Пристально. Надуманное | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В общем, все как и у людей. На эту тему писал Де Голль в 1944 году после встречи с Рузвельтом: «Слушая американского президента, я окончательно убедился, что в деловых отношениях между двумя государствами логика и чувство значат очень мало в сравнении с реальной силой, что здесь ценится тот, кто умеет схватить и удержать захваченное».

Так что не будет о нравственности политиков. Не будем.

* * *

Ночью из пустого ведра, стоявшего у сарая, раздавались какие-то звуки биологической жизни.

Взял фонарь.

Увидел мышь.

Зачем она туда залезла и как ей это удалось, выяснить было нельзя.

Можно было оставить ее в ведре, а утром кот Шурик кардинально решил бы проблему.

Но разве так надо поступать с попавшими в беду. Выпустил.

Правда, насколько это продлило ее мышиную жизнь, сказать невозможно. В округе злые котищи рыщут, смерть сеют.

* * *

«Погода 14 октября 1969 года была на редкость хорошей», – так начинаются воспоминания одного из руководителей ядерных испытаний на Новой Земле о взрыве 10-мегатонной бомбы.

Как говорится, ничто человеческое…

* * *

Как же рвет душу подвывание потерявшейся собаки, с грязными уже ногами, рыскающей вдоль шоссе. Рожденной для счастья. А не для воли.

Предполагаю, что дворяне средней руки после революции были такими же потерянными.

* * *

Прочитал в некой рецензии на некий поэтический сборник: «поэт от Бога». И далее многозначительное многоточие.

Надолго задумался, соотнося это со своим жизненным опытом, во многом советским. Припомнилось: «Я к вам от Иван Иваныча, мне бы сервелатика и икорки к праздничку». Вполне вероятно, что это теперь такой ритуал в издательствах: «Я к вам от Бога, с поэмой».

* * *

Иллюзии в начале жизни и, так сказать, в ее финале весьма схожи:

Надо слушаться родителей и хорошо учиться, и все будет ха-ра-шо.

Надо слушаться врачей и есть все таблетки, и все будет ха-ра-шо.

* * *

Сегодня был опять в городе Желтого Дьявола (добром, боюсь, это не закончится). Видел необычайно пьяного человека. Который был буквально обляпан светоотражающими катафотами – спереди, сзади, по бокам. И это очень разумный человек. Уважаю!

* * *

Надумалось, о ремеслах. Публицист похож на актера. Рукоплескания, букеты, толпа фанатов/фанаток у служебного входа… Но это было характерно для счастливого бумажного периода данной профессии. С появлением же сети-паутины ситуация изменилась. Вместе с букетами на сцену летят и помидоры. И в том же самом количестве. И в этой ситуации крайне сложно остаться публицистом и не стать пропагандистом, окончательно и бесповоротно, автоматически, незаметно для себя не стать рупором идеи, за которую осыпают цветами.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

2