О жизни в шутку и всерьёз. Рассказы и статьи | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

О жизни в шутку и всерьёз

Рассказы и статьи

Любовь Шифнер

© Любовь Шифнер, 2019

ISBN 978-5-4493-6142-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Из сундучка памяти

Сборник рассказов

Некоторые события уходят без следа в прошлое, иные остаются в памяти надолго.

Штаны по паспорту

Во времена развитого социализма, мы регулярно ездили в Москву за мясом и колбасой, а иногда, чтобы купить обнову в виде сапог, туфлей или платья. Написав номер шариковой ручкой на своей ладони, мы простаивали по несколько часов в очереди за нужным товаром.

Однажды в одном из столичных магазинов я увидела в продаже добротные шерстяные панталоны. На этот раз мне повезло – очереди не было. Пробив чек в кассе, я подошла к прилавку.

– А у вас есть прописка в Московской области? – услышала я неожиданный вопрос.

Я недоуменно посмотрела на властную хозяйку прилавка и робко кивнула головой.

– Покажите паспорт.

Я понимала, что требование продавщицы противозаконное, но по молодости лет не решилась качать права и молча протянула документ.

Купленные по паспорту штаны оказались на редкость прочными и долго напоминали мне о той несправедливости, которую учинила распоясавшаяся столичная продавщица.

Встреча с двойником

Как-то в Москву мы приехали вместе с сестрой. Сейчас уже не припомню цель поездки, но встреча, которая произошла с нами в метро, была удивительной. В вагон поезда вошла девушка, её тонкие черты лица, голубые грустные глаза, тёмно-русые волнистые волосы кого-то мне напоминали. Незнакомка тоже посмотрела в мою сторону, взгляды наши встретились. Вдруг меня осенило – мы же с ней похожи.

– Эта девушка – твой двойник, хоть ты сейчас и блондинка – подтвердила мою догадку сестра. – Твой натуральный цвет волос такой же, как и у неё. В общем, вы между собой похожи, как две капли воды.

Мы проехали несколько остановок, девушка заторопилась к выходу. Бросив прощальный взгляд в мою сторону, она вышла из вагона и растворилась в толпе многолюдного перрона.

– Надо было к ней подойти и познакомиться, – с сожалением заметила сестра. – Такие встречи бывают не каждый день.

Сестра оказалась права, больше никогда своих двойников я не встречала.

Шаловливый зонт

В конце шестидесятых годов прошлого столетия у нас в стране ещё не было складных зонтиков, поэтому приходилось брать с собой в дождливую погоду длинный зонт в виде трости. Благодаря такой конструкции со мной произошёл забавный случай.

Будучи в Москве, нам с сестрой надо было спуститься в метро и проехать несколько остановок. На перроне собралось много пассажиров, но когда поезд остановился, я оказалась как раз возле двери и с нетерпением ожидала возможности первой попасть в вагон. Выходивший на перрон паренёк, пристально посмотрев на меня, круто развернулся и направился снова в вагон. «Неужели я ему так понравилась?» – с гордостью предположила я.

Вдруг я почувствовала, что кто-то ухватился за мой зонт сзади и с огромной силой тянет. Я заподозрила сестру в намерении использовать меня для лёгкой посадки. Приложив немалые усилия, я всё-таки забралась в вагон, с негодованием повернулась к сестре и увидела невероятную картину.

Сестра извлекала рукоятку моего зонта из кармана пальто, а удививший меня паренёк с трудом освобождал петлю своей куртки от спицы того же предмета. Оказалось, что не только сестру я затащила в вагон. Моё предположение о любви с первого взгляда оказалось ошибочным.

Давай, выйдем!

В советские времена в России безработных не было. Если кто-то решался долго оставаться бездеятельным, то ему грозила уголовная статья за тунеядство, исполнялся основной тезис социализма «кто не работает – тот не ест».

Лица, вернувшиеся из тюремных застенков, не оставались без пристального внимания правоохранительных органов и общественности, их спешили трудоустроить. В отдел кадров предприятия от городских властей приходило распоряжение, и оступившийся член общества тут же получал работу.

