Лето длиною в жизнь. Рассказы | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Лето длиною в жизнь

Рассказы

Евгений Чертовских

Редактор Марина Леонидовна Чертовских

© Евгений Чертовских, 2018

ISBN 978-5-4493-6246-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ЛЕТО ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

1

Колонна бронетехники неспешно продвигалась по извилистой дороге между скал. Глаза старались прощупать каждый камень. Кроме работающих двигателей и хруста камней под колесами бронетранспортёров ничего не было слышно. Все молчали.

Огромной силы взрыв разорвал тишину. «Фугас», – промелькнуло в голове. Удар в грудь. Чувство полёта. Полёта в никуда…

Василий проснулся. Опять этот сон. Прошло уже более десяти лет, как он вернулся из Афганистана, но один и тот же сон с тупой периодичностью снится все эти годы. После этого сна, как правило, весь день болит голова, появляются чувство усталости и видения. Видения, как короткие рекламные ролики, непонятные и всегда в чёрно-белом цвете. К середине дня это начинало раздражать, и Василий искал выход, к вечеру он его находил в бутылке. Из-за этой проблемы восемь лет назад ушла жена. Жизнь покатилась не в лучшую сторону.

– Когда же это закончится, – тяжело вставая, пробормотал сонный Василий, хотя внутреннее чутьё ему подсказывало, что это никогда не закончится.

На часах было без двадцати минут пять. Апрельское утро. Весна. Подошёл к окну, открыл форточку и закурил. Лёгкие хотели наполниться свежим весенним воздухом, но получили значительную порцию табачного дыма так, что сковало дыхание. Голова начала наливаться свинцовой тяжестью. Сильный кашель дал выход накопившемуся напряжению.

– Гадость! Надо завязывать с курением, – с этими словами Василий выбросил сигарету в форточку.

Не успел огонёк от непогашенной сигареты скрыться из виду, как зрение затмила короткая вспышка. И в ней сознание Василия увидело летящее большое колесо от грузовика, а за ним катилось маленькое, совсем игрушечное. Всё видение длилось не более одной секунды, но оно было очень отчётливое и хорошо врезалось в память. Он обхватил ладонями голову и сильно сдавил виски.

– С этим надо что-то делать, – медленно и чуть ли не по слогам проговорил Василий, – или в психушку, или… не знаю куда.

Всё. Сон уже не к месту. Водка утром не идёт в горло. Кофе.

Василий пошёл на кухню, поставил чайник на плиту. В большую четырехсотграммовую кружку насыпал четыре ложки растворимого кофе, через край банки сыпанул сахарный песок.

Он стоял и смотрел на идущий из-под крышки пар. В ушах шумело. После контузии он постоянно слышал шум, напоминавший звук сыплющейся металлической стружки.

Раздался свист, оповестивший о готовности кипятка.

Майор Василий Скоков сидел на кухне «хрущёвки», смотрел в окно и пил крепкий кофе. Вороны суетились на берёзе, которая росла напротив его окна. Глядя на то, как птицы перепрыгивали с ветки на ветку, он думал о странностях жизни. Вот так же, люди суетятся, пытаясь найти более удобную и крепкую ветку в жизни. Чего он достиг в свои тридцать девять лет? Семью не завёл, вернее развалил. Ушёл от жены и малолетнего сына. Хотя, это жена ушла от него. Но это дело не меняет. Хорошо хоть оставил им квартиру, а сам перебрался в однокомнатную «хрущёвку» на окраине Москвы, которая досталась ему от родителей. Что ещё? Уволен в запас по сокращению штатов. Третий месяц не может устроиться на работу. С головой не дружит, глюки.

– В потолке открылись люки, ты не бойся, это глюки, – процитировал Василий и сделал большой глоток кофе.

Отхлебнув ещё из кружки, он бросил взгляд на разбросанные по всему столу страницы газет с его пометками на объявлениях о работе. После нескольких сделанных звонков, он понял, что стране нужны работники в возрасте до 32 лет, и никому нет дела до того, что у тебя высшее образование, огромный опыт работы с людьми, ордена, медали и командные должности. Им такие не нужны.

– Да, кстати, – пробормотал Василий, – как бы не забыть о сегодняшней встрече.

Сослуживцы о нём помнили. На днях был звонок от однокашника по военному училищу, предложил поработать охранником в крупном магазине. Надо ехать на встречу. Пусть хоть такая, но работа. Три месяца безделья начинали давить, хотелось активности в жизни.

