Прибежище подонков. Поглощение | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Прибежище подонков. Поглощение

Алексей Александрович Кокорев

© Алексей Александрович Кокорев, 2019

ISBN 978-5-4493-6391-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Прибежище подонков

Часть 1. Кнут без пряника

Между Поволжьем и Уралом не далеко от границы с Казахстаном есть не большой забытый богом городок. В этом городе состоящим по большей части из одноэтажных домишек, почти не было общественного транспорта. Три автобусных маршрута пролегало через весь город, эти маршруты не значительно отличались друг от друга, где то они совпадали и вновь расходились. Производство в городе постепенно отмирало, перчаточная фабрика прекратила свое существование, лишь спиртоводочный завод продолжал выпускать своё пойло. Жители города считали водку местного розлива высокого качества, так как сравнить её было не с чем. В местные магазины товар завозился самый дешёвый по причине бедности населения, разнообразием они так же не могли похвастаться.

Неизвестно, где работали горожане, работы в городке было очень мало. Если не говорить о производстве, количество магазинов можно было пересчитать по пальцам. Были в городе и бары, их было пять, посещать такой бар было мукой, по причине лицезрения в любой день недели одних и тех же посетителей. Возникало ощущение, что, кроме сидящих в баре, других людей не существовало и это сильно портило настроение.

Кроме одноэтажных домишек в городе был микрорайон, состоящий исключительно из пятиэтажек, нет, это не были «хрущёвки», эти дома строили неизвестно какие криворукие рабочие, неизвестно по каким бездарным проектам. Стены квартир в этих домах были безобразно кривые, местами были заметны полукруги и выпуклости, комнатушки имели мизерный метраж, как будто их строили для карликов. Полы квартир были выложены обыкновенными досками, выкрашенными в ядовито коричневый цвет. Надо заметить, что в какую квартиру вы бы ни зашли, везде был один и тот же вид. Жители пятиэтажек не могли себе позволить ремонт, так как стройматериалы в город просто не завозились, по причине всё той же бедности и невозможности предпринимателями реализовать материалы для ремонта. Дворы домов не были заасфальтированы, вместо асфальта лежали строительные плиты, швы между плит прокладывались красным кирпичом. На дорогах, по обочинам отсутствовали бордюры, там где заканчивался асфальт начиналась земля. Осенью во время дождей и весной когда тает снег на дорогах лежала жидкая грязь вперемешку с щебнем, этой жижей был покрыт весь город, не существовало даже островков чистоты. Летом в ветреную погоду поднимались огромные клубы пыли, её было настолько много, что она ощущалась на зубах.

В городе была проблема с водой, нет вода, конечно, была, вот только её качество оставляло желать лучшего. Если налить из крана в стеклянный стакан воды, то через стекло можно было увидеть её рыжий цвет где угадывались соринки, оседавшие на дно. Горожане пили эту муть и для них это качество считалось нормой, с самого рождения они не видели воду прозрачней этой. Местные, общественные бани не могли похвастаться своим сервисом, кроме ржавой воды и убогих тазиков со времён коммунизма, были ещё унылые раздевалки с грязными шкафчиками, запах сырости и плесни летал в воздухе. Человека, приехавшего из другого региона, шокировал город своей дикостью, отсутствием цивилизации, местное телевидение работало три часа в день, радиоволна была в единственном числе, по ней транслировались старые вышедшие из моды мелодии. Бывало, что в радио эфире слышались пьяные голоса просившие поставить какую-то песню, да пьяных пускали в эфир, потому что кроме пьяных не звонил никто. Развлечений в городе не было никаких, провести свободное время было негде, лишь летом горожане спешили к речке, на пляж что бы искупаться и позагорать. С трудом это можно назвать пляжем, песок на нём был серо – грязного цвета, а вода в восьмидесяти метровой ширины речке была рыжей, она несла потоки грязи, той самой, которая текла в водопроводе города. Люди купались в этом потоке и считали, что отлично проводят свое время. Грязь была повсюду, везде, от неё нельзя было скрыться, она преследовала, проникала в одежду, в волосы, ощущалась на губах.

