Поворот в никуда. Серия-бестселлер «Антипод-жанр» | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Поворот в никуда

Серия-бестселлер «Антипод-жанр»

Константин Марино

Редактор Нислав Смирнов

Иллюстратор Константин Марино

Оформление обложки Константин Марино

© Константин Марино, 2018

© Константин Марино, иллюстрации, 2018

ISBN 978-5-4493-6362-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Аннотация от редактора

Это необычный сборник рассказов в совершенно разных жанрах – фантастика, мистика, приключения, жизненные истории и трагедии, юмор, но все они объединены одним маленьким философским секретом… Угадаете каким? Я уверен: вы его знаете! А если нет, то стоит обязательно прочитать эту книгу.

Коротко о сюжетах

Жестокий эксперимент

В любую минуту нашей обычной земной жизни может произойти самое страшное. И мы должны понимать, что не все в нашей власти… Рассказ в жанре фантастика о нло, инопланетянах и экспериментах жестокости.

Страшное предвидение

Кто из нас знает, на что способное наше БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ? А оно – всемогуще! Рассказ в жанре фантастика о предвидение страшного: смерти, бандитах, суициде и спасение.

Сладкая ягода

Бедная женщина света белого не видела, проживая с мужем-алкоголиком. Вечная нищета и побои, страх за ребенка – вот из чего состояло ее «женское счастье». И только ближайшая подруга защищала сельскую забитую женщину от тирана. На удивление и пьяница-муж с уважением относился и даже прислушивался к этой благополучной паре. Казалось, хуже уже не будет, но в их дом пришла беда. Мужчину парализовало, и понадобились деньги на операцию. Необходимо срочно ехать в столицу. Что делать? На помощь пришла опять же сердобольная подруга, одолжив нужную сумму. Вот только с возвратом, конечно. И обязательно официально оформив сделку. Под залог пошел дом… Муж, после операции осознал, что натворил в своей жизни, сколько горя принес своим родным людям. Они поклялись начать все сначала, ради своей любви, ради ребенка! Но беда не приходит одна… Им просто не куда больше возвращаться. Их предали все друзья… Жизненная история о женщине, счастье и горе.

Приключения Лёхи Шкета

Жизнь полна сюрпризов! И очень многое из того, что происходит в нашей с вами жизни, зависит именно от нас самих. Паренек Лёха, несмотря на «темное» прошлое, сумел сохранить в себе доброту и умение радоваться даже мелочам. Кто бы мог подумать, какие необыкновенные приключения ждут простоватого и открытого Лёху Шкета на свободе! Жизненный рассказ с нотками юмора о тюрьме, шансе, семье, родных и не очень людях, наркотиках, дружбе и службе, и даже о собаке.

Поворот в никуда

Мы все творцы своей жизни. И делаем мы ее своими руками… Сбежавшая однажды от пьяного дебошира-мужа несчастная женщина, как ей показалось, попала в очень хорошие и заботливые руки пожилой пары. Вот только потом, оставшись без малыша, она поняла, что не все так однозначно… И не все можно вернуть… Особенно жизнь своего ребенка… Трагическая жизненная история о жизни и смерти, детях и семье, о преступном синдикате.

Фантазии замужней женщины

Выходя из здания, Лена прикинула, какие у Козырева имеются достоинства. Он был высок, строен и обладал зелеными глазами и темно русым цветом волос. Короче говоря, напоминал ей первого любимого мальчика. Затем она сравнила своего шефа со своим мужем. Максим тоже был высок и хорош собой, имел темные волосы и светло карие глаза. Пожалуй, три года назад она бы затруднилась сделать между ними выбор. Рассказ о замужней женщине, её фантазиях о сексе и симпатичных мужчинах.

Приключения Лёхи Шкета

1. Свобода

Когда за Алексеем закрывались – с противным, ярко выраженным звуком -давно не смазывавшиеся тюремные ворота, парень уже точно знал, что сюда он больше не вернется. Все, кранты! Надоело. Правда, он даже не представлял, как, собственно, станет жить дальше, по-новому. Ведь, кроме морализаторства надзирателей и стремления остановить карусель отсидок, – никаких перспектив. Сами подумайте, ну, кому он, зек со стажем, нужен? Родным? Точно – нет. Они от него еще во второй срок отказались. На работу вряд ли кто возьмет: статьи, по которым он сидел, в основном за воровство…

Впрочем, Лешка Шкет (кликуха такая) особо ни на что и не рассчитывал. Он степенно отсчитывал шаги, все больше удаляясь от тюрьмы, и предавался своим пока еще грустно-философским мыслям. Которые, благодаря его молодости и складу характера, по мере увеличения расстояния между парнем и его бывшей «альма-матер», становились все веселее и веселее.