2

Спускаясь по лестнице с четвёртого этажа, Василий ощутил накатывающуюся боль в области висков. «Начинается», – подумал он и потёр ладонью правый висок. Когда открыл дверь подъезда, яркое солнце ударило по глазам и Василий увидел, как перед ним захлопнулись двери вагона электропоезда. Непроизвольно он отскочил назад… Во дворе дома на детской площадке играли двое маленьких детей, две старушки сидели на скамейке и оживлённо беседовали, не забывая поглядывать на малышей.

Василий опять потёр висок, осмотрелся и пошёл в сторону метро.

Как не спешил, но к пешеходному переходу он подошёл, как раз в тот момент, когда загорелся для него красный свет. Дальше всё произошло очень быстро. Со стороны начавших движение машин раздался чей-то крик: «Берегись! Колесо!». Люди, стоящие у перехода, начали отпрыгивать в разные стороны, некоторые из них падали на проезжую часть дороги. Большое колесо от грузовой машины не катилось, а летело в сторону пешеходного перехода.

Слева от Василия стоял грузный мужчина, а за ним молодая женщина с коляской, которая старательно вытягивала голову в сторону, откуда раздавались крики. Василий увидел колесо. Оно мчалось прямо на коляску, которая на полкорпуса выглядывала из-за мужчины. Василий, не раздумывая, оттолкнул локтём мужчину и ударил ногой по колесу коляски. От удара коляску развернуло и в то же момент, огромное колесо пронеслось через то место, где она стояла до этого.

– Убийца! Ты что сделал! – закричала на Василия женщина, беря на руки и прижимая к себе ребёнка.

– Я тебе морду разобью, – угрожающе закричал мужчина, надвигаясь на него.

– Стойте! Он же ребёнка спас от колеса! – кричала какая-то женщина с сумкой-тележкой.

Начался шум и активное передвижение людей в зоне пешеходного перехода. Придя в себя, женщина с ребёнком ушла. Но тема для разборки была брошена в толпу и обсуждение произошедшего, на повышенных тонах, продолжалось. Пользуясь моментом неразберихи, Василий потихоньку выбрался из толпы, перешёл улицу и скрылся в метро.

Спускаясь на эскалаторе, он обдумывал странное происшествие. Сейчас точно вспомнил, что маленькое колесо в его видении было колесом от детской коляски. Но голова продолжала болеть, и чем ниже он спускался в метро, тем боль становилась сильнее.

Зайдя в вагон поезда, встал у противоположной двери, хотя в вагоне было много свободных мест. Он никогда не садился в метро. Ещё в детстве отец ему как-то сказал: «Не садись, насидишься ещё. Пусть другие сядут». Прислонившись спиной к двери, он вспомнил отца, совместные прогулки по московским улицам, как отец показывал, где находятся туалеты: «Запоминай. Не все знают, где их искать».

Из воспоминаний детства вывел голос по громкой связи: «Не держите двери! Вы мешаете отправлению электропоезда!». Василий осмотрелся, все сидели спокойно.

– Отпустите двери! – настойчиво продолжал вещать тот же голос по громкой связи.

И тут Василий обратил внимание, что все смотрят в одно и то же место. Он повернул голову в ту же сторону и увидел молодого парня, который стоял в проёме двери, упёршись в одну дверь правой ногой, а в другую – левой рукой. Молодой человек спокойно разговаривал со своим приятелем, стоящим на платформе и никоим образом не реагировал на голос из громкоговорителя.

Василий спокойно подошёл сзади к парню и ладонью толкнул его в спину: «Там поговорите». Ничего не понимающий молодой человек вылетел на платформу. Перед носом Василия захлопнулись двери. Он повернулся и также спокойно пошёл на своё место. Все в вагоне молча смотрели, в глазах людей было осуждение. Одна старушка тихо проговорила: «Даже слова не сказал ему». Он остановился и посмотрел на пожилую женщину. Та замерла, на лице застыл страх, как будто её сейчас этот ужасный мужчина растерзает. Василий улыбнулся и продолжил движение.

Как ни странно, но голова перестала болеть. «Вывод первый – чтобы перестала болеть голова, надо кому-нибудь врезать», – этот вывод ему понравился и он опять улыбнулся.

1