станет актуализация наиболее значимых на данный исторический момент «спящих» ментальных ценностей и смыслов;

– как «транслятор» культуры, ибо, воспроизводя какие-либо образцы культуры в практических действиях и суждениях, либо давая событиям и явлениям – фактам! – социальной жизни социально-нравственную или социально-эстетическую оценку, журналист тем самым распространяет культурные нормы и образцы в обществе, воспитывает аудиторию.

Можно, наверное, утверждать, что культурология для журналистской теории значима даже не столько формально, как определённая методика познания (что несомненно важно), но скорее, как содержательноориентирующая институция, как некое «поле смыслов», источников творчества и вдохновения. Французский мыслитель Реже Дебре, основатель научной дисциплины «Медиологии», считает, что основной функцией журналистики («медиа») выступает как раз сохранение и передача Традиции, причём любой: религиозной, политической, культурной. Поэтому предметом её, медиалогии, познания становятся механизмы распространения тех или иных доктрин в обществе.

Для нас здесь важно то, что «инструментальный» аспект журналистской деятельности изучен сегодня достаточно скрупулёзно, но вот с передачей «драгоценного» (в рамках духовного наследия и смены поколений) у современного общества есть существенные проблемы: в нём вместо «бережной передачи ценностей» (через «постепенную инициацию» и вдумчивое их осмысление с помощью «хорошо подобранных слов») ныне возобладала «коммуникация» – обусловленная техническими системами (например, гаджетами) идеология массового «общения», точнее, именно что «обмена информацией» (ибо истинное общение требует включённости в него традиционных форм персонального присутствия – диалога, обмена экзистенциальным опытом, чувствами). На смену живому, «телесному» общению приходят электронные (цифровые) посты, смайлы и мемы.

4