Бурый от тины | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Бурый от тины

Самни Свой

© Самни Свой, 2018

ISBN 978-5-4493-6287-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Бурый от тины

Распахнув хлипкую дверь, впустив ночную прохладу, Джузеппе, по кличке Сизый нос, влетел в темную мастерскую. В глазах старика – дикий ужас, хоть святых выноси, а в руках увесистый дергающийся холщовый сверток.

– Карло! Ты не поверишь! Смотри… смотри, экого чёрта нашел! – Джузеппе положил сверток на стол и прежде, чем развернуть, нервно сдернул шляпу и перекрестился.

– Бог ты мой… изыди, – Карло отпрянул и попятился от живого извивающегося обрубка, как от лешего, а потом перекрестил его и себя. – Свят! Свят!

Трупные красно-зеленые пятна на коре, остатки тины, шероховатости и трещины – всё напоминало кусок тела покойника. Кора грубая и сморщенная, как кожа у древнего старика, а услышав голос, раздающийся из недр полена – писклявый с хриплым дребезжанием, хотелось бежать прочь со всех ног.

– Жуть принес, убирай его отсюда! Чуть свечу не потушил, врываешься без стука, – Карло поплелся к шкафчику на стене, достал кувшин и пару кружек. – Будешь, по стопарику, авось, отпустит, а то душа из задворок вернуться не может.

Они хлопнули крепкой настойки, ударившей по ногам, и быстренько присели рядом со столом на старую, скрипучую лавку. Где-то далеко голодным волчьим зовом предков взвыла собака. Карло взглянул в маленькое оконце – кровавая луна, отливая червонным золотом, нехотя показывалась из-за старой церкви на холме.

– Давай, поставим его? – предложил Джузеппе, а сам с опаской взглянул на друга.

– Сам и ставь. А лучше, выкинь его, от греха подальше. Принес же черта в ночь полной луны.

На ватных ногах Джузеппе подошел к мерзкому извивающемуся полену. Руки от страха тряслись, как у замершего. С грехом пополам получилось поставить обрубок на верстак. Под дверью внезапно свистнул шустрый ветерок, отчего та неприятно скрипнула.

– Лучше переверни, так он на инкуба похож.

Джузеппе перевернул полено – теперь сучок располагался вверху.

– А что? Карло! Вырежешь из него куклу, научишь красиво говорить, потом выйдешь с шарманкой на улицу, а он песенку добрую – одну, вторую споет. Деньгу зашибешь.

Полено несколько раз шевельнулось, подпрыгнуло и, остановившись сучком в направлении стариков, затихло, будто прислушиваясь.

– Акстись! – Карло наложил на себя крещение и повернулся к иконам в дальнем углу. – Даром не нужен! И с деньгами не возьму. Еще по одной?

Приятели опрокинули по второй.

– А енто – какое дерево? И пищит ведь, тварь… не разобрать!? – выдохнул Карло, морщась от настойки.

– Вроде осина, а что?

– Нет – так просто. Символично. Скукоженный какой-то. Кого-то он мне напоминает.

– Давай-ка, дружище, по третьей. И покурим! – пробормотал Джузеппе.

– Курёхи у меня нет, давно не баловался. Наверное, с тех самых пор, когда мы в крайний раз этим занимались! – он показал рукой в сторону оккультной стены славы.

Там висели рисунки, каждый из них – перечеркнут накрест углем. В три ряда. Вверху – какодемон Карабас, а за ним вся свита вурдалаков, вампиров и другой нежити. Начиная со зверей и заканчивая страшными куклами вуду. Поверх всех рисунков, подобно оттиску, на стене виднелась большая, слегка затертая гексаграмма – печать Соломона.

– Помнишь, как мы их? – торжественно спросил Джузеппе.

Карло налил в кружки спиртное.

– Еще бы! Главное – кольев всем хватило.

Они хлопнули по третьей и перекрестились, вспоминая пугающие события минувших лет. Обрубок что-то запищал и начал подпрыгивать.

– Полено на бурята сморщенного похоже, – хмыкнул Карло.

Обрубок допрыгался до того, что с грохотом свалился с верстака. Какая-то часть тины осыпалась от удара. Карло, не вставая со скамейки, сильно оттолкнул его ногой, как надоевшую псину. Кричащее полено отлетело в сторону двери и, простонав себе под нос очередную дьявольскую скверну, ехидно замолкло.

– Бурят из осины, – констатировал Джузеппе. – Где-то я это слышал.

