Бредогенератор Два | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Кто ты? Как тебя зовут?

– Меня зовут Вумен, и я пока не знаю, кто я. А как твое имя?

– Зови меня Мэн. Я тот, кто хочет быть с тобой.

– Я поняла. Я та, которая еще не сделала свой выбор.

– Извини, я не хочу, чтобы меня выбирали. Я не хочу, чтобы меня с кем-то сравнивали. И я уже тот, который сам по себе.

– Ты тот, который не добился меня, значит, и ничего другого ты не добьёшься. Ты тот, который мне не нужен.

– Ты та, которая мне безразлична. Увы.

Он пожалел, что разговор пошёл не так.

Ей казалось, что она повела себя как-то не так.

Это был урок? Или это уже был экзамен?

Бредогенератор Два всегда учится. Он учится нести свой бред лучше. День ото дня его бред становится всё более опытным.

Он никогда не сдаёт экзамены, потому что в них нет смысла?

Но с каждым очередным бредом он видит несочетаемое в сочетаемом, умное в глупом, необычное в обычном, странное в привычном. Или наоборот?

Привычное в странном, обычное в необычном, глупое в умном, сочетаемое в несочетаемом. Так лучше?

Это одинаково хорошо.

Потому что: Что такое хорошо?

Хорошо, когда спокойно, хорошо, когда активно, хорошо, когда весело, хорошо.

Весело, когда улыбаешься, весело, когда смеёшься, весело.

Весело – это не ржака. Весело – это не тупо весело, это весело по-доброму.

Ржака – это упрощение всего и вся, один из способов деградации. Как просто быть недалёким. Недалёким – не одно и то же, что близким.

– Эй, подруга, ты мне близка, но ты такая недалёкая. Хочешь ржаку?

– Не хочу, я уезжаю далеко и скоро буду далёкой. Ты мне не близок.

– Ну, и вали, а ведь я всего лишь хотел почитать тебе Пушкина.

– Что за бред?

Ангелы купались в ночи, отрывая звёзды от неба и засаливая их вместе с огурцами. В августе всегда много звёзд и огурцов. Почему же не сделать огурцы в звёздном маринаде? Звёздные огурцы только для звёзд. Всем остальным – только звёздный рассол. Шоу «Выпей со звездой» в самом разгаре.

Ангелы смеялись над шоу, смялись над теми, кто звездит, не умея светить. Сиять, сверкать – запросто. Это может каждый. А настоящая звезда должна светить, даже если она оказывается в одной банке с самыми обычными пупырчатыми огурцами.

Один банщик говорил другому:

– Не парься!

– Как же парить других и не париться самому?

– Я вот не парюсь, когда парю других, а парю я даже звёзд. И должен сказать, что голая звезда ничем не отличается от других, тех, которые не звёзды. В бане ведь всё по-простому. Все парятся, и никто не пиарится.

Есть люди, которые не парятся. Есть люди, которые не пиарятся.

Есть люди, которые составляют списки других людей, есть люди, которые сводят других людей в таблицы. Есть люди, которые систематизируют списки и таблицы, составляют матрицы людей.

Есть люди, которым нравится быть в списках вместе с другими людьми, быть в таблицах с другими людьми, быть частью больших человеческих матриц.

Всё это люди, одни и те же люди. И те, что составляют списки, и те, что входят в них. То же и про таблицы, то же и про матрицы.

Таблички нужно бы в жирную рамку…

Список под стекло и в рамочку…

А как ты хотел?

Даже Иисус Христос входит в список. Список богов.

И если боги входят в списки, то что брать с людей?

Список из 12 апостолов такой же список, как и все другие.

А ещё есть список заповедей. И уж он точно очерчен рамками.

Кто не соблюдает заповеди, выходит за рамки.

Все выходят за рамки. Есть ограничение в виде рамки? Сам себя загоняешь в рамки? Выходить за рамки заповедей не страшно? Выходить за рамки приличий ты же себе позволяешь? А выйти за собственные рамки страшно?

Просто возьми апельсин!

Возьми апельсин и сними с него кожуру. Кожура – это рамка сочных долек апельсина. Теперь он не защищён, теперь его можно съесть. Его кожура, его рамка больше не защищает его от твоих зубов.

Знаешь, что тебя отличает от апельсина?

Ты не апельсин!

Впрочем, ты можешь савнивать себя с чем угодно. Все это делают со всем. Сравнивают сравнимые и несравнимые вещи. Психологи даже «лечат» таким способом. Сравнивая несравнимое и на основе сравнений создавая метафоры.

