Хранитель мира. Книга первая | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Члены совета неспешно занимали свои места, лениво рассаживаясь за столом. Их выдернули из теплых постелей рано утром, нарушив их привычный распорядок. Лица многих из них от подушки был помяты настолько, что становились похожи на вялый вилок капусты, который вот-вот развалится и рухнет на стол.

– Ну давайте быстрее, если вы так и будете тележиться мы и до ночи не закончим! Пробормотал Олаф, высказывая свое недовольство, чуть повысив тон

Когда скрежет выдвигающихся стульев больше не нарушал тишину в зале, а все члены совета были в сборе, король принялся произнести речь. Но едва они успели занять свои места, как двери в зал распахнулись мощным порывом ветра, издав чудовищный грохот. В проходе появилась хрупкая женщина, убегающая от преследующей ее королевской стражи.

– Стойте, стойте! Трясущимся голосом прокричала она, прежде чем упасть на колени и поднять руки вверх. Всем своим видом она старалась показать, что не имеет злого умысла, проникнув сюда.

Стоявший у нее за спиной запыхавшийся страж, чуть переведя дыхание, оголил свой меч и поднес его к горлу юной девушки. Лезвие по мере тяжелых вдохов стража, который гнался за ней от самых ворот, «бегало» по ее шеи, едва ее не касаясь. Какие-то пару сантиметров и трясущееся рука отделяли ее от смерти.

– Вы идиоты! Я вас всех отправлю на шахты работать! Неожиданно прокричал король

Стоявшая стража лишь в недоумении переглядывалась друг на друга, удивленно разводя руками.

– Как она смогла пройти сюда одна? Сколько вас там человек? Десять, двадцать! Указывая пальцем на девушку, с придыханием произнес Олаф, выражая свое недовольство. И в чем-то был прав.

– Прежде чем вы убьете меня, прошу выслушайте! Обрывисто произнесла таинственная незнакомка, стараясь подальше отклониться от пресловутого меча. От страха ее поднятые вверх руки тряслись так сильно, что это стало заметно окружающим.

– Ты настолько замерзла, что от дрожи тебя аж подбрасывает вверх или ты боишься умереть? С легким намеком на грозность произнес король, всем видом показывая кто здесь гость, а кто хозяин. На лице его, несмотря на самодовольные ухмылки прослеживались нотки жалости к этой девушке. Одна, в окружении врагов она стояла на коленях с поднесенным к горлу мечом, который в доли секунды мог оборвать ее жизнь.

От вопроса короля девушка лишь немного склонила голову вниз, не зная что ответить

– Отвечай, когда к тебе обращаются! Грозно повторил Олаф, сделав твердый жест рукой

– Да, я боюсь смерти… Тихо промолвила она, устремив свой взор в пол, на который уже успело упасть несколько слезинок, стекавших с ее переполненного страхом лица.

– Смерти не боится только мертвый! В этом нет ничего постыдного! Твердо произнес Олаф. Король понимал, что несмотря на весь этот цирк с трясущимися руками и слезами, нужно обладать львиной храбростью, чтобы ворваться сюда без приглашения. Что же такое важное подвигло это юное создание на столь безрассудный шаг? Эта мысль постоянно крутилась у него в голове

– Встань на ноги и сними этот драный балахон – покажи нам свое лицо! Громко, приказным тоном произнес он, сделав снизу вверх жест рукой, будто мысленно скидывая с нее этот капюшон. В этот момент легкий холодок галопом пробежал по его телу. Олаф до последнего надеялся, что это окажется кто-то из дворянок – тогда ему не придется в очередной раз очернять свою душу, вынося смертный приговор*

* В царстве людей существовало классовое неравенство. Что сходило с рук дворянам, никогда не прощалось простым жителям незнатного рода.

После сурового взгляда короля страж наконец-то убрал меч от ее горла. Почувствовав немного свободного пространства, девушка судорожно вздохнула и опустила поднятые руки вниз. Слегка привстав с одной ноги на другую она медленным движением сняла капюшон, приведя в зале настоящий переполох. В зале неожиданно наступила гробовая тишина. Слышен был лишь свист легкого ветерка, настойчиво врывавшегося в зал через узкие щелки в окнах. Перед советом предстала молодая девушка с ярко-голубыми глазами, который сверкали подобно сапфиру на солнце. Ее темно-коричневые по плечи волосы слегка развивались на сквозняке. Хрупкая талия и тонкое лицо с бледной словно снег кожей контрастом выделялись на фоне всех остальных. Но самой главной ее особенностью были уши, которые заострены подобно наконечнику стрелы.

