Экспедиция в завтра | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

И это – вполне ожидаемо.

Главарь этих самых дружинников не хочет компрометировать себя нахальным поведением в княжеской деревне – потом ведь и от князя может нехилая предъява воспоследовать! А заезжие торгаши… тут можно какое-нибудь объяснение придумать. Потом… Хотя в отношении «химиков»… такое поведение мало какой князь или глава рискнет одобрить!

Да, у нас слава жестких и жадных торгашей.

Но – мы никого не обманываем и торгуем честно. Можем даже и в долг что-то отпустить – тем, кого давно знаем. Обидчивые и злопамятные, но ни на кого первыми не наезжаем. С нами выгоднее дружить, нежели враждовать.

И большинство местных заправил, равно как и командиров дружин, об этом хорошо осведомлены.

Так что поведение данного «воеводы» выглядит, по меньшей мере, странным. Если не сказать более…

Связываюсь с лагерем.

– Мне нужна вся информация о командире этой самой дружины! Вся! Хоть на ремни эту троицу распускайте, но я должен все знать немедленно!

А пока парни там потрошат всеми доступными способами пленников, мы осторожно выдвигаемся на позиции. Нельзя терять ни секунды. Ведь любая упущенная минута может стоить жизни тем, кого взяли в плен в поселке эти, с позволения сказать, «дружинники».

Вот уже и дома показались.

По принятому в здешних местах обычаю дома окружены оградой. Не простеньким заборчиком, как кое-где в глубинке, а вполне себе серьезным, кондовым таким сооружением. В два слоя вбитые в землю колья, промежуток между которыми завален камнями и землей. Такую фортификацию с ходу не свалить никаким грузовиком. А про менее серьезные автомашины можно и не говорить. Не говоря уже о телегах «крыс». А въезды в деревню прикрыты «змейкой» из больших валунов и старых бетонных блоков. И там постоянно дежурит вооруженная охрана.

Быстрый наскок становится крайне затруднительным.

А «работающие» в наших краях банды стараются передвигаться как можно быстрее, ибо в этом залог их выживаемости. Допустим, ты что-то там захватил, ладно… И как потом быстро оттуда ноги унести? Скрыть факт захвата от всех соседей далеко не всегда возможно. И сердитых гостей с ружьями и автоматами можно ожидать уже очень скоро!

Но вот против пешего проникновения данное фортификационное сооружение не защищает абсолютно. Ибо рассчитано совсем на другое. Это – противотранспортное, а отнюдь не противопехотное сооружение!

Ну а мы, все из себя такие неправильные, что ходим ножками.

И поэтому, быстро перескочив невысокую ограду, втягиваемся между хозяйственными постройками.

Чем характерны местные жилые деревни?

Отсутствием брошенных домов – те быстро разбираются «на запчасти». Кровельное железо и всякие там черепицы разбирают очень быстро – ибо дефицит! Стекло – вообще молчу… Ну и доски с брусьями – туда же. Не говоря уже о более серьезных вещах. Целая отрасль – «разборщики» – появилась. Заезжают в брошенное поселение и методично разбирают его аж до фундамента, тщательно сортируя все полезные материалы. А потом – на рынок или прямиком к заказчику.

И поэтому каждое строение в деревне кому-нибудь да принадлежит. Сарай для дров, для сена и тому подобное.

Все – под замком, чужой не враз залезет.

А для нас это в плюс – тут сейчас людей нет. И вероятность того, что в каком-либо сарайчике праздно прохлаждается кто-нибудь из местных жителей, – околонулевая. Ибо – базарный день. Все на рынке или около него.

Да и «воевода» пожаловал… Такие визиты обычно тоже никем не пропускаются.

Пискнула рация.

– Кличка – Намид. Настоящего имени наши «гости» не знают. Пришлый, заявился к местному князю около полугода назад. Пришел со своими бойцами и техникой. Поэтому был принят на службу с весьма «вкусными» условиями. Пополнил свои ряды за счет всяческого отребья, к которому, кстати, и принадлежат наши пленники. В деревне сейчас должно быть около пятидесяти человек. На машинах и телегах. Там должно быть еще три блиндированных грузовика и один джип с пулеметом.

– Принял… А сам «воевода» здесь?

– Да. Прикид характерный – черная кожанка и папаха.

– Шашки, случаем, нет?

– Пленные ничего по этому поводу не сказали, – собеседник воспринял мои слова всерьез.

– Ладно, проехали… Цели у них какие?

