Совесть в психологии Маслчет | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Что же означает ошибка ценностного подхода в социальной науке, ошибка тщательного снятия материального покрова с важнейшей темы (властного) взаимодействия людей? Результат такой, будто с короля сняли все одежды и «король-то голый!». Читатель становится мальчиком, которому не ясно, на чем и как построена власть, где лежит знаменитая Кащеева игла? И он становится перед ней беззащитен. Например, он не понимает, почему так важен регламент распределения средств в бюджете и порядок контроля и отчета исполнительной власти.

Подход к теме самоуважения и ошибка Маслоу

Только после выявления феномена уважения на новой ресурсной базе становится актуальным вопрос о самоуважении. Если феномен уважения обнаружен как реакция нашей социальной среды на наши наличные ресурсы и наши способности производить ресурсы и потому на нас, ЧТО ТОГДА означает самоуважение? Зачем оно отдельно, а если отдельно, что чем отлично?

В ходе анализа мнений Маслоу выявилось, что он понимал самоуважение как собственную оценку мнения уважаемого об отношении к нему уважающих. То есть Маслоу фактически приравнял фактическое уважение индивида социальной средой к пониманию (признанию) этого факта уважения самим уважаемым. И это ничтожно мало и почти тавтология.

Здесь есть и проблема английского понимания корня уважение. У Маслоу уважение расписано в английском слове esteem – оценка (и она в реальности англичан всегда означала именно уважение), есть еще и более поздний синоним respect – уважение окружающих к нам. В 1940-е годы в США, а позже в социологии и в обществе понятие самоуважения утратило смысл самоконтроля за своим моральным поведением и было перехвачено практиками рыночного анализа среды для определения своего места и значимости в ней – вполне рыночный вариант.

Знание о среде в режиме «исследую и знаю сам о среде» – есть результат поиска информации, но никак не сама потребность – это, скорее, мотивация к сбору и сам сбор информации. Сбор может производиться службой охранки или безопасности, как и рейтингов бизнеса или опросов общественного мнения о настроениях в обществе. Это технический сбор нашего (или любого) уважения-спроса как ресурса и оценки успешности. Здесь нет ни слова об оценке собственного поведения уважаемого – «за что уважаемый уважает себя». То же самое есть сравнение себя с успехами окружающих – все это метод анализа того, за что вас могут уважать в принципе или за что вы можете себя уважать, если вас не уважают (то есть о вас ещё не знают).

Можно даже предполагать, что новое поколение (включая и часть исследователей) вообще не понимает этот феномен. А вот подсчет, как меня уважают, «сколько кликов или лайков мне поставили» – это понятно всякому торговцу как потенциал покупателей. Потому не зазорно просить друзей поставить лайк «по дружбе». Точно так же думает и записной политик. Более древнее «уважение» представлено сказкой Милна, где сказочный Пятачок из «Все-все-все и Винни-Пух» думает о Слонопотаме: «любит ли он поросят или нет? И КАК он их любит?».

Потому в 2008—2011 гг. в «Реконструкции…» нам пришлось отметить, что «сложно предположить, что Маслоу обдумывал самоуважение как потребность в его смысле, т. е. оценивал подсознательный характер самоуважения» [Четвертаков С. А. 2011a, с. 222].

Самоуважение как отношение к своему поведению

В то время после подробного анализа нам пришлось сделать вывод, что самоуважение – это ситуация внутреннего диссонанса в результате сличения своего прошлого поведения и соответствия его некоей внутренней социальной норме.

Почему у автора возникло такое мнение? Возможно, где-то в подсознании от старой литературы и воспоминаний родителей об образовании и поведении, где-то в памяти всплыло представление, что для ребенка в не бедной семье в начале 20-го века считалось нормальным вести личный дневник, отчитываться перед собой о своих мыслях, чувствах и поведении. Вспомнилось и о еженедельной исповеди большинства христиан, по крайней мере, у католиков и протестантов. Смысл самоуважения когда-то лег в память как отчет за собственное поведение. Вот почему на тот момент, когда взрослый и в возрасте автор этих строк натолкнулся на понятие «самоуважения» – он знал и понимал смысл так, как помнил и потому не обратился к определениям в современной социологии (теперь чисто переписанной в своих основах с западной, а что появилось своего – отдельная тема). И надо напомнить читателю, что в советское время ни темы уважения, ни самоуважения, ни совести, кстати, как и темы страха, он бы обнаружить не смог, исключениями были разделы «буржуазной философии» и реакционного идеализма.

В результате тема самоуважения внезапно породила триаду: 1) память о собственном (иногда и чужом) поведении, 2) социальную норму, принятую индивидом и 3) процесс сличения и оценку их соответствия. И оказалось, что диссонанс может вызвать:

а) состояние напряжения (потребность),

б) обдумывание (мотивацию) и

в) некоторое действие (поведение, адаптацию).