Карло облокотился на стол, всматриваясь в блестящие глаза друга – и то, что увидел, заставило вскочить его как ошпаренного. В нем словно заиграла молодая кровь. Он нервно зашаркал по свободному пространству взад и вперед, изредка останавливаясь, чтобы сощуриться и рассмотреть обрубок.

– Как ты сказал? Бурят из осины? Точно! Очень знакомое. Откуда мы это знаем?

Джузеппе задумался и почесал кончик носа.

– Надо посмотреть, – Карло прошел вглубь мастерской мимо стеллажей со столярными инструментами, небольшими коробками и всякой ерундой «авось пригодится когда-нибудь». Порылся, пошумел чем-то и вернулся с объемной старинной книгой. Аккуратно положив ее поверх стола, он дал знак другу подвинуть свечу ближе.

Переплет из тончайшего металла. Неизвестные буквы названия и орнамента вырезаны и залиты медью с контурным окрасом. Листы книги – тонкая, на уровне пергамента, кора молодых деревьев. Внутри, схожий с нотами текст, и диковинные оккультные гравюры.

Старики склонились к книге и принялись искать.

– Помнишь, Карло, ты обещал меня научить читать эти странные буквы.

– Отстань. И жизни не хватит! – он продолжил поиски, аккуратно и бережно листая по одной странице.

– Пойду, дверь запру.

– Во-во.

Чуть позже им удалось отыскать схожую гравюру.

– Похож! – радостно гаркнул Джузеппе.

– Это точно он, – Карло вглядывался в рисунок полена с сучком наверху.

– Читай, старина, что там?

– А мы почти… правильно его назвали. Тут он именуется – «Бурый от тины – демон низшего девятого круга, питается кровью, в древних письменах, легендах и фольклоре носит второе имя – Буратино. Является хранителем ключа».

Они переглянулись и хитро посмотрели на шевелящийся обрубок.

– Раскусили мы тебя, дурная нечисть! – рявкнул Джузеппе.

Карло стал вчитываться дальше.

– Здесь пишут – «нужно активировать ключ. До начала метаморфозы Бурому от тины надо прозреть и выговориться». Дальше что-то непонятно написано.

– Не ясно мне. Енто как?

– Тихо! «Ключ рождается с появлением сердцебиения. Если демон начнет задыхаться – это знак, нужно забить осиновый кол в сердце». Готовься, Сизый нос.

Карло поднявшись из-за стола, достал из маленького сундука остро-заточенный короткий колышек и тяжелый молоток.

Полено будто почуяло неладное. Оно изгибалось в попытках подпрыгнуть.

– Подними-ка его на верстак, мордой к нам. Держи крепче.

Когда Джузеппе бухнул пенек на верстак, его друг размашисто крепкими ударами вогнал несколько больших гвоздей в основание обрубка, закрепив его вертикально. Тот заверещал как-то глубоко в себе, засопел и согнулся посмотреть, что с ним сделали.

– Вот так надежнее. Давай, Джуз, режь ему глаза.

Старик выхватил из правого голенища сапога нож и подошел к нечисти.

– Смелее, Сизый нос, режь. Пусть прозреет, гадина.

– Ты меня не торопи… в этом деле! – тут он резко ударил ножом в предполагаемое место левого глаза. Полено запищало, прорезь скрипнула и приоткрылась, обнажая безумный зрачок рептилии. Джузеппе отпрянул.

– Может в глаза нельзя смотреть? Как думаешь? – голос Карло напрягся.

Джузеппе, набравшись мужества, вернулся к верстаку. Прицелившись, нанес еще удар ножом. В этот раз немного промахнулся – правый глаз оказался смещен далеко от носа, отчего вид демона изменился. Глаза хоть и получились перекошенные, но в них явно читался оккультный спиритизм с едва заметным оттенком гипноза.

– Не смотри в глаза! – закричал Карло, заметив, что друг подносит нож к своему горлу. Повалив его на пол и отобрав опасное орудие, Карло немного успокоился. – Понял, да? Не смотри!

Дыхание Джузеппе сбилось, и вместо ответа он быстро закивал головой.

Карло помял рукоятку ножа в руке. Опустив голову, чтобы не встречаться взглядом с поленом, приблизившись к нему, он резанул с силой, как мог – на пол бревна. И в этот момент едва слышимый писк превратился в грубый, низкий, почти пещерный голос, отскакивающий эхом из дальнего, темного конца мастерской. Пламя свечи задрожало, создавая на стенах иллюзию танцующих полутеней.

1