Погода по-весеннему радовала, прохожие практически не обращали на него внимания, даже не опасаясь за свои кошельки и другое имущество… Настроение улучшалось на глазах… Но идти ему все равно было некуда…

Неспешно пиная по пути какой-то удобно попавшийся под стоптанный башмак камешек, Шкет усиленно думал, куда податься…

Конечно же, кое-какие знакомые в этом городе у него были. Но контингент они составляли, надо признаться, еще тот… С эдакими друзьями недолго опять на тюремные нары угодить, а возвращаться туда Лешка сильно не хотел. Надоело. Несмотря на достаточно молодой возраст (ему только-только стукнуло двадцать шесть), за плечами числилось уже три ходки.

«Нет, пора за ум браться. Иначе потом поздно будет что-либо менять», – думал он.

Но как жить по-иному, Шкет не знал. Рос парнишка в неблагополучной семье, где воспитанием двух сыновей, одним из которых и был Лешка, особо никто не занимался. Все воспоминания детства – пьянки, разборки, отцовский (еще армейский, а потому практически не стирающийся об их с братом задницы и спины) ремень и вечно пустой старенький холодильник.

Из еды Лешка помнил единственное «коронное» блюдо – лапша «Анаком» в пакетиках. Казалось, они ели ее буквально с пеленок. Поэтому некоторую причастность к китайской, и без него многочисленной, расе простой русский паренек все-таки ощущал…

Итак, Шкет твердо решил, что домой он не вернется и с прошлым постарается завязать. Оставалось только определиться, где можно остановиться и хоть какое-то время пожить, пока не подвернется нормальная работа…

2. «Удачное» ДТП

Он шел и шел в никуда, пиная по дороге камушек и предаваясь своим радужным мыслям, и сам не заметил, как оказался на оживленной трассе.

Яростный визг тормозов и последовавший за ним резкий толчок сначала ошарашил, оглушил, а потом привел парня в чувство. Шкет понял, что от удара его отбросило на несколько метров в сторону и сейчас он лежит на траве, а вокруг растекается что-то мокрое. Возможно, даже его собственная кровь.

«Ни фига себе!!! – пронеслось в голове. – Я хоть живой?!!»

Собрав мысли и чувства в кулак, Леха попытался подняться. И только сейчас заметил, что вокруг него хлопочет, причитая, какая-то полная, совершенно незнакомая ему женщина.

«Наверное, у нее какое-то горе случилось, – подумал Леха, поглядывая на беспокойную гражданку. – Ишь, как убивается!». И только краешком сознания предположил, что незнакомка могла так переживать именно из-за него. Но Шкет сразу выбросил «крамолу» из головы, поскольку даже представить себе не мог, что за него вообще кто-то способен волноваться. Тем более, «что-то» мокрое оказалось вовсе даже не лужей его крови, а просто настоящей, обыкновенной лужей.

Парень попытался сказать женщине, что с ним все в порядке, однако та буквально не давала ему и рта открыть, всячески демонстрируя умение оказывать первую помощь пострадавшему. Кажется, еще немного – и дошло бы до прямого массажа сердца. Впрочем, слава Богу, спасительница ограничилась фиксацией шеи подручными средствами. Колючий обломок оторванной откуда-то доски бесцеремонно впился Лехе в спину, а его старенькая, но такая привычная (потому что на тот момент единственная) рубашка пошла на фиксирующие бинты.

«Спасительница» зачем-то старательно держала Шкета за шею и, кроме того, аккуратно, но упорно тащила за шиворот к своей машине. Более того, женщина даже попыталась поднять его, здорового парня, на руки, чтобы занести-таки в салон и уложить на заднее сиденье.

Чтобы женщина брала его на руки?! Да ни за что!!! Такого унижения Шкет перенести уже не смог. Культурно отстранив заботливые руки незнакомки, парень галантно (насколько, конечно, оказался способен) поднялся, отряхнулся. Заметив порванный рукав старенькой куртки, чертыхнулся, но, увидев округлившиеся от страха глаза тетеньки, тут же извинился.

1