А ведь это всего лишь работа Бредогенератора Два.

– Ну ты и пряник.

– Сам сухарь.

– Ты ещё тот фрукт! То, что ты несёшь, вообще ботва.

– Да у тебя банан в ушах, баран.

– Вот козёл, просто свинья какая-то.

Нет, давайте добрее…

– Рыбка моя, кошечка моя.

– Ты мой львёнок.

– Ты моя зайка.

– Мы с тобой, как голубки.

А кто-то сказал, что всё это хреновая трава, если смотреть в корень.

Чтобы быть тише воды, нужно близко подойти к водопаду. Чтобы быть ниже травы, нужно пройти по тростниковому полю. Всё случается.

Нет сравнений, которые выдерживают сравнения. Однажды сравнение, которое всегда проигрывал, станет сравнением в твою пользу. Об этом знают все. Знают, но молчат. Знают, но тщательно скрывают. Потому что боятся изменений, боятся потерять свои преимущества в сравнении. Ты тоже начнешь бояться, если изначально сравнение будет в твою пользу. И единственный способ не бояться проиграть в сравнениях, отказаться от них. Перестать сравнивать.

Но ведь сравнение – одна из основных функций мозга. Как же делать выбор без сравнения вариантов?

Вариантов может не быть. Выбор между нескольких вариантов – это мука. Мука бесконечных сравнений.

Кто-то высыпал муку на стол. Пшеничную муку. Задумался, а не испечь ли ему хлеба. У него было всего два варианта. Испечь или не испечь. Мука продолжала лежать на столе. Он испытывал муку раздумий и сравнений. Мука просто была высыпана на стол.

Если бы он был голоден, то просто замесил бы тесто. Если бы он был сыт, то не высыпал бы муку на стол. Ждать? Ждать, пока проголодаешься, чтобы начать замешивать тесто? Пока замесишь, пока испечешь, уже проголодаешься очень сильно. Но варианты все равно есть!

В конце концов можно просто гордо умереть с голоду, чтобы не испытывать муки сравнений.

Какая чушь, не правда ли? Только Бредогенератор Два мог такое придумать? Вряд ли. Здесь на лицо попытка логики, но ведь здесь пытка для мозга?

Пытка мозга стекала по лицу слезами. Стекала, как непридуманное имя для любви. Стекала, чтобы раствориться в эмоциях, как в воде, в эмоциях, как в равнодушии, как в спокойствии. Все течет, испытывая что-то.

Испытывая муки или испытывая себя, а может быть испытывая тебя? Пытка и испытание так близки. Кто-то проходит сквозь испытания, а кто-то проходит сквозь пытки. Говорят, что есть люди, которые проходят сквозь время, но кто их видел? Кто их знает?

Кто догадывается об их существованиях?

Ты умеешь проходить сквозь время?

Попробуй пройти хотя бы сквозь минуту.

Время Икс спорило с временем Игрек, пока не наступило время Зет. Огонь загорелся, огонь потух, но тепло осталось. Дверь открылась и закрылась, но ты уже вошёл в дверь.

К какому времени ты принадлежишь? Какое тепло ты в себе хранишь? Дверь для тебя сзади или спереди?

Однажды снова придёт время Икс и начнет спорить с временем Игрек. Однажды снова захочется тепла, и ты разведешь огонь. Впереди будет много дверей, в которые нужно будет войти.

Так всегда, но появляется линия.

Линия времени. Кто-то говорит, что она искривлена, кто-то утверждает, что линия времени – это спираль, а кому-то всё равно, потому что у него сегодня выходной. Линия времени пронизывает пространство, и это уже заумно, а пространственно-временной континуум волнует только безумного доктора физики с углубленным знанием философии квантовых скачков. Или сачков?

Ученые – это ведь квантовые сачки. Кто может поймать мысль и пустить её по кругу? Только учёный! Потому что… Это можно сделать, только если ты сачок. Сачок для ловли мыслей.

Отпусти свою мозговую активность навстречу счастью, и с тобой будет сила безмыслия.

А правда, что бред и безмыслие братья навек?Или только до следующего многоточия?

Безмыслие начинается со сосредоточения, а бред начинается с точения среды, с точения внешней среды или внутреннего точения себя, не так важно. И вообще, бредовая мысль всё равно мысль, а не отсутствие мысли. Бредовая мысль может вызвать безмыслие – это ведь факт? Или бредовый факт?

2