От увиденного Олаф вжался в трон с такой силой, что тот заскрипел. Биение его сердца, рвущегося из груди, ощущалось прямо в горле. Ладони взмокли подобно летной траве после дождя, а лицо стало настолько бледным, что чуть-чуть не дотягивало до цвета кожи таинственной девушки. Мысли суматошно бегали в его голове, пытаясь найти себе место. Львиная уверенность покинула правителя как по дуновению ветра, заставив обомлеть перед увиденным. Сделав несколько неполных вдохов Олав, обуздав свой страх, произнес:

– Так ты Эльф!? Сорвалось с его уст

– Да! Обрывисто ответила она, виновато опустив глаза вниз

– Я думаю ты понимаешь, что ждет тебя за нарушение священной клятвы! Немного «осмелев» продолжат твердить Олаф. Ровно сто лет миновало с тех пор, как нога эльфов ступала на эти земли. Соглашение, заключенное Магнусом, запрещающее любому магическому существу пересекать восточный берег реки никогда не нарушалась! Он постепенно переходил на крик. Последнюю фразу он произнес уже поднявшись с трона, угрожающе указывая пальцем на эльфийку

– Вы можете мне не верить, но я рискнула всем придя сюда!

– И что же такого побудило тебя нарушить клятву и прийти в чужие земли, да еще и ворваться без приглашения прямо к королю!

Сделав глубокий вдох девушка начала говорить:

– Месяц назад в столице клана Таланиусе произошел переворот и кучка заговорщиков во главе с друидом Марцессом захватила власть. Они уничтожили всю стражу, охранявшую священный кристалл в Эйдене и восстановили утраченную когда-то магию, именно благодаря ей я смогла попасть к вам. Теперь они собираются начать новую войну, и закончить когда-то начатое дело Эдалайра. Вы должны быть готовы. Скоро они нападут на границе. Предупредите своих солдат! Именно поэтому я здесь! Я пришла предупредить вас об опасности, так как считаю эту агрессию безумием!

– И почему же я должен тебе верить? Может ты сумасшедшая, которая все выдумала? Может они изгнали тебя с позором, и ты пытаешься им отомстить, подталкивая нас к конфликту? Своей слегка надменной интонацией Олаф пытался показать, что без веских доказательств он никогда ей не поверит

– Я могу доказать! Сказала она, выступив немного вперед

В ответ на такой выпад стража подобно цепным псам ринулась вперед и преградила ей дорогу, заставив отойти на прежнее место.

– Ну попробуй! Только без резких движений, ведьмочка, а то наколдуешь себе отрубленную голову! Засмеялся Олаф, пытаясь разрядить царившее вокруг дикое напряжение. Зал заполнился притворным смехом членов совета, старавшихся угодить королю любым способом, в том числе и смехом над его неумелыми шутками.

Сейчас взор всех без исключения был прикован к ней. Закрыв глаза, эльфийка пыталась отстраниться от множества взглядов, сверливших ее с ног до головы, оказывая сильное давление со стороны.

– У меня получится! Шептала она, пытаясь успокоиться. Напряжение росло, она ощущала каждый сантиметр своего тела, страдающий от дикого волнения. Эмоции и страх одолевали разум юной эльфийки, не давая глубоко вздохнуть и собраться с мыслями. Использование магии требовала повышенной концентрации, чего было трудно добиться в столь стесненных условиях.

– Да ты кажись шарлатанка юная девочка! Может ты и эльф то фальшивый!? Выкрикнул подобно дворовой шавке старый казначей Люткенс, погрузив зал в очередную волну смеха.

– Заткнулись все! Не мешайте ей! Гневно выкрикнул король, внимательно вглядываясь в ее ладони.

В попытке удержать трясущуюся правую руку она схватила ее левой и крепко сжала, пытаясь отстраниться от этого унизительно смеха, который словно каменная плита давил на нее. В этот миг, когда казалось что ничего не получится и силы покинули ее, она вспомнила своего отца – как он подбадривал ее после каждой неудачи. Отец учил видеть положительное даже с самых трагичных моментах. Жить и радоваться, не смотря ни на что. Лик улыбающегося отца на несколько секунд промелькнул у нее в голове, заставив воспрять духом. Она сделала глубокий вдох животом и задержала дыхание. К ней вернулось чувство самообладания и тиски ненавистного взора резко ослабли и с уст ее наконец сорвалась долгожданная фраза

2