Существовал ещё один микрорайон, он состоял из дорогих коттеджей и находился чуть в стороне от города. В этом микрорайоне жили только нефтяники, жизнь там была совсем не похожая на ту, которая протекала в городе, в нём царил достаток и сытость. Туда не ходил общественный транспорт, туда не мог попасть случайный прохожий, туда мог попасть только владелец коттеджа на личном автомобиле. Нефтяники не считали денег, нужно было в доме достроить баню с бассейном – не вопрос, они тут же выстраивались и неважно, сколько это стоило, главное – желание собственника, других преград не существовало. Таким выглядел город, удаленный на огромное расстояние от развитых районов и перспектив на его развитие не было никаких.

На окраине находилась воинская часть, обнесённая кирпичным забором. Эта часть жила отдельной жизнью, не влияющей на жизнь города. Город также не влиял на жизнь военных, как будто два разных государства находились по соседству и граничили друг с другом. За забором в военном городке царил порядок и чистота, бордюры были выкрашены в кипельно белый цвет, зелёные деревья дарили прохладу и свежий воздух, загораживая казармы и штаб от солнечных лучей. Огромный по своим размерам плац размещался в центре части, на нём проходили построения, в праздничные дни раздавали перед строем награды и почётные грамоты, выделяли лучших и желали успехов в службе. В глаза бросалась чистота и педантичный порядок, аккуратно выкрашенные парадные входы в здания, а возле них клумбы с цветами, но на самом деле за порядком пряталось то, что не уловить с первого взгляда. Человеческие отношения между людьми скрывали совершенно другую картину, отличающуюся от внешнего облика.

Летняя ночь вступила в свои права. Темнота этой ночи давила на поверхность земли. Мрак окружил старое двух этажное здание окна которого были открыты. В окна пробивался лунный свет освещавший множество спящих тел на железных кроватях. Некоторые из этих тел издавали мощный храп. Огромное помещение с этими спящими телами делил пополам широкий коридор. В одном конце коридора стоял телевизор на старенькой обшарпанной тумбочке, другой его конец уводил за пределы этого помещения, где располагались несколько маленьких комнат запирающиеся на ключ на ночь. Дверь одной из комнат была открыта, в ней горел свет, а за письменным столом у открытого окна склонилось мускулистое тело, одетое в штаны цвета хаки заправленные в берцы и такого же цвета майку. Это было пятое по счету дежурство, но, несмотря на это, спать хотелось сильнее, чем первый раз. Чтобы не заснуть, нужно было себя чем-то занять и лейтенант Рязанов сел писать план – конспект. Его рука старательно выводила буквы на клетчатом листе тетради, он был поглощен работой и, казалось, не слышал тихо играющей мелодии из приемника стоящего на большом железном сейфе в углу канцелярии. Над сейфом висела полка со стоящими в ряд уставами и учебными пособиями. Рядом с дверью на вешалке висели сумки с противогазами офицерского состава. За стеной находилась канцелярия соседней батареи, она была зеркальным отражением той, где сидел Виктор Рязанов. Там мирно спал на солдатской кровати его товарищ по службе лейтенант Смирнов. Двое лейтенантов после выпуска одного и того же военного училища попали служить в одну часть, в один дивизион, но в разные батареи. Лейтенант Смирнов был холост, и по этой причине ему не досталось место в общежитии, в первую очередь командование части старалось туда заселять семейных офицеров. Шла третья неделя таких ночёвок и каких либо перемен с решением жилищного вопроса не намечалось. В маленьком городке где располагалась воинская часть военных не любили, эта нелюбовь распространялась только на офицеров. Им не сдавали жилье, при встрече на улице брезгливо отворачивались по непонятной причине. Молодые лейтенанты ещё не знали, что в городе можно было легко нарваться на конфликт, и для этого не обязательно было грубить, ссора могла произойти на ровном месте, без каких либо причин. Враждебность местных жителей с которой столкнулся Сергей Смирнов действовала на нервы, он чувствовал себя чужим и ненужным в этом городе и лишь в воинской части не ощущал негативного давления. Лейтенанту Рязанову повезло больше, он был женат, ему выделили комнату и может быть по этому он не замечал негативного настроя населения.

1