И это означает, что «самоуважение» или СОВЕСТЬ образует потребностный цикл. А из триады элементов цикла а) – б) – в) при обобщении и верно выбранном поведении впервые, то есть в НОВОЙ ИЛИ ТВОРЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ, появляется и г) новый объект – социальное (нравственное) правило, принятое субъектом. А потом правило распространяется постепенно среди окружающих как (моральная) норма. Вот тогда возникает в «Реконструкции…» (2008—2011) результат:

«… не потребность самоуважения, а потребность соответствия поступков и внутреннего мира. Мы вынуждены считать её еще одной формой потребности мира и покоя – потребности в безопасности (теперь нашей души) – это потребность безопасности IV….Совесть – это сторож… ваших внутренних ценностей. Пожалуй, это выше внешних факторов I, II, III. Это внутри тебя – тогда, когда у тебя ЕСТЬ ВСЕ по уровням I, II, III» [Там же, с. 224].

Отсутствие решения в «Реконструкции…»

И в тот момент было принято временное решение – отложить на время тему самоуважения:

«Пока не ясно, стоит ли включать феномен потребности безопасности IV как потребность самооценки в базовые потребности иерархии Маслоу. Она представляется на данный момент не вполне общей для человека и человечества. Ответ сможет дать серьезное социологическое исследование. Скорей всего, уровень IV, – это очень высокая длина логических цепочек, сложная и длинная схема Образа мира…

Мы предлагаем компромиссный вариант вплоть до более точных исследований вопроса. У обычного человека, не обременяющего себя самоанализом, мы предполагаем относительно полное совпадение потребности уважения с самоуважением…. И мы можем делать вывод, что в среднем и в порядке базовых оценок для индивида вполне приемлемо объединять потребность уважения и самоуважения в одну группу безопасности III.» [Там же, с. 225].

В 11.14. «Самоуважение и результаты труда» в «Реконструкции…» было сказано:

«…мы пришли к выводу, что потребность самоуважения есть особая форма неудовлетворенности собой. Она возникает в результате рефлексии и самооценки и выступает как тревожность, которую мы интерпретируем и как разновидность потребности в безопасности. Мы не уверены что она является базовой потребностью (большинства)» [Там же, с. 378].

Вот так и очень осторожно появилась тема самоуважения в анализе по 2011-й год, которая далее в десятые годы развивается в тему совести.

Новое понимание значения совести в текущем глобальном кризисе

Если бы мы не предполагали огромное значение совести в экономике и политике, то не взялись бы за её разработку.

Совесть оказывается, см. 3.12.22., Клондайком для экономики и социального общества, но при условии «всеобщности» как «доверия».

Все нарушения социальных отношений с помощью неравномерного распределения ресурсов – 1) силы и средств насилия; 2) экономического неравенства и извлечения дохода из него и 3) неравномерного распределения образования и информации и искажения информации для извлечения частных выгод – приводят к огромным дополнительными текущим расходам в обществе. Тогда растут затраты на оборону и борьбу с преступностью, расходы на жизнь и стоимость жизни – в связи с источниками монопольного роста цен – и расходы на реальное, а не фиктивное образование, поиск и проверку достоверной информации, а также увеличение времени на установление взаимодействия. И все это оказывается издержками отсутствия совести и самоуважения. И проблема в том, что последствия недостатка их пока не осознаются.

2
Совесть в психологии Маслчет: С. А. Четвертаков 1
Предисловие1 1
Появление темы совести в разработке 1
Отказ от ценностного подхода – ключ к познанию человека 1
Подход к теме самоуважения и ошибка Маслоу 2
Самоуважение как отношение к своему поведению 2
Отсутствие решения в «Реконструкции…» 2
Новое понимание значения совести в текущем глобальном кризисе 2
Культурное происхождение важнейших потребностей, включая совесть 3
Краткое описание приводимого результата и главных его позиций 3
3. Иерархия потребностей МАСЛЧЕТ 3
3.12. Потребность самоуважения или совести 3
3.12.1. Почему самоуважение не является уважением 3
3.12.2. Самоуважение – метанужда как высшая личная тревога 4
3.12.3. Возможно ли самоуважение без уважения? Две культуры уважения 5
3.12.4. Первая культура – неформальное уважение 6
3.12.5. Уважение в смысле «не беспокоить других» уничтожает себя 7
3.12.6. Выводы: самоуважение – функция от уважения, но не всякого 7
3.12.7. Самоуважение. От страха среды к её управлению 8
3.12.8. Объективное и субъективное в страхе среды 8
3.12.9. Страх как жизнь одним днем ведет к аномии 9