Подобным образом к нам в конструкторский отдел попал Гоша Угрюмов, худощавый черноглазый мужчина невысокого роста, имеющий в своём жизненном багаже восьмилетний срок тюремного заключения за убийство соседа по коммунальной квартире. Подробности биографии нового сотрудника быстро распространились в отделе, и все с опаской посматривали на бывшего заключённого. Гоша ни к кому не навязывался с разговорами, возможно, чувствовал нашу настороженность. Весь день он стоял у кульмана, не спеша чертил, иногда задумчиво поглядывал в окно, иной раз переводил мрачный взгляд исподлобья на сотрудников, как будто ожидая какого-нибудь подвоха.

Наступила осенняя пора. Как водится, почти все инженерно-технические работники нашего предприятия были направлены в подшефный колхоз на уборку картофеля. Совместная работа на природе расковывает и сближает, отовсюду слышен звонкий смех, отголоски шуток и весёлых разговоров. И только Гоша, как всегда, был мрачен и молчалив.

Ударно поработав, мы усаживались на слегка пожухлой травке, распаковывали свои авоськи с провизией и с отменным аппетитом обедали. Однажды Гоша куда-то исчез и появился к концу нашего перерыва явно поддатый.

– Кончай заправляться! – весело крикнул он. – Пора на поле!

– Гоша, я смотрю, ты тоже успел заправиться в сельмаге? – пошутила я.

– Ты на что намекаешь? – взбеленился он. – Пойдём, выйдем и разберёмся.

Я растерянно посмотрела по сторонам, пытаясь понять, куда меня приглашают для разборки.

– Гоша, почему ты так разволновался? Это же шутка, – решила я не испытывать судьбу.

– Так-то оно лучше, – грозно заметил Гоша и закурил беломорину.

Когда колхозная страда завершилась, и мы вернулись к своей основной работе в техническом отделе, Гоша неожиданно ополчился на начальника.

– По Вашей вине я потерял квартиру, – высказал Гоша шефу свои претензии.

– Причём тут я и твоя квартира? – удивился начальник.

– Вы меня постоянно посылали в колхоз, там я от усталости выпивал бутылку портвейна и приходил домой выпивши. В конце концов, женщина, с которой я прожил целых полгода, прогнала меня из своей квартиры. Это лежит на Вашей совести! – сердито добавил Гоша.

Цыганки сербиянки

Когда жизнь человека протекает в нормальном русле: есть семья и работа, нет серьёзных проблем и потрясений, то он редко задумывается, что его ждёт в будущем. Клиентуру гадалок чаще всего составляют женщины, которые по воле судьбы или каких-либо обстоятельств остались в одиночестве. Чтобы выслушать прогнозы о своей судьбе, они готовы преодолеть любые расстояния и заплатить немалые деньги.

О цыганках-сербиянках, проживающих в небольшом подмосковном посёлке, у нас в городе ходили легенды. Оказавшись в статусе разведённой женщины, я решила наведаться к знаменитым гадалкам и узнать, как сложится моя дальнейшая жизнь. Выйдя из вагона пригородной электрички, я спустилась с платформы и остановилась в замешательстве. Точного адреса я не знала. В это раннее утро никто из жителей посёлка мне не встретился, и я направилась к крайнему дому. На стук в дверь откликнулась старушка.

– Небось, цыганок ищешь? – спросила она, появившись на крыльце.

– Как вы догадались? – приветливо улыбнулась я.

– Таких, как ты, сюда много приезжает. Иди прямо по этой улице, у колонки повернёшь направо, а там и увидишь их хоромы, – скороговоркой произнесла она и скрылась за дверью.

Старушка не преувеличила. В самом конце переулка возвышался двухэтажный кирпичный дом. Видеть такое грандиозное сооружение у частных лиц в эпоху строительства социализма мне ещё не приходилось. Окружённый со всех сторон высоким глухим деревянным забором, он казался неприступной крепостью.

В нерешительности я подошла к калитке и слегка нажала на кнопку звонка. Дверца приоткрылась, и я увидела пожилую опрятно одетую цыганку.

– Заходи, дорогая, – ласково обратилась она ко мне. – Судьбу свою узнать хочешь?

– Для этого я к вам и приехала.

– За гадание придётся заплатить пять рублей. У тебя есть деньги?

– Конечно, – уверенно произнесла я и полезла в сумку за кошельком.

1