– Местные задолжали князю…

Ага, стало быть, мы имеем дело со сборщиками налогов? Интересная картинка получается… Но каким боком тут наши ребята вплелись?

Все же современное расположение деревни сейчас играет нам на руку. Люди теперь стараются жить кучно, чтобы в случае какой-нибудь бяки соседи быстро пришли на помощь. А все хозяйственные и складские постройки выдвинуты ближе к ограде. Вот и не встретился нам пока никто из местных жителей…

Чу!

Знак рукой – и ребята тотчас же рассыпаются, скрываясь за постройками и складками местности. Кого-то черти несут…

– Там! Вон там у него сарай!

– Ты сам-то видел?

– А то ж! Лично наблюдал, как он туда бочку закатывал!

Ага…

Кто-то из местных решил проявить инициативу и сдал своего соседа «дружинникам». Что уж там было в той бочке – бог весть, но настучать мужик не преминул. И вот сейчас ведет к вожделенному сараю этих гавриков.

– Внимание всем! – прижимаю к шее ларингофон. – Берем этих! Тихо и без спецэффектов!

Вывернувшая из-за угла троица – двое «дружинников» и провожатый – даже мяукнуть не успела…

Присаживаюсь на корточки, вытаскиваю из кобуры «ругер» и передергиваю затвор. Особой нужды в этом нет, пистолет и так уже на боевом взводе, но вылетевший из патронника патрон эффектно мелькает перед лицами пленников и падает в траву. Ничего, потом подберу…

– Значит, так… Сейчас я задаю вопросы. Тот, кто промедлит с ответом, получит пулю. Для начала – в ногу. А ног у нас всего две! Правда, есть еще и руки… Попадать постараюсь так, чтобы ничего починить потом не удалось. Пистолет бесшумный, выстрелов никто не услышит. А любая попытка заорать или дернуться – буду стрелять прямо в горло.

Почему в горло – непонятно. Но страшно. Особенно потому, что я все это говорю спокойным, чуть уставшим и совершенно бесстрастным голосом. Словно автомат какой-то. Мол, мне тридцать восемь раз похрену, скольких из них я сейчас убью или оставлю навек инвалидами.

– Итак. Вопрос первый – где и кто из вас сейчас расположен? Отвечаем по очереди. Тот, на кого укажу, может говорить. Потом переходим к следующему…

Кивок – и у первого из троицы вытаскивают изо рта кляп – скомканную тряпку.

– В доме у старосты! И в соседнем. А на площади всего шесть человек – за порядком смотрят!

– Почему в доме?

– Так обед же!

– Дополнения будут?

Пленники вразнобой мотают головами.

– Второй вопрос – где техника и сколько народа ее охраняет?

Как выяснилось, грузовики стоят около ворот. Рядом с ними отдельный пост – два человека с ручным пулеметом. Джип с «ПКМ» стоит около дома старосты. Отдельной охраны нет, его хорошо видно с площади.

Трое ребят тотчас же отправляются к воротам, надо тихонько убрать пост на въезде.

– Еще вопрос. У вас тут были «химики». Торговали. Что с ними?

А вот тут – молчание…

Приподнимаю пистолет.

Чпок!

И пуля входит в землю рядом с одним из лежащих.

– Ну?

Местный дергается.

– Выньте у него кляп.

– Убили их! Вот как раз этот и стрелял! – кивает он на своего соседа.

Кляп возвращается на место, а я подхожу к тому, на кого указали.

– Это так?

Голос мой спокоен, и никаких эмоций в нем не слышно. Черт… сколько мне пришлось пережить, чтобы выработать в себе умение вот так говорить…

– Они… сопротивлялись! Атаман сказал конфисковать их вещи и оружие – отдали. А потом… они на нас бросились! Вот и пришлось стрелять!

Местный дергается снова – мол, меня! Меня спрашивайте!

Кляп долой.

– Когда девчонку из «химиков» эти в сарай потащили, тогда и парни за нее вступились! И один дал по морде вот ему! Вот стрельба и началась!

– Так?

Лежащий криво ухмыляется.

– Баба же… не убудет с нее! А то, глядишь, и останется…

Чпок!

Вовремя всунутый назад кляп приглушает вой пленника.

Я не попал ему в ногу, как обещал. Ни в одну.

А аккурат посередине…

Надеюсь, он помрет далеко не сразу.

Рация прыгает в руку.

– Вариант «ноль»! Всем все понятно?

Секунда молчания, и абоненты подтверждают получение указания.

Данный алгоритм действия вступает в силу в том случае, когда кого-то из наших ребят или девчат убивают и делают это намеренно и сознательно.

6